Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


02.09.2010 – 15:10 – Натпресс
Источник: Советская Адыгея


Каждое первое августа, где бы ни находился, всегда стремлюсь домой, в Адыгею, чтобы принять участие в мероприятиях, посвященных Дню репатрианта. Прошло более десяти лет, как этот праздник стал всенародным: идет дождь или палит знойное солнце, в любую погоду на площадку перед Национальным музеем республики приходят люди.

Асфар Куек: Светлый танец черкесаПрихожу и я, имеющий непосредственное отношение к событиям, предшествовавшим объявлению первого августа Днем репатрианта — возвращению косовских беженцев из Югославии на Родину. Вторую группу соплеменников из сербского края Косово в количестве 30 человек, волею судьбы оказавшихся в Турции, мне удалось собрать в Стамбуле и организовать их переезд в Адыгею. В то время я был главным редактором республиканской газеты «Адыгэ макъ» и председателем общественного фонда «Самгъур» по связям с соотечественниками, проживающими за рубежом. Естественно, я не смог бы этого сделать один, без согласия и помощи Президента республики Аслана Джаримова, министра по межнациональным отношениям Руслана Панеша, мидовца Бориса Гокжаева и, конечно, адыгов, проживающих в Турции.

Те дни и годы ушли в прошлое, кто-то их уже забыл в повседневной суете, и, конечно, к большому сожалению, поблекла сама благородная идея и актуальность переселенческих идей диаспоры на свою историческую Родину. Уезжая в Турцию накануне Дня репатрианта, я, конечно, сожалел, что на этот раз не смогу быть на празднике, встретиться с теми, кто вернулся домой, увидеть их радостные глаза и открытые лица. Но я уезжал к своим дорогим соотечественникам, с которыми давно общаюсь и дружу. Нет практически ни одного значимого города в Турции, где бы мы не имели знакомых и близких людей, а сколько их мы встретили в адыгских селах Турции, ведь посчастливилось побывать более чем в 300 из них!

Сладкий запах родины

Летом в Турции мало кто из адыгов остается в городах, чаще всего они на месяц-два уезжают в родные селения. С одной стороны, там не так жарко, с другой — люди села, проживающие в разных городах, имеют возможность увидеться и побыть вместе. Как в старые добрые времена, когда в селах проживали сотни семей, и детский гомон так сладко убаюкивал душу и сердце адыга, живущего на чужбине.

На протяжении более чем двадцати лет я нередко бываю в Турции, постоянно общаюсь с адыгами и каждый раз замечаю что-то новое в их жизни. И на этот раз отметил одну тенденцию, которая укрепилась в этой стране недавно: потомки тех, кто уезжал из села на поиски более достойной жизни или учебы, сегодня стремятся вернуться к истокам. Они выкупают когда-то проданное жилье и земли, строят добротные дома в отцовских усадьбах и обязательно каждое лето возвращаются домой.

Наблюдая такую картину, невольно спрашиваешь себя: а когда они вот так начнут стремиться не в турецкие отцовские села, а в дедовские, на Кавказ? Ведь зов предков до сих пор слышен в их крови, в чем мы убеждались в каждой поездке. Моя родственница, некоторое время проживавшая в Турции в адыгском селении около Бурсы, часто вспоминает, как к ней приходили женщины, гладили ее по спине и говорили: «Она с нашей Родины». И на этот раз, находясь в городе Караман, столице огромного вилайета, мать известного в адыгском мире Айкута Джанчата, обнимая нас, прослезилась и тихо сказала:

— У вас, мои дорогие дети, сладкий запах Родины...

И еще не раз нам приходилось проглотить комок в горле. Часто слышишь подобное и от пожилых, и от молодых, в их глазах читается тоска по Родине. Недавно в Турции побывали юные танцоры из Адыгеи под руководством известного танцора и хореографа Айдэмыра Наниза. Многие нашли своих родственников и теперь с восхищением рассказывают, как их принимали. Юноша из рода Гиш поведал, как его пригласили домой старшие родственники и представили древней нане. Она обняла его и с радостью сказала:

— От тебя, сынок, пахнет Гишами...

Да, на чужбине запах Родины ощущается сильно и по-особенному. Слушая юношу, я вспомнил кучерявого стройного парня из Стамбула, тоже Гиша, со взрослым не по годам взглядом. Он вместе с многочисленными соотечественниками провожал нас. Парень не очень хорошо говорил на родном языке, но то, что хотел мне сказать, я понял и ощутил до боли в сердце.

