Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Как известно, 24-28 января в швейцарском Давосе состоялся Всемирный экономический форум, вновь в полной мере подтвердивший славу этой наиболее влиятельной площадки для общения мировой (прежде всего западной) политической и деловой элиты, где сиятельно отсутствовали представители только КНР.

Мне в момент проведения форума довелось находиться в Давосе и наблюдать за этим широким общемировым собранием, где политические руководители многих стран входили в тесное взаимодействие с крупным бизнесом, ведущими журналистами, обсуждая, главным образом, будущую мировую конфигурацию.

Форум проходил на фоне ставшего очевидным фундаментального сдвига, гигантской перестройки всей системы международных отношений, в рамках которой разваливается однополярная структура мира, а США терпят колоссальное геополитическое поражение и перестают быть единственной сверхдержавой. Но именно американцы оказывались инициаторами и деятельнейшими проводниками всех главных инициатив и обсуждений форума-2007, доказывая, что они отнюдь не собираются уходить с захваченных позиций. Американская элита как бы брала на себя инициативу в формировании будущего мира, мира без республиканской администрации Дж.Буша.

В Давосе было де-факто признано: администрация Буша провалилась по всем ключевым направлениям внешней политики. США так и не смогли воспрепятствовать быстрому росту экономики Китая — своего главного антагониста в первой половине XXI века, не смогли остановить ядерные программы КНДР и Ирана, упустили из-под контроля ситуацию в Латинской Америке, уступив инициативу президенту Венесуэлы Уго Чавесу. Наконец, американцы проиграли войну в Ираке, проигрывают в Афганистане, а их союзник Израиль потерпел фиаско в Ливане.

В Давосе мало кто сомневался, что новый план Буша по Ираку и угрозы нанести удар по ядерным объектам Ирана — это агония американских республиканцев. В 2008 году они, несомненно, уступят место в Белом доме кандидату от Демократической партии США.

Видимо, уже в ближайшие месяцы план Буша обернется крахом, и американские войска покинут Ирак, а затем — Афганистан. Об этих странах в Давосе говорилось как-то без энтузиазма, порой казалось, что там все уже решено: войска США уйдут, и в Ираке в полную силу разгорится гражданская война между суннитами и шиитами, которая приведет к вмешательству Саудовской Аравии, Египта и Иордании, с одной стороны, и Ирана, с другой. Вашингтон же, поддерживая, согласно рекомендациям комиссии Бейкера, контакты со всеми участниками конфликта, будет манипулировать ими, связывая накопленную в регионе разрушительную энергию в бессмысленной братоубийственной войне наподобие ирано-иракской 1980-х годов.

С другой стороны, в Давосе обозначился очевидный интерес к России, которая, похоже, впервые за последние 10 лет вновь вернулась в центр внимания западной элиты. При этом ощущается стремление Европы и Америки выработать некий абсолютно новый общий трансатлантический подход на российском направлении, отбросив былые разногласия времен Буша—Шредера—Ширака.

Вне всяких сомнений, главным героем Всемирного экономического форума стал первый вице-премьер правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. Его, усиленного мощной "группой поддержки" во главе с Анатолием Чубайсом и Германом Грефом, в Давосе однозначно восприняли как будущего президента России, который "заступит на царствование" уже в следующем году. Тем более, из недр российской делегации прошла информация, что на поездке первого вице-премьера на форум-2007 настоял лично Владимир Путин.

Под презентацию Дмитрия Медведева было назначено самое большое пленарное заседание форума, для нее выделили самый большой зал Конгресс-центра, рассчитанный на 1200 мест. И первый вице-премьер сполна ответил на интерес к своей персоне, выступив с программной речью на базе либеральных принципов, напоминавшую мне, по сути, своего рода раннего Гайдара. Она, несомненно, стала самой резонансной на форуме. Яркая речь Медведева вызвала лавину комментариев в кулуарах. Западные участники восприняли ее как целеполагания будущего президента. При этом многие, включая моего хорошего знакомого из Лондонской школы экономики, окрестили Дмитрия Анатольевича "новым Горбачевым", что, в понимании Запада, является высшей похвалой.

Как впоследствии констатировал в "Московских новостях" Анатолий Чубайс, "российское пленарное заседание на форуме прошло блестяще". По словам "главного энергетика", "есть набор знаковых символов, которые должны быть затронуты". В том смысле, что западной элите следовало послать своего рода сигнал "свой-чужой". По оценке Чубайса, Медведевым "все ключевые слова были сказаны" и Запад однозначно их идентифицировал в том ключе, что Медведев — это "свой". Так это или не так, покажет будущее, но сейчас важно другое.

Очевидно, что ведущую роль в этом сыграли рассуждения первого вице-премьера о демократии. "Сегодня мы строим новые институты, основанные на базовых принципах полноценной демократии: без ненужных дополнительных определений", — заявил Медведев, как бы демонстрируя свое нежелание подписываться под термином "суверенная демократия", изобретенным заместителем главы кремлевской администрации Владиславом Сурковым. Но надо заметить, что тут же по возвращении в Москву Медведев появился вместе с Сурковым на одном из публичных мероприятий, заявив, что между ними нет расхождений, пытаясь сгладить ситуацию, на что сейчас на Западе никто уже внимания не обратил.

Среди западных участников форума в устойчивый обиход вошел термин "президентская программа Медведева". На самом деле, будучи умным человеком, Дмитрий Анатольевич напрямую о своем преемничестве не заявлял и никакой конкретной президентской программы не предъявлял. За него в кулуарах это сделала "группа поддержки" — Греф, Чубайс и другие. Неважно, кто из них и что говорил в конфиденциальном порядке. Важно другое — как элита Запада поняла посланные ей из Кремля импульсы. А поняла она их следующим образом.

Во-первых, что Дмитрий Медведев — это действительно преемник Владимира Путина. Если впоследствии окажется, что это не так, это будет воспринято на Западе как грубый обман Кремлем мировой элиты, "кидать" которую, публично выставляя дураками, вообще-то весьма рискованно.

Во-вторых, что при президенте Медведеве будет реализована давняя, еще с 1990-х годов, программа Гайдара—Чубайса в энергетической и тарифной сфере. Она включает выведение основных цен на уровень общеевропейских в ближайшие три года (это зафиксировано и в выступлении Путина, а также в трехлетнем бюджете РФ); ратификацию Энергетической хартии и транзитных протоколов; реформу естественных монополий (в том числе "Газпрома") путем их расчленения; допуск иностранных (читай — западных) инвесторов в энергетический сектор и приобретение ими контрольных пакетов акций ведущих нефтегазовых компаний; доведение за 3-4 года внутренних цен на газ в стране до уровня мировых, что, вкупе со вступлением во Всемирную торговую организацию, сделает невозможным существование большинства отраслей российской промышленности и сельского хозяйства.

В-третьих, для западников, и в первую очередь для США, важна линия на военно-техническое сотрудничество России со "странами-изгоями" — Венесуэлой, Ираном, Сирией — и, ограниченно, с Китаем. Причем в последнем случае речь идет также и об ограничении энергетического сотрудничества. Подчеркивалась также важность взаимодействия России и США в сфере "обеспечения безопасности" российских ядерных объектов.

Как известно, есть два "волшебных" понятия, которые даже у весьма разумных людей на Западе вызывают неадекватную, идеологизированную реакцию, которая, видимо, заложена у них едва ли не на генном уровне. Эти понятия — "СССР" (Империя) и "КГБ" (чекисты, силовики). В данной связи четвертый месседж, как его поняла западная элита, — окончательный отказ России от "имперских амбиций" — встретил в кулуарах наибольшее одобрение.

В его рамках речь идет о закрытии де-юре проекта Союзного государства с Белоруссией, о международном урегулировании конфликтов в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье на базе принципа соблюдения "территориальной целостности" Грузии и Молдавии, и, наконец, о Чечне и всем Северном Кавказе. Это самая любопытная часть "программы", появление которой в качестве предмета кулуарных дискуссий, к приятному удивлению западных участников, было инициировано из Москвы.

Дескать, Северный Кавказ в культурном отношении чужд остальной России, в экономическом отношении — обременителен, его приходится "содержать", а в криминальном плане он, мол, является очагом распространения этнической преступности и терроризма. Исходя из этого, считают российские либералы, Северный Кавказ надо исключить из Российской Федерации и отгородить полноценной государственной границей.

Интересно, кстати, что либералы, прибывшие из Москвы, и их западные собеседники по-разному трактовали, что такое Северный Кавказ географически. Первые полагали, что это от Дагестана до Карачаево-Черкесии включительно. Вторые не забывали о геноциде адыгского (черкесского) народа в XIX веке, который происходил на левобережье Лабы и Кубани и черноморскому берегу от Адлера до Анапы. Очевидно, такой подход объясняется вовсе не сочувствием Запада к трагической истории адыгов, а стратегическим значением побережья Черного моря.

