Архив сайта
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Причерноморские города в османо-северокавказских связях





















Севиндж Алиева, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Истории Национальной Академии наук Азербайджана

Причерноморские города – еще с давних времен привлекали к себе внимание торговцев и мореплавателей. Со временем, Черное море стало ареной международной борьбы. Ключ к южным водам, начиная с XV века, находился в руках Османской империи. С XVIII века начала XIX в Российской империи удалось завладеть важными коммуникациями на Черном море. Ныне странами Черноморского бассейна являются Россия, Грузия, Украина, Румыния, Болгария и Турция. Черное море имеет огромное евразийское значение. Города Причерноморья по-прежнему сохраняют важное транспортное, военно-стратегическое значение.

Между тем, еще до колонизации и экспансии иностранных держав на Северный Кавказ, Западное Причерноморье было исторической территорией проживания северокавказских народностей. Особый интерес представляют города-крепости Восточного Причерноморья, имевшие особое место в жизнедеятельности местных северокавказских народностей, оказавшихся в силу своего географического положения на стыке интересов западных и восточных держав, и пострадавших на этой арене международного соперничества.

В конце XV века Османская империя укрепила свои позиции в Северном Причерноморье. В 1551 году по приказу султана Сулеймана II был свергнут крымский хан Сахиб-Гирей, а вместо него на престол посажен его племянник Девлет-Гирей I, живший в Османской империи. Крымское ханство стало ее вассалом, платило ей дань и предоставляла султану войска. Ханы избирались крымскими феодалами, а султан утверждал их на этой должности. Укрепившись в Приазовье в 1475-1479 годы турки распространили свое господство на Северо-Западный Кавказ.

Одновременно с распространением крымско-татарского господства на Северный Кавказ среди местных народов распространялся ислам. В руки османов перешли города-крепости на побережье Черного моря, ставшие средоточием не только воинского гарнизона, но культурной и экономической жизни местных народов.

Еще сразу после взятия в 1453 году турками Константинополя и блокирования ими средиземноморских проливов, усилилась зависимость города-порт Кафы от Крымского ханства. В 1454 году Кафа приняла обязательство выплачивать ежегодную дань османскому султану (3 тыс. венецианских дукатов). В 1475 году Кафа пала и контроль над всем Керченским проливом и всей торговлей в регионе перешли к Османской империи и ее вассалу Крымскому ханству.

После взятия Кафы, османы завладели городами Мапа, Копа (Темрюк) и Тана (Азов).

Так, в 1479 году во время первого совместного походов османов с крымскими татарами в Восточное Причерноморье ими были заняты Копа и Анапа. В этих городах османы и крымцы оставили значительный гарнизон. Опорным пунктом продвижения вглубь Северо-Западного Кавказа стала построенная османами крепость Тамань, ставшая со временем важным портовым городом. Анапа с XV века превратилась в центр мусульманской пропаганды среди черкесов, адыгов, абазин, ногайцев, карачаевцев, балкарцев, кабардинцев, осетин, живших рядом с кабардинцами и др.

Ногайцы Северо-Западного Кавказа находились на службе крымского хана и привлекались для охраны городов-крепостей. Так, ногайцы участвовали и в осаде Азова в 1641 году, занятого казаками. Для несения караульной службы крымский хан высадил из состава наиболее надежных и отборных отрядов ногайцев улу-ногай, кечи-ногай, шейдяк-ногай, урмамбет-ногай, ширин, мансур, седжеут, мангыт, накшуван, дженишке, бат, ор, улан, бадрак, от племен мурз Арсланбека, Чобана, Деви, Навруза [1, с.165-167; 2, с. 50, 88, 92, 145, 147; 3, с.43-44; 4, с. 96.;5, с.29]. И когда в мае 1642 года казаки оставили Азов, в эту крепость вошли крымские войска. А 1 июня 1642 в Азове высадились османские войска.

Ногайцы также по необходимости привлекались для караульной службы в других стратегически важных местах, в т.ч. и для караульной службы крепостей Причерноморья. По сообщению Эвлии Челеби, в благодарность за службу, крымский хан Мухаммед Гирей IV (1641-1644, 1654-1666) распорядился соорудить на берегу Кубани крепость «в память о Новруз-мирзе», а на берегу р.Зеленчук – мурзе Арсланбеку, которые воевали на стороне крымских ханов. Эвлия Челеби сообщал, что ногайцы Новруза проживали в крепости Афипс-керман, стоящей поблизости от р. Афипс, впадающей в Кубань. Ногайцы совместно с черкесами обитали в кабаке Субай [5, с. 11-12, 29-31, 37, 52-55, 64-66, 75, 83-84, 87-91]. Напомним, что к ХVIII веку ногайцы, живущие на Северо-Западном Кавказе, наряду с черкесами и абазинами, населяли Восточное Причерноморье, побережье Азовского моря, бассейн реки Кубани.