— Мой старший брат, — обратился он ко мне, —я был на всех вечерах в кавказском хасэ, когда ты разговаривал с косовцами, беженцами из горящей Югославии. Меня тронули твои слова, я еще больше полюбил Родину, но не имею возможности вернуться домой. Многие молодые, как я, тоже мечтают об этом, но у них тоже нет на это средств.

— Я три года как переселился в Стамбул из родного села. Мне 25 лет, у меня семья, день и ночь работаю, чтобы прокормить ее и чем-то помочь родителям. Три года я откладывал по чуть-чуть, и на эти деньги заказал золотого танцующего черкеса, — он достал из кармана небольшую золотую фигуру в черкеске и папахе в форме значка с ножкой, чтобы крепить его к лацкану пиджака. —Я тебе его хочу подарить, — он никак не хотел принять мои возражения, —носи его и пусть он всегда тебе напоминает о тех, кто хочет вернуться домой, но возможности не имеет. Мы можем рассчитывать только на вас, наших братьев, оставшихся на Родине. Вас намного меньше, чем нас, но вы сильнее, сильнее потому, что вы на своей земле. У меня два маленьких сына, я мечтаю, чтобы они когда-нибудь вернулись домой...

Нужно время...

Я храню танцующего черкеса и всегда помню о том, кто мне его подарил, и фигурка становится невыносимо тяжелой, когда держу ее в руках. Да, зарубежные адыги безмерно любят свою Родину, но почему так медленно течет время возвращения, если они хотят домой, и земля заждалась их, своих детей? Не находя ответа, спрашивал об этом много лет назад столетнего Исмаила Теша в Кфар-каме, что в Израиле.

— Дело адыга разрушилось не сразу, — ответил мудрый старик. —Адыги воевали с Московией многие годы, и на восстановление тоже нужно время. А мы, оторванные друг от друга столько лет, соскучившиеся, хотим, чтобы все получилось сразу. Такого не бывает, голод утоляется небольшими порциями еды, если не выдержишь и набросишься на еду, можно и заболеть. Всему свое время...

Это время еще не наступило? Поэтому, видимо, молодое поколение диаспоры сначала возвращается к отцовским местам, а путь домой — это следующий шаг? Ведь, возвращаясь домой, птицы останавливаются по дороге в местах для них не чужих и известных.

И раньше, и сейчас я всегда удивлялся тому, что диаспора часто называет своей Родиной не Черкесстан, Адыгею, Кавказ, а не иначе как Московию. «Мы из Московии, нашей Родины», — так говорят адыги в Турции. Они считают Россию своей, несмотря ни на страшную войну, которая их лишила Отечества, ни на трагические годы жизни на чужбине. Не показательно ли это? И хочется сказать власть имущим, достучаться до их сердец — не надо отторгать заморского адыга, надо протянуть ему руку помощи и дружбы. Ведь это наши соплеменники, россияне, они в случае необходимости будут одними из первых защищать наше Отечество.

Подумалось мне об этом, когда разъезжал по разным городам и селам, всюду встречая соплеменников. Часами мы беседовали с ними и в кавказских хасэ в Анкаре, Стамбуле, Дюздже. Здесь везде, где встречаются даже два адыга, чаще всего обсуждаются проблемы народа, связи с Родиной, события в Московии. А информация о встрече министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова с лидерами адыгов, абхазов и осетин после признания Россией Южной Осетии и Абхазии, где глава внешнеполитического ведомства поблагодарил их за поддержку политики России вопреки внутренней политике страны их проживания, до сих пор не потеряла своей актуальности.

Во время этой встречи, как рассказывал мне Джихан Джантемир, президент федерации кавказских хасэ в Турции, он вручил письмо Лаврову с просьбой помочь в решении вопросов упрощенного получения российского гражданства, возвращения на историческую Родину и т.д. Российский министр заявил, что письмо обязательно будет тщательно изучено, и это, конечно, внушает определенный оптимизм, его дыхание чувствуется в адыгском обществе Турции.

Многое сегодня рассматривается и через призму определенной демократизации турецкого общества. Известно, что до недавних пор любой гражданин Турции считался только турком. Это привело к кровопролитному противостоянию турков и курдов на десятилетия, оно достигло апогея, что вынудило власти пересмотреть многие аспекты национальной политики. Следствием этого стала легализация изучения родных языков курдами, черкесами и представителями других народов. Разрешены и отдельные телевизионные вещания на родном языке народов, проживающих в Турции, в том числе и адыгам. В университетах Кайсири и Самсуна запланировано изучение адыгского языка.