Ну и, наконец, тема демократии и КГБ. Здесь было обещано со временем вернуться к выборности губернаторов, строить отношения федерального центра с Татарией и Башкирией на договорных началах, освободить Михаила Ходорковского и вернуть ту "свободу слова" на телевидение, которая якобы там существовала во времена Березовского и Гусинского. Но самое любопытное — это планы в отношении чекистов "путинского призыва", которые тысячами осели не только в ФСБ, но и в госаппарате и государственных компаниях. Здесь внятно говорилось о необходимости чистки, даже люстрации.

Не секрет, что основной смысл нынешней деятельности многих силовиков, хотя, наверное, далеко не всех, состоит в том, чтобы в духе времени использовать должностные возможности для личных целей. В давосских же кулуарах разговор заходил о том, чтобы всех свалить в одну кучу. Проще говоря — выставить их всех вымогалями и мздоимцами, чтобы тем самым перечеркнуть саму возможность восстановления общегосударственного строительства, которое мы в "Завтра" даем под философской формулой — Пятая Империя.

Расчет делается на "цветную революцию" "сверху", на то, что недовольные "наездами" чекистов представители бизнеса и элиты после ухода Путина станут сводить с ними счеты, маятник начнет движение в обратном направлении. На Западе полагают, что месть путинским чекистам путем отъема у них "честно заработанного" и их посадок по уголовным статьям — это, конечно, хорошо, но недостаточно. Необходим еще политический разгром КГБ и силовиков — "носителей националистической, шовинистической, имперской идеологии".

Разгром наподобие того, что в 1996 году Чубайс учинил группе Коржакова. Об этой давней истории, кстати, в кулуарах Давоса вспоминали не раз и, судя по всему, ее ремейк не за горами.

На что еще обратили внимание участники форума-2007, это на состоявшийся параллельно визит министра обороны Сергея Иванова, а вслед за ним — самого Владимира Путина в Индию, где главной темой стало военно-техническое сотрудничество. Одновременно в Иран съездил секретарь Совбеза Игорь Иванов, после чего из Тегерана прозвучал призыв к Москве создать "газовый ОПЕК".

Мировая элита восприняла индийский вояж президента и министра обороны — еще одного кандидата в преемники — как демарш. Дескать, Путин, посылая в Швейцарию Медведева с четким либеральным политическим импульсом, давая понять, что лично он предпочитает интеграцию России в западное сообщество. Но интеграцию не абы какую, а на приемлемых условиях. Если же данный "посыл" Западом принят не будет, то, дает понять Путин, для Кремля, мол, открыт альтернативный путь на Юг и Восток. И в этом смысле особенно тревожно западники относились к выдвинутому проекту "газового ОПЕК".

В принципе, вероятно, Запад готов к торгу, в определенных пределах, конечно. Но он не понимает, что именно Путин, если он вообще торгуется, хочет получить взамен того, что окончательно даст зеленый свет нужной "президентской программе". Если речь идет о гарантиях личной безопасности, здесь вообще нет вопроса. Если о гарантиях соратникам-силовикам, тут все сложнее: кому-то гарантии, а кому-то "правосудие" в облике Леонида Невзлина. Но, похоже, президент России Владимир Путин сам пока еще не определился, чего именно он все-таки хочет.

Выбор у него не богат: либо отдать страну, своих соратников и отдаться самому на волю мировой элиты, либо остаться и попытаться возглавить трудное и неблагодарное дело — движение страны по независимому пути развития, прекрасно понимая, что его за это сразу же сделают изгоем на Западе.

Времени для принятия окончательного решения у Путина практически не осталось. Аналогично остается до конца не ясным, насколько воззрения Дмитрия Медведева соответствуют тому, как в Давосе мировая элита поняла их в изложении его "группы поддержки". Ближайшее время должно всё прояснить.

Zavtra.ru
Опубликовал administrator, 7-02-2007, 20:03. Просмотров: 950
Другие новости по теме:
СМИ комментируют: кто станет преемником Путина?
Чего ждать Адыгее от заседания Госсовета РФ в Майкопе
Президент России Дмитрий Медведев с рабочим визитом посетил Адыгею
Каноков – в составе ближневосточной делегации РФ, возглавляемой Медведевым
Чего ждать Адыгее от заседания Госсовета РФ в Майкопе (№2)