Тем самым османы стали осуществлять контроль над Кафинским проливом и Азовским морем и задействовали в своих интересах местное северокавказское население.

Транскавказские дорожные пути, соединяющие Азово-Черноморское побережье с Каспийским морем и Северный Кавказ с Южным Кавказом стали предметом соперничества между Османской империей и Сефевидским государством.

Города Причерноморья выполняли преимущественно административно-политическую, транспортную и культурную функции. Эти города одновременно являлись крепостями и портами, находящийся в них османский гарнизон обеспечивал в первую очередь безопасность Черного моря и черноморской торговли.

По указу султана Селима I (1512-1520) были заложены крепости Кызыл-Таш и Темрюк. Оживилась жизнь в Адлере («Ард») - городе известном туркам как «Артлар». «Ард – одно из подразделений приморских абазин, который жили там до 1864 года. Известна даже авторитетная феодальная фамилия Ард-ба в этом городе [6, c.209].

Города-крепости Причерноморья в османский период истории занимали важное место не только в транскавказской и евразийской торговле, но и играли важную экономическую роль в жизнедеятельности местных северокавказских народов.

Джовани лука, Ферран, Абри де ла Мотрэ и Эвлия Челеби сообщали, что переправа товаров в Черкесию осуществлялась через Тамань. Это был единственный пункт транзита всего ввоза и вывоза, т.к. порт Темрюк способен был принимать суда только в тихую погоду. Т.о. Темрюк был центром османо-татаро-горской торговли.

Иностранные купцы, имеющие торговые интересы в Черкесии, проделывали путь из Стамбула через Кафу и Тамань и осмеливались идти даже дальше приморских пристаней. Эти купцы, обзаведясь переводчиком, и погрузив на конные повозки свои товары, отправлялись к черкесским и ногайским племенам с целью меновой торговли, которая преобладала в тех местах.

В городе Каплу – складочном пункте торговли Черкесии взималась таможенная пошлина за перевозку товаров с каждой подводы. Непосредственная торговля, когда купцы ходили из одного селения в другое, была выгодней, чем реализация товаров в крупных городах, куда подвозили свои товары местные жители. Но торговля в крупных городах была более безопасной. В Тамани насчитывалось 100 торговых лавок, в Каплу – 500, в Темрюке – 12-15.

В пределах Османских владений в обращении были османские и татарские денежные единицы. Использовались клейменные весы (гири) и меры. В случае обнаружения порчи весов и мер специальный чиновник, контролирующий эти инструменты, наказывал нарушителя штрафом и 39 ударами палкой по пяткам. Торговые пошлины делились пополам между кафинским наместником и крымским ханом.

Наибольший спросом у местного северокавказского населения пользовались черные сапоги, ситец, шелк, купальные полотенца, нитки для вышивания, кофе, пряности, французский порох, свинец, табак, белила, румяна, стремена, лошадиные удила, луки, подковы, ружейные стволы, а также импортное мыло в основном на Тамани, т.к. в других удаленных местах черкесы готовили мыло из бараньего сала.

Перекупщики, приобретали северокавказские товары в основном в Ачу, на северо-востоке от Тамани. Спросом пользовалась местная шерсть, обязательно мытая, а также белые, серые и черные полукафтаны, кроме того иностранные купцы скупали в Ачу мед, куньи шкуры, лисьи, волчьи, медвежьи, овечьи. Очень высоко ценились черкесские лошади.

Черкесы, ногайцы и абазины излишки сельского хозяйства и ремесленной продукции реализовывали преимущественно в Анапе и на Тамани. Позорной статьей дохода являлась работорговля. Надо отметить, что этот вид наживы был принят в этих краях задолго до османов. Еще венецианские и генуэзские колонисты положили начало работорговле, вывозя рабов на своих галерах на невольничьи рынки. И для горцев это стало привычным источником доходов. Османы не изменили традиции, однако, новшеством стало то, что мусульманина не мог купить христианин - гяур.

Ногайцы осуществляли торговый обмен с абазинами, карачаевцами, русскими, татарами, турками, черкесами и др. в городах Анапе и др. На протяжении XVII-XVIII веков ногайцы были регулярными поставщиками зерна в Стамбул [9,с. 11-12, 29-31, 37, 52-55, 64-66, 75, 83-84, 87-91, 150, 221-222].

По мнению ряда исследователей, торговые взаимоотношения с турками были подоплекой проосманской ориентации адыгских феодалов.

Турецкий историк ХVIII века, по всей видимости, Ахмед Ресми эфенди, в своем трактате об османских крепостях начала ХVIII века отмечал расселение ногайцев около османских крепостей и фиксировал местонахождение племени «бурлак из народа, называемого ямансадак ногаилы (ногайцами ямансадак)» (400 - 500 душ) на Таманском полуострове (Ада-йи Шахи - полуостров Шахи) у «абазинских и черкесских беев». Кроме того, он указывает племя иштерек-оглу (2 тыс. человек) на полуострове Минтана, где находилась крепость Ачу. На берегу р. Кубани рядом с крепостью Ачу и в сторону крепости Азова (Азак) он отмечает ногайские племена кыпчак (6 тысяч человек) и кытай (5 тысяч человек).

Притом, ногайцы ямансадак, численностью 2 тысяч человек размещались еще и у крепости Ачу, а также в местности Капылы, недалеко от крепости Ачу. Турецкий автор добавлял, что «и опять из той же группы людей (ямансадак ногаилы - А.С.) имеется 8 тысяч, которых называют племенем джедисан. Они живут на земле черкесской области, на берегу реки Лана, недалеко от места, называемого Тыган калеси (крепость Тыган), которая раньше была восстановлена Девлет-Гиреем-ханом...» [7, с. 124 – 125, 128, 130]. Ногайцы, являясь наиболее надежным и боеспособным контингентом, были социальной и экономической базой османов на Северо-Западном Кавказе.

До тысячи ногайских семей жили и у резиденции кубанских сераскиров – крепости Копыл. На Черном море все большее значение придавалось османским крепостям Еникале, Суджук-Кале и Анапа, Керменчик и Сары-Шагар [8, с.102-104; 186-202; 9, с.21-25].

П.С. Паллас (XVIII в.) писал о значении Анапы того времени так: «Анапа – крепость, построенная турками 20 лет назад, когда Россия овладела Крымом вместе с Таманью; она оказывает покровительства беглым жителям Тамани и кочевым ногайцам, живущим на Кубани...»[10, с.242]. Однако, когда ногайцы во главе Ислам беем, не пожелавшие принять российское подданство подошли к стенам Анапы, Паша этого города-крепости запросил 1500 р. за пропуск. Ислам бей отказался платить, и был арестован.

Пока анапские власти ждали инструкций из Стамбула, глава близлежащего ногайского аула Оглу-Джан-Орслан объявил себя покровителем ханской свиты. Этот ногайский предводитель со своими людьми подступил к Анапе с требованием освободить Ислам бея. На помощь к Паше подошли вызванные абазины (более 200 человек). Но это не помешало Оглу-Джан-Орслану осадить крепость. Под давлением местного населения паша отпустил Ислам бея. Этот фрагмент истории свидетельствует о том, что османы преследовали свои собственные государственные интересы, и командование городами-крепостями подчинялось приказам Стамбула.

Анапский Паша не оказал помощи ногайцам, ожидая инструкции от высшего командования, между тем решалась судьба многих людей. Ногайцы, не пожелавшие принять российское подданство и переселиться в выделенные им места, были истреблены А.В.Суворовым.

Лишь некоторые ногайцы после этих событий (Шагин Гирей (в период пребывания Шагин Гирея в Ейском укреплении, оно называлось Шагин-Гирейским городком) со своими людьми) переправились все же в Османскую империю 27 января 1787 года [9, с.40-44]. Османы приступили к действию лишь в конце мая 1789 года. Войска высадились в Анапе и Суджук-Кале. С 22 по 30 сентября на Кубани высадился десант Батал-паши.

Османские войска переправились на правый берег Кубани по двум бродам. Один проходил против устья р. Джеганаса, другой – ниже на пять верст недалеко от покинутого ногайского аула Мусы Таганова [11, c.11, 29-34]. Наконец, в конце мая 1791 года генерал-аншеф И.В. Гудович - новый командир Кавказской Линии – осадил крепость Анапу, в которой находился гарнизон, образованный из 15 тысяч турок и ногайцев, жители и сам Шейх Мансур.

После того, как Анапа была сдана, ногайцы, составляющие большую часть пленников, впоследствии были поселены на Перекопских степях Таврической Губернии. Большая часть закубанских ногайцев переселилась к трухменам, кумским и прикаспийским ногайцам [12, с.4-5; 13, с.18].

По результатам османо-российской войны 1787-1791 годов, завершившейся победой над армией Батал-паши, российские войска завладели османскими крепостями Тульчин, Исакча, Браилов, Измаил, Анапа [8, с.330-331; 9, с.18-19; 14, с.149-150, 162-166].

По Адрианопольскому договору 1829 года, к Российской империи отходило все восточное побережье Чёрного моря от устья Кубани до пристани святого Николая с крепостями Анапа, Суджук-кале и Поти, а также города Ахалцихе и Ахалкалаки: «…Все земли, лежащие на юг и на запад от вышесказанной граничной черты к стороне Карсского и Трапезундского пашалыков с большой частью Ахалцыхского пашалыка, останутся в вечное владение Блистательной Порты; земли же, лежащие на север и на восток от оной черты к стороне Грузии, Имеретии и Гурии, а равно и весь берег Черного моря от устья Кубани до пристани Св.Николая включительно, пребудут в вечном владении Российской империи…

Сверх того, Блистательная Порта обязуется наблюдать тщательно, чтобы торговля, и особенно плавание по Черному морю, не подвергались каким-либо препятствиям; на сей конец она признает и объявляет, что ход через Константинопольский канал и Дарданельский пролив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих приходить из Черного моря в Средиземное или из Средиземного в Черное. Сии суда, если токмо будут купеческие, невзирая ни на величину их, ни на количество их груза, не будут подвергаться ни остановке, ни притеснению, согласно с тем, как выше постановлено. Оба императорских двора войдут между собой в соглашение об удобнейших средствах отвратить всякую медленность в снабжении судов надлежащими видами при их отправлении [15].

В соответствии с этим договором, причерноморские города юридически закреплялись за российской стороной и на этом завершились османо-северокавказские связи через причерноморские города-крепости, которые имели важное значение для развития османо-северокавказских связей. Они выполняли оборонительную, торгово-экономическую и культурную функции. А для самой Османской империи несли охрану Черного моря, имевшего огромное геополитическое, стратегическое, экономическое и транзитное значение.

Список литературы.

1. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т. 1. М., 1957.
2. Книга Большому Чертежу. М.-Л., 1950.
3. Мачанов А.Е. Борьба царской России и Турции за обладание Крымским ханством. Симферополь, 1929.
4. Николай Витсен. Северная и Восточная Татария или сжатый очерк нескольких стран и народов// Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв. Нальчик, 1974.
5. Эвлия Челеби. Книга Путешествия. М., 1979.
6. Л.И.Лавров. Топонимические заметки/ Кавказский этнографический сборник. М.: Наука, 1980.
7. Зденка Весела. Турецкий трактат об османских крепостях Северного Причерноморья в начале XVIII в.// Восточные источники по истории народов Юго-Восточной Европы. Вып. 2. М., 1969.
8. Бутков П.Г. Материалы для Новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год П.Г. Буткова. Ч. 2. СПб., 1869.
9. Лашков Ф. Шагин-Гирей, последний крымский хан. Исторический очерк. Киев, 1886.
10. Паллас П.С. Путешествие по южным провинциям Российской империи в 1793 - 1794 гг. Т. 1.// В.М.Аталиков. Наша старина. Нальчик: Эльбрус, 1996.
11. Погром Батал-паши на берегах Кубани 30 сентября 1790 года. Журнал кампании по Кавказской линии покойного генерала от инфантерии и кавалерии Ивана Ивановича Германа, 1790 г., 22 сентября по 30 число. Екатеринодар, 1896.
12. Ахмадов Ш.Б., Акаев В.Х. Освободительное движение горцев Чечни и Северного Кавказа под предводительством Мансура в 1875 – 1791 годах// Шейх Мансур и освободительная борьба народов Северного Кавказа в последней трети XVIII века. Грозный, 1992.
13. Бентковский И. Заселение Черномории с 1792 по 1825 год// Памятная книжка Кубанской Области, 1881.
14. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала XVIII века. СПб., 1887.

Gazavat.ru
Опубликовал administrator, 16-12-2012, 21:04. Просмотров: 1638
Другие новости по теме:
Кабардино-ногайский союз против калмыков, - Эвлия Челеби
Хотко: Внешнеполитическое положение Черкесии в XVIII веке
Черкесия оставалась независимой от Монгольской империи, основанной Чингис-х ...
Взгляд на историю Северного Кавказа с позиций современных российских искаже ...
Идарова Кабарда (Идарей) – черкесское владение на берегу Каспийского моря