Да, сегодня разрешают то, за что посадили бы в тюрьму в 80-х годах прошлого столетия, когда военными был совершен переворот власти. В те тревожные и опасные годы турецкие аскеры врывались не только в курдские дома, но часто и в кавказские. Именно тогда были целенаправленно «очищены» жилища черкесов от их материальной культуры. Все изделия из золота и серебра — кинжалы, пояса, седла, сбруя — все, что хранилось со дня переселения в Османскую империю в память о Родине и предках, было конфисковано.

Да что говорить о вещах, когда отдельные лидеры были расстреляны во время заседания хасэ, а многие попали в тюрьмы! Яшар Ногай, Хуаж Фахри с женой Дурией, Мамэт Едыдж, Доган Кушха и многие другие, наши друзья и близкие, прошли через такие жернова, но не сломались, как и прежде, верны идеям своего народа.

Они остаются адыгами

Колесо истории крутится, и адыги получают определенные дивиденды, но здесь возникает и другая дилемма: как жить в новых условиях, скажем, в области изучения родного языка? Ведь известно, что молодежь практически уже не разговаривает на адыгском, да и старшие редко общаются на нем между собой. Осознание адыгского языка как родного становится зыбким в Турции, поэтому с тревогой думаешь: сможет ли возродиться родной язык в таких условиях, сколько сил нужно потратить на его реанимирование?

Говоря о проблемах диаспоры, да, наверное, и всего адыгского этноса, которые острее ощущаются во время пребывания за рубежом, невольно сравниваешь адыгское Iанэ — круглый столик с основными догмами адыгского этноса. Известно, что Iанэ всегда стоит крепко потому, что на трех ножках. А в случае с адыгами ножки олицетворяют язык, неписаный кодекс поведения адыга — хабзэ и непременное осознание принадлежности к определенному народу, в частности, черкесскому.

На каком языке человек разговаривает, на том он думает, а как, думая на чужом, можно оставаться адыгом, русским или турком? Да, можно научиться хорошо говорить на другом языке, но от этого ты же не становишься представителем другой национальности, тебя что-то отличает от других, в данном случае для адыгов — это хабзэ. Не придерживаясь его, ты не можешь быть адыгом. А без самоосознания, что ты, скажем, адыг или русский, не гордясь этим, как ты скажешь, что любишь свой народ?

Вот так я думал и размышлял, колеся по Турции: Стамбул, Анкара, Бурса, Дюздже, Болу, Эскишехир, Афион, Анталия, Конья, Караман — всего не перечесть. Везде встречая соплеменников, радуешься им, гордишься, что они не утратили ни чувства Родины, ни остроты адыгского мировосприятия, философии своего народа. Естественно, время и определенные ассимиляционные процессы наложили свой отпечаток на их жизнь, но они остаются адыгами. Это читается в их глазах, в гордом взгляде молодых, в словах умудренных жизнью соплеменников. Вот так они живут, растят детей, которые с молоком матери впитывают любовь к своей настоящей Родине.

Две свадьбы стали венцом наших путешествий: одна в селе ГутIэхьабл, что в переводе с адыгского «село рода Гуте» около города Дюзджи, другая — в Карамане. Между ними двенадцать часов езды. Примечательно, что жених а невеста из Карамана познакомились в Майкопе на фестивале. Он приехал из Иордании, она — из Голландии, и свадьба стала международной.

Роскошные свадьбы с прекрасными адыгскими танцами. Конечно, многое изменилось в традициях адыгэ джэгу на чужбине, но гордое осознание того, что ты и на чужбине адыг и ты танцуешь величественный зафак, было видно на прекрасных лицах моих юных соплеменников.

Стройные и гордые парни напомнили мне и о моем танцующем черкесе, и его вечный танец теперь показался мне более радостным и светлым. Две свадьбы, соединившие судьбы юных сердец, с одной стороны, порадовали нас, хотя, с другой — было и немножко грустно. Как было бы прекрасно, если бы это было на Родине! Но грусть эта была скорее светлой и легкой: хорошо, когда свадьба, значит, будет продолжение рода, а как без этого будет жить народ?

Асфар Куек,

заслуженный журналист Республики Адыгея, председатель республиканского движения помощи репатриантам и связям с соотечественниками «Самгъур».

Опубликовал administrator, 2-09-2010, 15:11. Просмотров: 926
Другие новости по теме: