Архив сайта
Сентябрь 2017 (22)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Северо-Западный Кавказ в системе геополитических интересов: усиление внешнеполитического давления

К 30-м гг. XIXв. уровень социально-экономического и общественно-политического развития, достигнутый адыгами, а также наличие экономических связей с Россией, Турцией и другими державами свидетельствует о том, что Северо-Западный Кавказ все активнее втягивался в ход мировой истории. Проблему переселения адыгов (черкесов) в пределы Османской империи необходимо рассматривать на широком фоне международной политики ряда держав, особенно России, Англии и Турции. Именно в период с 1829г. по 1864г. происходит накопление и обострение межгосударственных противоречий, в центре которых оказался Северо-Западный Кавказ. Постепенное нарастание антагонизмов, изменение интересов разных держав в этом регионе прослеживается по основным историческим вехам. Это Адрианопольский (1829г.) и Ункяр - Искелессийский (1833г.) договоры, Лондонские конвенции (1840-1841гг.), Крымская война (1853-1856гг.), и, наконец, последний этап Кавказской войны.

Колониальные происки держав, борьба за рынки сбыта и источники сырья привели к значительному расширению рамок Восточного вопроса[147] и к обострению обстановки на Северо-Западном Кавказе.

Русско-турецкая война 1828-1829гг. завершилась подписанием 14 сентября 1829г. Адрианопольского договора. В четвертой статье, касающейся кавказской проблемы, говорилось, что весь берег Черного моря от устья Кубани до пристани Св. Николая включительно, «пребудут в вечном владении Российской империи».[148] Османская империя лишилась всех опорных пунктов на черноморском побережье Кавказа, а Россия приобрела важную в стратегическом отношении военно-морскую базу - Анапу. Условия Адрианопольского мира «не только пресекали экспансию Турции в этом направлении, но и подрывали ее экономическое и политическое влияние среди горцев Северо-Западного Кавказа, значительно сокращалась работорговля, меновая торговля».[149] Кроме того, неизбежно было падение политического престижа и влияния ислама, «которое и без того не было прочным».[150]

Следует отметить, что, если под территориями, указанными в четвертой статье подразумевался Северо-Западный Кавказ, то Турция ими никогда не владела. Россия же использовала четвертую статью Адрианопольского трактата для присоединения земель, не принадлежавших ей ни политически, ни экономически. Эта крупная дипломатическая победа России упрочила ее позиции на Востоке.

Адыги не присутствовали на переговорах в Адрианополе. Это одна из причин, из-за которой они не признавали Адрианопольского трактата. Но самое главное это то, что горцы никогда не признавали власти российского императора и, тем более, власти турецкого султана. По этому поводу Ф.А. Щербина писал, что они «не признавали чужой власти над собой и терпели турок как единоверцев, а не владетелей».[151]

В политическом, экономическом и культурном отношениях зависимость кавказских горцев от Оттоманской империи была больше номинальной, чем фактической[152]. Но адыги не желали и власти России. Признание Портой восточного берега Черного моря владениями России не имело реальной силы. Утверждение власти России было возможно только в жесткой борьбе с адыгами, хозяевами этой земли. И царизм начинает осуществлять свои планы военно-феодальными, колониальными методами, приступает к утверждению колониальной администрации силой оружия. Николай I писал графу И.Ф. Паскевичу: «Кончив, таким образом, одно славное дело, предстоит вам другое, в моих глазах столь же главное, а в рассуждении прямых польз важнейшее - усмирение навсегда горских народов или истребление непокорных».[153]

Царское правительство давно вынашивало мысль об изменении военных действий против адыгов. В 1830г. командующий войсками на Кавказской линии и в Черномории А.А. Вельяминов представил план быстрого и решительного покорения адыгов, в котором предлагалось «занять все плоскости земли горцев, особенно изобилующие пастбищными местами, и заселить их казачьими станицами, очистив военной силою пространство между верхней частью Кубани и Урупа, селить там первоначально казачьи станицы, а также и на Лабе, а потом занимать земли горцев по р. Белой и другим рекам, заселяя их тоже станицами казаков».[154]

Осенью 1830г. русская армия под командованием фельдмаршала И.Ф. Паскевича приступила к осуществлению плана покорения Кавказа. Начались карательные экспедиции, сжигались аулы, уничтожалось население. В результате царскими войсками был захвачен Геленджик. Русская армия готовилась к крупной карательной экспедиции. Об этом свидетельствует приказ Николая I: «Нанести как можно более чувствительное наказание абадзехам, шапсугам и натухайцам и, не ограничиваясь довершением устройства возведенных на Лабе укреплений, поселений четырех станиц, предпринимая бы в видах будущего занятия линии на Белой, сильное наступательное движение к этой речке и далее за оную, вдаваясь сколь можно далее в горы».[155] Карательные экспедиции, предпринимаемые царским правительством, естественно вызвали сопротивление и возмущение свободолюбивых адыгов. Горцы вынуждены были усилить освободительную борьбу, направленную против колониальной политики царизма и своих феодалов.

Николай I отдает приказ генералу И.Ф. Паскевичу «действовать оружием» и осматривать «без изъятия все суда, пристающие к берегам между Анапою и Редут-Кале».[156] Но царская армия не была еще готова для блокирования побережья на всем его протяжении. Обширный план покорения горцев, разработанный И.Ф. Паскевичем и утвержденный Николаем I, не удавалось осуществить так быстро, как хотелось бы царскому правительству. Планом или «обширным предприятием» («Абхазской экспедицией») предусматривалось «продолжение освоения сухопутного по берегу моря сообщения от крепости Анапа до Поти».[157]

В 1830г. удалось основать укрепления на абхазском побережье в Гагре, Бомборе, Пицунде. В стратегическом отношении наибольшее значение имело Гагринское укрепление, которое должно было отрезать Абхазское побережье от джигетов и убыхов. Создание этих фортов положило начало строительству Черноморской береговой линии. Но реализовать этот план царскому правительству удастся только в 1839г.

В 1830г. общая обстановка на Кавказе не способствовала осуществлению этого плана. Возвращение русских войск с турецкого фронта задерживалось, волнение охватило и кубанских горцев. «Почти не было заметно никаких успехов в достижении этого грандиозного проекта».[158] Кавказская война принимала затяжной характер. Тем не менее, после подписания Адрианопольского трактата российское правительство использовало все возможности по освоению Черноморского побережья. Крепость Анапу Россия захватила еще в 1828г. и, естественно, оставила ее за собой. Начиная с 1831г. на восточном побережье был основан целый ряд укреплений – Геленджик, Новороссийск, Кабардинка, Троицкое укрепление на Пшаде, Михайловское на Вулане, Тенгинское на Шапсухо, Вельяминовское на Туапсе, Лазаревское на Псезуапе, Головинское на Шахе, Навагинское на Сочи и Св. Духа на Адлере.[159]

Весной 1831г. обостряется конфликт между турецким султаном и египетским пашой Мухаммедом-Али. Начинается турецко-египетская война. Египетские войска заняли Сирию и часть Малой Азии и пошли на Константинополь. Египетский паша пользовался поддержкой Франции, которая при его содействии тоже стремилась утвердить свое влияние на Ближнем Востоке. Только помощь России спасла турецкую армию от окончательного разгрома. В 1833г. был подписан Ункяр-Искелессийский договор, согласно которому «мир, дружба и союз будут навеки существовать» между Россией и Турцией и по которому стороны обязывались «согласовывать откровенно касательно всех предметов, которые относятся до их обоюдного спокойствия и безопасности, и на сей конец подавать взаимно существенную помощь и самое действительное подкрепление».[160]

Ункяр-Искелессийский договор явился кульминационным пунктом русского влияния в Турции в XIX в. Северо-Западный Кавказ стал преимущественно сферой влияния России. Создавшаяся обстановка способствовала пресечению турецких происков на Северо-Западном Кавказе. И только в 1840г. Англии удается ослабить влияние России в Турции.

Опасаясь полной изоляции России, Николай I согласился на международное посредничество. В результате в 1840г. Россия, Англия, Австрия и Пруссия подписали Лондонскую конвенцию. Турецкая империя переходила под совместное покровительство четырех держав. Лондонская конвенция была крупным поражением политики Николая I. Он пошел на уступки в надежде на сближение с Англией, мирное решение «Восточного вопроса».

Только с подписанием в 1841г. второй Лондонской конвенции с участием Франции, России удается ослабить влияние европейских держав в Турции. Согласно этой конвенции проливы были закрыты для военных кораблей всех держав в мирное время. В военное же время проход судов зависел от позиции Турции. Тем не менее, лондонские конвенции 1840-1841гг. означали для России отступление на Ближнем Востоке.

В это же время накаляется ситуация и на Северном Кавказе. Начиная с весны 1831г., обострилась борьба адыгов против колониальной политики царизма. Пока внимание царского правительства было обращено к событиям в Польше и турецко-египетской войне, освободительное движение горцев охватило Северо-Западный Кавказ, Дагенстан, Чечню. Командующий войсками Кавказской линии Г.А.Эммануэль в своем донесении генералу И.Ф. Паскевичу писал, что за Кубанью восстали абадзехи. Они успели уже склонить на свою сторону бесленеевцев из покорных нам народов.[161] «Они желают уничтожения крепостей, построенных в их владениях, обещая за это принять присягу на верноподданство Г.И.».[162] Царское правительство дает команду войскам стягиваться к границам абадзехов и «в случае если они (адыге - С.К.) не прибегнут к нему с покорностью, он предаст огню близлежащие аулы и находящиеся на реке Белой ... это должно иметь влияние на прочих подданных России горских народов и остановить восстание их противу нашего правительства».[163]

Абадзехи, шапсуги, натухайцы не желали покориться. Осенняя экспедиция генерала Г.А.Эммануэля не дала желаемого результата. Осенью А.А. Вельяминов в своем рапорте писал, что «за исключением жителей Малой Кабарды все остальные народы были готовы поднять оружие против царских войск».[164]

Несмотря на жестокости со стороны царских войск, адыги не однократно обращаются с предложением принятия от них присяги на верность России. В феврале 1834 г. адыги с предложением мира и прекращением военных действий обратились к командованию царской армии, но на эту просьбу армия ответила целым рядом карательных экспедиций. Русскими войсками, руководимыми генералом Зассом, в Закубанском крае были уничтожены десятки аулов, в том числе и мирных, значительное количество горцев было убито, взято в плен, а также захвачено огромное количество скота и лошадей.[165] Имеются сведения, что в результате трех походов генерала А.А. Вельяминова 1834г., 1835г., 1836г. в долины Абина, Убина, Шебжа, Бакана, Атакуафа, Хабля уничтожено около 200 аулов, а уцелевших порядка 70.[166] А на карте 1860г. долина Абина, где в 30-е годы помечено большое число аулов, совершенно безлюдна.[167]

В 1837г. Николай I, лично побывавший на кавказском побережье, остался недоволен состоянием дел. По его приказу укрепления, строившиеся со стороны Сухума, были продолжены до Анапы, а главнокомандующий на Кавказе барон В.Г. Розен был заменен генералом Е.А. Головиным.

В 1837г. предпринимается новое значительное продвижение русских войск вдоль черноморского побережья. Царское правительство ставит цель окружить горцев и тем самым отрезать их от Черного моря. Возвращение новых фортов и укреплений проходило под командованием адмирала М.П. Лазарева. В 1839г. все укрепления и форты были объединены в Черноморскую береговую линию начальником, которой был назначен генерал Н.Н. Раевский. К 1840г. строительство Черноморской береговой линии было завершено. Она состояла из 17 укреплений и фортов, которые располагались на протяжении 500 км.

Царское правительство придавало большое значение системе Черноморской береговой линии для полного утверждения на Северо-Западном Кавказе. Можно сказать, что колонизация земель закубанских адыгов стала проводиться в соответствии с планом генерал-лейтенанта А.А. Вельяминова, изложенного в записке командиру Кавказского корпуса барону В.Г.Розену 20 мая 1833г. А.А.Вельяминов писал: «1).Главное и надежнейшее средство к прочному овладению горами и покорению обитающих в оных народов состоит в занятии укреплениями важнейших в топографическом отношении мест. 2).Средство ускорить покорение горцев состоит в отнятии у них плоскостей и заселении оных казачьими станицами. 3).Истребление полей их в продолжении пяти лет сряду дает возможность обезоружить их и тем облегчить все дальнейшие действия. 4). Полезнее всего, по-моему, селить на оных казачьи станицы. Наконец, по поселении станиц, устроить в приличных местах укрепления».[168]

Черноморская береговая линия препятствовала морским связям адыгов с Турцией, а также лишала их возможности пользоваться пастбищами, прилегающими к прибрежной зоне. Тем не менее, она не могла быть до конца эффективной и действенной. Одного крейсирования и строительства укреплений было не достаточно для достижения целей, поставленных Россией. Царское правительство приступило к широкой военно-казачьей колонизации земель западных адыгов. Российская империя стала расширять свои владения. Началось заселение русским населением районов Геленджика, Новороссийска и Сухуми. Причем были предусмотрены «разные льготы лицам, которые пожелают поселиться в Закубанских пределах».[169]

Предпочтение оказывалось русским, но среди переселившихся были и «единоверцы» болгары. Новые поселенцы освобождались «на 25-летний срок от платежа в казну всех вообще податей и отбывания рекрутских и других повинностей, под какими бы они наименованиями не существовали». Они могли «приобретать законно всякую собственность», даже земли у горцев, хотя последнее оговаривалось необходимостью получения «позволения начальника Черноморской береговой».[170] Такие «преимущества, - как отмечал Розен, привлекли в Анапу уже около тысячи семейств».[171]

В «Записках императорского Русского географического общества» имеются сведения о том, как проходила колонизация края и количестве населения Северо-Западного Кавказа к 1841г. В документе говорится, что «Мысль о колонизации горских земель, сильно развитая и поддержанная генералом Вельяминовым, была в 1839г. по особому высочайшему повелению подробно рассмотрена генералом Головиным, Грабе и Зассом. Сходясь во мнении с генералом Вельяминовым, император Николай I приказал начать заселение с Востока с тем, «чтобы в первый же год достигнуть Лабы и таким образом отделить с юга часть прикубанских ногайцев, отдаленнейшею от гор и стать прочной ногой в середине Закубанского края».[172] Первыми переселенцами были казаки Кавказского линейного войска. Они основали станицы Лабинскую, Чамлынскую, Вознесенскую и Урупскую с населением 6600 душ. Согласно этого же источника число покоренного населения с русскими, можно было определить, в 30000 душ, непокорного – в 31000 душ:

Из них: Русские - 6000;

Татары (ногайцы и карачаевцы) – 34000;

Абазины – 22000;

Адыги – 253000;

Убыхи – 25000;

Итого: 340600.

За период с 1841 по 1857гг. было устроено в крае 15 станиц.[173] С 1858г. колонизация усиливается, но все еще не переходит Лабу, как и в следующие два года. Только укрепление Майкоп, Псебай и Хамкеты, занятые одними войсками, выдвигаются вперед к западу. С 1858г. по 1860г. водворены в крае еще 14 станиц. Таким образом, к 1860г. вся северо-восточная часть Закубанского края была заселена русскими. Завершить этот процесс царскому правительству удалось только к концу Кавказской войны.

Карательные экспедиции царских войск в земли адыгов сопровождались разгромом адыгских аулов, угоном скота, истреблением населения. Царские генералы предпринимали экспедиции в горы и шли, истребляя все огнем и штыком, захватывая пленных и скот; ничтожное воровство, отгон горцами нескольких штук рогатого скота наказывалось истреблением целых аулов.[174]

Последствием жестоких действий царских войск 30-40 гг. XIXв. явилась частичная эмиграция адыгов в пределы Османской империи. Точных сведений о количестве переселившихся горцев нет. Но А.Г. Дзидзария отмечает, что, пожалуй, это были крупные волны махаджирства XIXв. и, что согласно обзору политического положения Черкесии, относящемуся к 1837г., около 370 семейств, вышедших в середине 30-х гг. из разных мест Кабарды и Адыгеи, были расселены по Черноморскому берегу Азиатской Турции в Трапезунде, Самсуне, Синопе и т.д.[175]

Таким образом, Северо-Западный Кавказ занимал особое место во внешнеполитических планах Турции, России и Западных держав. В первую очередь это обусловливалось стратегической значимостью региона. Адыги, вне зависимости от их воли и желания, оказались в эпицентре «большой» политики. При подписании Адрианопольского трактата, явившегося важной вехой в судьбе адыгов, были проигнорированы их интересы, жизненно-важные проблемы. Россия, получившая юридическое основание для фактического овладения не принадлежавшей ей территорией, приступила к колонизации Северо-Западного Кавказа сугубо военными методами. Развернувшаяся национально-освободительная борьба показала, что адыги не желали признавать власть ни России, ни Турции, отстаивая свое право на свободу и независимость. В ходе многолетней войны адыги истощили свои силы, потеряли значительную часть территории, вынуждены были искать помощи и поддержки других стран.

По мнению большинства авторов, именно события заключительного периода Кавказской войны[176] оказали наиболее пагубное воздействие, усилили переселение адыгов и некоторых других народов Кавказа (убыхи, абхазы). Для выяснения масштабов этого исторического явления, необходимо рассмотреть события последнего этапа и особенно последний год борьбы адыгов за свою независимость.

Как отмечалось ранее, война России против адыгов Западного Кавказа после заключения Адрианопольского трактата принимает легальный характер. С упрочением положения России на Ближнем Востоке и укреплением ее позиций на Черном море и Кавказе создается почва для утверждения колониальной администрации силой оружия на Северо-Западном Кавказе. Политика царизма на Кавказе была очень ясно отражена в рескрипте Николая I на имя графа И.Ф.Паскевича. Этот план предполагалось осуществить в 1830 г. Но в результате упорного сопротивления прибрежных адыгов эту военную операцию удалось осуществить только в 1864г.

Действия царского правительства на Северо-Западном Кавказе активизируются после Крымской войны, закончившейся подписанием мира в Париже 18 марта 1856 г. По условиям этого мира Россия возвращала Турции Карс, Черное море объявлялось нейтральным, Россия и Турция не могли там держать военный флот.

Крымская война, закончившаяся поражением русского царизма и победой антирусской коалиции, привела к ослаблению роли царизма в международных делах. Особенно тяжелыми были для России статьи Парижского мира, касающиеся нейтрализации Черного моря и запрещающие держать там военные корабли. Ситуация для России усугублялась тем, что эти статьи не касались проливов Босфор и Дарданеллы. По условиям

Парижского мира южные границы России были открыты для противника. Т. Лапинский по этому поводу писал: «Морские берега были открыты, и некоторые местности заняты оттоманскими войсками и таким образом, было легко пробраться в страну».[177] Поэтому главной задачей России после Крымской войны была борьба за отмену ограничительных условий Парижского мира.

В результате войны Англия добилась своей главной цели ослабления влияния России на Ближнем Востоке, т.к. все условия Парижского мира способствовали усилению положения Англии на Черном море и без того в то время самой мощной морской державы. Но англо-франко-турецкий план расчленения России и отторжения от нее Крыма, Кавказа, Бессарабии и других районов потерпел полный крах. Что касается Турции, то Крымская война весьма ослабила ее в экономическом, политическом и военном отношениях. Ее флот был почти совершенно уничтожен, армия деморализована. Усилилась зависимость Турции от Англии и Франции. Кроме того, так называемое «коллективное покровительство» держав над турецкими христианами, установленное Парижским миром, означало для них усиление турецкого ига.

Тем не менее, турецкое правительство не собиралось отказываться от своих планов по отношению к Кавказу. Не отказалась от своей главной цели и Англия. В соответствии с планами английского правительства к 1857 г. весь Кавказ должен был быть завоеван. Пользуясь ослаблением России в результате Крымской войны, правящие круги Англии и Турции путем дипломатического нажима пытались добиться признания Россией независимости Черкесии. Одним из обсуждавшихся вопросов на Парижском мирном конгрессе 1856 г. был так называемый «черкесский вопрос». Из донесения графа Н.А. Орлова К. Нессельроде видно с каким упорством делегация Англии добивалась признания «независимости» Черкесии: «Давая отчет об этой главной части наших дискуссий, я не могу умолчать о той настойчивости, которую выказал лорд Д.У. Кларендон, стараясь вырвать у нас обязательство, что мы не будем строить заново на азиатском побережье укреплений, в данное время покинутых или разрушенных».[178] Но английская дипломатия потерпела поражение. Правящим кругам Англии не удалось добиться признания Россией «независимости» Черкесии. О значении итогов Парижской мирной конференции можно судить из заявления лорда Маннерса, который на заседании палаты лордов 5 мая 1856 г. сказал, что уступки английской делегации по «черкесскому вопросу» дают России «санкцию европейского закона для приобретения всех этих важнейших территорий».[179]

Парижский договор вызвал глубокое разочарование в Англии. Как заметил Поццо-ди-Борге «общественное мнение Европы отдало Кавказ России». Лондон, поставив подпись под Парижским договором, обязывался, по крайней мере, молчаливо примириться с этой печальной для него реальностью. Мрачным комментарием итогов войны прозвучали слова Д. Каннинга: «Будущее Черкесии – безнадежно».[180]

В Лондоне понимали, что победа русской дипломатии лишила их удачного шанса отторгнуть Кавказ у России. Поэтому после 1856г. в Фориноффис такой задачи уже не ставили. Лондон вынужден был признать поражение своей многолетней политики в Черкесии и отказаться от ее продолжения. Англия лишилась всякого повода к вмешательству во внутренние дела России.

Россия, потерпевшая поражение в Крымской войне вынуждена была сосредоточить свое внимание на внутренних проблемах и на какое-то время отойти от внешней политики в Европе и на Ближнем Востоке. Перед царскимправительством встала задача скорейшего завершения длительной и дорогостоящей войны на Северном Кавказе.

С 1856 г. усиливают эскалацию военных действий на Северо-Западном Кавказе. Если до 1856 г. на Кавказе русское правительство, кроме казачьих поселений, держало «118 батарей регулярной пехоты, 1 драгунский, 20 донских полков и 32 батареи, что составляло действующую армию в 140 тысяч, а все число войск и нестроевых команд простиралось свыше 200 тысяч»,[181] то после Крымской войны на Кавказе царское правительство держало 18 пехотных дивизий, принимавшие участие в войне с Турцией. Кроме того, с 1856 г. главнокомандующим Кавказской армией был назначен князь А.И. Барятинский. В своих воспоминаниях о Кавказской войне полковник генерального штаба Д.И.Романовский писал: «Все мною виденное и читанное не составляет во мне ни малейшего сомнения, что быстрым покорением Кавказа Россия обязана покойному генерал-фельдмаршалу князю А.И. Барятинскому. Для меня ясно также, что покорение Кавказа не было только случайным стечением благоприятных обстоятельств, не было и последствием удачного вдохновения минуты, а составляет прямой логический результат зрело и верно обдуманного плана действий».[182]

После своего назначения командующим войсками на Кавказе фельдмаршал А.И. Барятинский лично прибыл во Владикавказ «для подробного обсуждения положения дел в Закубанском крае, окончательного установления плана действий и определения потребности средств…».[183] На совещание были приглашены генералы царской армии Д.А. Милютин, Г.И. Филипсон и Н.И. Евдокимов. Присутствовал и помощник начальника Кубанской области князь Д.И. Мирский. Граф Н.И. Евдокимов требовал решительных наступательных действий. Не смотря на возражения Филипсона и Д.А. Милютина «победа оказалась на стороне графа Н.И. Евдокимова. И с осени 1860г. в Закубанском крае начались наступательныедействия с той усиленной энергией и настойчивостью, которые были свойственны графу Н.И. Евдокимову и уже достаточно проявились на Восточном Кавказе».[184] В докладе комиссии по делу о переселении в Турцию изложены «главнейшие доводы графа Н.И. Евдокимова в пользу необходимости переселения и вспомоществования» горцам:

а) что с выселением горцев, изъявивших на это желание, Кавказ избавлялся от населения самого беспокойного и наименее расположенного к заселению берегов Кубани, чем ускорялось окончательное покорение Кавказа;

б) с покорением Кавказа представлялась возможность в будущем уменьшить количество войск на Кавказе, чем сбереглись бы для казны огромные суммы, ими потребляемые;

в) так как большая часть горцев, вышедших с покорностью и выразивших вследствие успехов нашего оружия, желание поселиться на берегу реки Кубани, по причине всеобщего стремления к переезду в Турцию и при облегчении им эмиграции, вероятно отправятся туда же, то казна будет избавлена от издержек на заготовление провиантов для прокормления их во время зимы.[185]

В конце 1856 г. началось устройство Адагумской и Белореченской линий, а также было заложено укрепление Майкопское на р.Белой. Со стороны Черного моря царские войска заняли Сухум и Гагры, а на севере - Анапу и Новороссийск. Все это укрепляло положение царских войск на Северо-Западном Кавказе и способствовало продвижению их к горам. В 1856 г. все части кавказского края были разделены главнокомандующим на пять главных отделов в соответствии с военно-административным делением края. Для усиления блокады было решено не строить новых укреплений, так как это требовало много времени и средств.

По плану А.И. Барятинского с 1867 г. укрепления строились только в таких местах, которые имели особую стратегическую важность. Кроме того, предполагалось постоянное присутствие отрядов на линии передовых укреплений и на границах адыгских поселений, то есть «вести борьбу с горцами без перерыва, летом и зимой, до полного их поражения».[186] Новый главнокомандующий утвердил также условия, на которых разрешалось принимать покорность горцев. Адыги должны были расселяться в тех местах, которые им будут указаны, предусматривалось переселение их и в глубь России. Впервые эта идея была обоснована начальником главного штаба Кавказской армии в особой докладной записке, в которой он предложил «поселить покорившихся горцев вместо Кавказа на Дону».[187]

Царское правительство, ставя вопрос о выселении адыгов, в широком плане надеялось избавиться от непокорного населения, получить для колонизационных целей обширные земли. Интересы колонизации Кавказа были на первом месте, поэтому переселение горцев на плоскость или в Турцию рассматривалось царским правительством как наиболее радикальное средство в деле окончательного овладения Кавказом.

Начальник главного штаба Кавказской армии А.П. Карцов в 1863г. в письме поверенному в делах России в Константинополе Новикову писал, что «вообще переселение горцев составляет в настоящую минуту для успеха наших действий предмет первостепенной важности. Если оно будет производиться беспрепятственно, то можно надеяться, что в течение будущего лета война на Западном Кавказе будет окончена. Поэтому его императорское высочество просит Ваше превосходительство употребить все усилия к тому, чтобы Порта не противупоставила нам каких либо затруднений в этом деле и вполне рассчитывает на Ваше содействие. Мысль Вашу не прерывать об этом переговоров его высочество совершенно одобряет и полагает полезным эти переговоры по мере возможности длить,чтобы выиграть время до весны, когда предполагается нанести окончательный удар по остаткам непокорного нам населения».[188]

Вот что писал генерал Романовский о важности для царского правительства быстрейшего окончания Кавказской войны и овладения Кавказом: «... не трудно понять в какое ужасное положение мы были бы поставлены, хотя бы в 1876г., если бы Кавказская война не была окончена и мы находились бы там в положении, сколько-нибудь напоминающем положение на Кавказе в 1853-1859 годах…».[189] Царское правительство было готово исключительно только с помощью «сильных приемов» добиться осуществления своих целей на Кавказе.[190] Генералу Д.А. Милютину, уже, будучи военным министром, удалось переселить огромные массы горцев в Турцию.

В 1860г. с назначением командующего войсками Кубанской области генерал-адьютанта графа Н.И. Евдокимова было произведено новое административное разделение края. В связи с этим шесть бригад Кавказского линейного казачьего войска были объединены в одно Кубанское казачье войско. В предложенном Н.И. Евдокимовым плане окончательного покорения Западного Кавказа, главным средством должно было послужить заселение казачьими станицами всего пространства между реками Белой и Лабой и восточным берегом Черного моря и предложение горцам выселиться на равнины или же удалиться в Турцию.[191]

Для осуществления плана, предложенного графом Н.И. Евдокимовым, были сформированы Адагумский, Шапсугский и Абадзехский отряды. Когда, в связи с появлением русских станиц на Фарсе, в Хамкетский лагерь к графу Н.И. Евдокимову явились абадзехские старшины с просьбой не прокладывать у них дорог и просек, так как они принесли уже покорность Государю и желают жить в мире, граф Н.И. Евдокимов, не обратив внимания на их слова, двинулся к Фарсу и расположился в урочище Мамрюк-огой. В то время, как абадзехи вели переговоры с русским правительством, войска прорезали дорогами и просеками все пространство, которое населяли племена по рекам Псефиру, Фарсу, Губсу и по правую сторону Белой.[192]1860 г. бесленеевцы были внезапно окружены, в числе четырех тысяч семейств под прикрытием войск силою были переведены на р. Уруп, а оттуда уже, получив разрешение, переселились в Турцию.[193] Башильбеевцы, казильбековцы, тамовцы и часть шахгиреевцев в указанный им срок оставили свои места и переселились в Турцию. Одни бесленеевцы упорствовали в исполнении требований. 20 июня

Никакими просьбами и присягами абадзехи не могли изменить ход событий. Из записок генерал-майора Вольфа видно, какую стратегически важную для России территорию занимали абадзехи. Главная задача состояла в том, как утверждает Вольф, что утвердившись прочно на Лабинской линии российские войска могут сделать решительный шаг вперед возведением значительного укрепления на р. Белой, у соединения Майкопского и Курджинского ущельев, где обитает главное и богатейшее население абадзехов. Заняв этот пункт, - пишет автор, мы сделаемся хозяевами лучших их земель…, отсюда откроется нам самое выгодное основание для дальнейших наступательных действий.

«…С довершением всех предприятий Закубанский край примет совершенно иной вид; стоит только взглянуть на карту, чтобы убедиться какого огромного количества лучших и плодородных земель лишатся непокорные племена, теснимые с одной стороны, от Адагумской линии и от р. Белой, а с другой – по бесплодию Северных предгорий Кавказского хребта они могут найти убежище только в лесах Прикубанской равнины, которое не может прокормить столь значительное население; поэтому можно надеяться,что большая часть вынуждена покориться, а восстание остальных будет так ослаблено и ограничено, что не потребуют чрезвычайных средств».[194]

Для достижения поставленной цели в распоряжении командующего войсками Кубанской области в 1861г. находилось 47 батальонов, 22 эскадрона, 114 сотен, 28 батарейных и облегченных орудий, 30 легких, 28 конных, 36 ракетных станков.

Большая часть этих войск была сосредоточена на пространстве между Лабой и Белой и разделена на 4 отряда – Абадзехский, Верхне-Абадзехский, Мало-Лабинский и Верхне-Лабинский. Во всех отрядах около 20-ти батальонов, 6 эскадр, 30 сотен, 14 батарей, 18 легких и 12 конных орудий, 20 ракетных станков и 250 транспортных повозок. Шапсугский отряд находился на р. Супь. Отдельный отряд находился на верхней Кубани для построения станиц.[195]

Д.А. Милютин в своих воспоминаниях о событиях этого периода (1862г.) пишет, что в Кубанской области продолжалось систематическое выполнение предложенного Н.И. Евдокимовым плана – вытеснение из гор последних оставшихся племен и устройства новых казачьих станиц. Почти все население между верховьями Кубани и Белой было уже вытеснено оттуда. Часть переселилась на указанные Н.И. Евдокимовым места в Закубанской равнине, часть ушла на южный склон Кавказского хребта с намерением переселиться в Турцию. Только абадзехи и шапсуги продолжали сопротивление.[196]

Описывая события 1861-1863гг., М.И. Венюков отмечал, что «война шла с неуловимой беспощадной суровостью. Мы продвигались вперед шаг за шагом, но бесповоротно и, очищая от горцев, до последнего человека, всякую землю, на которую раз становилась нога солдата. Горские аулы были выжигаемы целыми сотнями… Население аулов, если удавалось захватить его врасплох, немедленно было уводимо под военным конвоем в ближайшие станицы и оттуда отправляли к берегу Черного моря.

…Таков был характер войны. Целые племена, как бесленеевцы были выселены облавою в течение одного, двух дней. Аулы баракаевцев, абадзехов на Фюнфте и Фарсе горели дня три, наполняя воздух гарью верст на тридцать, когда в феврале 1862г. начались движения наши для изгнания этих горцев. Понятно, что «война, так веденная, быстро приводила к решительным результатам.»[197] Войсками Кубанской области в течение зимы 1861-1862гг. приготовлено к заселению пространства между р. Ходзь и Белой. Проделаны дороги и просеки по р. Белой и к р. Пшехе. В натухаевском округе разработаны дороги и приготовлены к заселению 11 станиц.[198]

Вот что пишет о завоевании края А.М. Пикман: «При такой системе завоевания края, мы, продвигаясь вперед шаг за шагом, бесповоротно и навсегда оставили за собой каждую пядь занятой нами земли во владениях непокорных горцев. Туземное население, теснимое со всех сторон, устремилось в труднодоступные ущелья гор, но и там не могло удержаться. Отряды наших войск проникали всюду. Черкесские аулы выжигали сотнями, посевы их истреблялись или вытаптывались лошадьми, а жители, изъявлявшие покорность, выселялись на плоскость под управление наших приставов, непокорные же отправлялись на берег моря до переселения в Турцию. Число последних простиралось до 300 тысяч душ, но главная масса их была переселена при содействии нашего правительства в 1864 году».[199]

В отношении генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Николаевича Военному министру от 4 марта 1864г. говорится, что задача, возложенная на Кавказскую армию высочайше утвержденным положением о заселении предгорий Западной части Кавказского хребта, исполнена. Все пространство северного склона к западу от р. Белой и южный склон от устьевКубани до бывшего укр. Вельяминовского «очищены от неприязненного нам «населения».[200]

«…Абадзехи, сжатые казачьими станицами и отрезанные от гор отрядами наших войск, поставлены были в невозможность отказаться от исполнения наших требований, в течение прошедшего февраля они оставили свои аулы и все до последнего семействами и со всем имуществом перешли на указанные места – одни для водворения на Прикубанской равнине, другие для переселения в Турцию».[201]

Генерал-адъютант граф Н.И. Евдокимов лично возглавил Даховский и Джубгинский отряды, которые двинулись от верховьев Пшиша и Псекупса через Главный Кавказский хребет в долину Туапсе. По приказу главнокомандующего Кавказской армией «для очищения от остатков населения верхних котловин южного склона Кавказа между р. Туапсе и Гагринским хребтом был сформирован особый отряд войск из 12 рот и одной сотни. Еще два отряда были сосредоточены в верховьях р. Пшиша и в долине р. Пшехи, чтобы «остатки горского населения не могли укрыться на Северной покатости».[202] Все очищенное пространство как северного, так и южного склона хребта, с наступлением весны будет занята казачьими станицами, места для которых уже большей частью избраны.

На пространстве около 500 верст, от верховьев р. Лабы и р. Белой до берегов моря у Анапы в состав действующих отрядов было выставлено 24 полка конницы (20 тыс. всадников) и 10 пеших пластунских батальонов (в 10 тыс. штыков), которые составляли в тех же отрядах авангарды, рекогносцировочные колонны и разведочные партии, которые шли впереди регулярных войск.

А если к этому добавить, что позади «тянулись бесчисленные колонны переселенческих транспортов тех же кубанских казаков для водворения на показанных местах казачьих станиц, закреплявших за ними очищенную от неприятеля (адыгов – С.К.) страну…»[203], подавляющее действие этих мер можно не комментировать. Вряд ли в такой ситуации у кого-то могла появиться надежда, что на новых местах они могут обрести спокойную жизнь.

Не напрасно план покорения Северо-Западного Кавказа, предложенный графом Н.И. Евдокимовым в 1860г. был так высокоценен царским правительством. Известно, что император Александр II за этот план наградил Н.И. Евдокимова орденом Святого Георгия 2-ой степени. В рескрипте к ордену Александр II писал: «Представленное Вами в 1860г. и одобренное нами предложение о способе действий для скорейшего окончания войны на Западном Кавказе менее блистательным успехом, превзошедшем даже ожидания быстрым достижением цели, доказывающим основательность принятых по соображениям Вашим мер. Три года времени умиротворенный и совершенно очищенный от враждебности нам туземного населения Западный Кавказ уже в большей части своей занят прочно водворенными русскими населениями и долговременная война окончена, избавляя государство от огромных жертв, в течение полутораста лет его обременявших, и доставляя ему обширный и богатый край, который со временем, несомненно, с избытком вознаградит эти прежние пожертвования».[204]

Таким образом в результате решительного наступления царизма на Кавказе в конце 50-х - 60гг. XIX столетия развернулось массовое переселение адыгов Западного Кавказа в пределы Оттоманской Турции. Принимая за основу данные Г.А.Дзидзария, можно выделить основные события этой самой крупной волны переселения адыгов:

- С 1858 г. вопрос о переселенческом движении адыгов Западного Кавказа становится предметом «весьма деятельной» дипломатической переписи царского правительства с оттоманским.

- В августе 1859 г. Шамиль был вынужден сложить оружие. Это событие сильно отразилось на Северо-Западном Кавказе. Усилилось наступление русских войск.

- Лето 1859 года - бжедуги первыми заявили о своей «покорности» или согласии переселиться в Турцию.

- Ноябрь 1859 года - капитулировал Мухаммед Эмин.

- С 1860 года - главным средством покорения Кавказа была «признана» военная колонизация, с чем было и связано принудительное выселение горцев.

- В 1862 году начато официальное выселение адыгейских (черкесских) племен, когда 10 мая состоялось «высочайшее утверждение» постановления Кавказского комитета о переселении горцев, которое в действительности, как мы видели, последовало за усилившимися военными действиями на Северном Кавказе после Крымской войны. Прежде всего, был поставлен вопрос о переселении абадзехов и шапсугов, чтобы широко развернуть колонизацию в данном районе.

- Октябрь 1863 года - с абадзехами и шапсугами было покончено.

- Февраль 1864 года - по требованию Евдокимова абадзехи оставили свои жилища - одни для поселения на прикубанской равнине, другие для переселения в Турцию.

- К 19 апреля 1864 года войска не встречали уже в горах убыхов - они тронулись в Турцию.

- Июль 1864 года. Псуховцы и другие племена вынуждены были спуститься к морскому берегу для отправления в Турцию.

По выражению одного из участников военных операций на Кавказе Р.А.Фадеева «действия порохом и железом кончились».[205] Так закончилась одна из драматических эпох в истории Кавказа.

Итак, события заключительного этапа Кавказской войны (1856-1864гг.) имели определяющее значение при решении вопроса о переселении адыгов. Эсколация военных действий российских войск на Северо-Западном Кавказе, широкое применение регулярных частей, артиллерии, морская блокада, строительство новых линий и крепостей превращали неравную борьбу адыгов в безнадежное дело. Идея «вытеснения адыгов с их исторической родины стала одной из центральных в планах российского самодержавия на Северо-Западном Кавказе. Именно таким образом предполагалось решить «черкесский вопрос», навсегда избавившись от непокорного населения.

Светлана Кудаева,

Доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой истории и права Майкопского государственного технологического университета. Заслуженный деятель науки Республики Адыгея. Член-корреспондент Адыгской (Черкесской) Международной Академии Наук.

Аdyg19th.mkgtu.ru
Опубликовал administrator, 27-10-2012, 11:04. Просмотров: 2334
Другие новости по теме:
Черкесский вопрос и Абхазия – исторические моменты и современные вызовы
Зачистка «трущоб» Северо-Западного Кавказа от «туземцев» и изгнание, – Черк ...
Блокада Черноморского побережья Кавказа русскими и голод в горах, – Черкеси ...
Геноцид черкесов: Русско-Кавказская война 1763-1864 годов, - Умар Темиров
Признать геноцид черкесского народа, осуществленный Российской империей, - ...