Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Настоящая статья вводит в российский научный оборот два документа, касающиеся широко обсуждавшейся в Венгрии во второй половине XIX в. гипотезы о возможном генетическом и языковом родстве венгров (угров) с кавказскими народами, прежде всего, черкесами.

Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов и венгровПервый документ – это небольшая полемическая статья карпаторусского писателя, педагога, церковного деятеля, издателя; наиболее известного «будителя» карпатских русинов Александра Духновича (1803-1865) «Нѣчто о черкесах»1.

Второй – отчеты о двух венгерских экспедициях на российский Северный Кавказ, осуществленных в 1895-1896 гг. графом Евгением (венг. Енэ2) Зичи (Zichy Jenő) (1837-1906) – политиком, исследователем стран и народов Азии и Кавказа, почетным членом Венгерской академии наук3. Целью экспедиций был сбор и изучение данных о пути мадьярских кочевников из Азии в Европу, а также связанных с этим языковых, исторических, археологических, антропологических и географических сведений.

Статья А. Духновича «Нѣчто о черкесах» была опубликована в 1856 г. во Львове в издании «Мѣсяцословъ въ поздравленіе угорскихъ русиновъ на годъ 1857». В ней автор опровергает утверждения многих своих современников о родстве между венгерским и черкесским языками по причине общности части лексического фонда этих языков. Приведя вначале примеры таких похожих лексических единиц, далее в качестве контраргумента, чтобы доказать отсутствие родства черкесского языка с венгерским, автор приводит аффиксы, выражающие грамматическое значение множественного числа имен существительных в этих двух языках, и несколько «изреченій черкесских» (две пословицы и фрагмент художественного текста).

В этой связи отметим, что все примеры, приведенные как черкесские, на самом деле являются тюркскими. Такое смешение могло произойти по двум причинам. Во-первых, тюркские языки в течение длительного времени использовались на Кавказе в качестве языков межнационального общения; ими владели и собственно черкесы (адыги). Во-вторых, черкесами и в России, и в Европе долгое время называли представителей всех коренных народов Кавказа. Более того, именно черкесами называли в Турции всех переселенцев – «мухаджиров». Это происходило потому, что большинство мухаджиров составляли собственно черкесы и родственные им абхазы4. Вот и неудивительно, что А. Духнович, отождествляя черкесский язык с языками тюркскими, пишет: «Язык черкескiй есть сам Татарскiй, прото зная татарскiй язык, по всем Кавказѣ разговоришься…»5.

Отметив наличие в венгерском и черкесском (т.е. тюркском) языках общего лексического фонда, Духнович правильно говорит о том, что на основании лишь этого факта (тюрк. арпа – венг. árpa «ячмень»; тюрк. олма – венг. alma «яблоко» и т.д.), нельзя делать вывод об их родстве. Но нельзя согласиться с тем, какими аргументами оперирует автор статьи для опровержения тезиса о родстве. Так, упомянутые Духновичем аффиксы множественного числа (венгерский -k и тюркский -лар) лишь по причине их различного звучания нельзя считать доказательством отсутствия родства между венгерским и тюркскими языками. Наоборот, наличие такого рода аффиксов показывает, что типологически как финно-угорские, так и тюркские языки принадлежат к агглютинативным языкам6. Однако для опровержения родства такой пример, конечно же, непоказателен.

А вот утверждение Духновича о том, что венгерский язык ранее «такожде подлинно кавказкій был», созвучно мнению, которое он вроде как опровергает, но правильность которого решил проверить Евгений Зичи 38 лет спустя.

Граф Е. Зичи совершил 3 экспедиции по регионам Азии – две на Кавказ (1895-1896) и одну в дельту Волги, земли чувашей, башкир, остяков (хантов), по берегам Байкала, пустыне Гоби и Китаю (1897-1898). В российских музеях исследовал артефакты времен Великого переселения народов. Результаты экспедиций Зичи обобщил в двух фундаментальных трудах: «Переселение мадьярского племени. Путешествие графа Енэ Зичи по Кавказу и Центральной Азии» (в 2-х тт.)7 и «Исследования Востока для выяснения происхождения венгров. Третье путешествие графа Енэ Зичи по Азии» (в 6-ти тт.)8.

Эти труды – результат обобщения данных, полученных в ходе экспедиций, еще ждут своего российского исследователя. Нас же интересуют сведения о поиске родства между венграми и черкесами, почерпнутые из отчетов о первых двух экспедициях на Кавказ «с мест», отсылавшихся в редакцию пештского еженедельника “Vasárnapi Újság”.

Первая экспедиция графа Зичи на Кавказ (автор отчетов – член экспедиции Лойош Садецки).

9 мая 1895 г. исследовательский отряд графа Зичи сошел на берег Черного моря в порту Новороссийск9, откуда путешественники поездом отправились в «старую столицу черкесов» Екатеринодар. Оттуда было начато знакомство «с еще существующими черкесскими деревнями – аулами». Отмечается, что таковых осталось мало, поскольку черкесы большей частью переселились в Турцию, а на их землях были поселены казаки. Из Екатеринодара экспедиция по разрешению военных властей и под руководством офицеров-черкесов отправилась далее, к живущим в кавказских долинах кабардинцам, карачаевцам и другим народам.

С исторической и языковедческой точки зрения венгерскую экспедицию интересовали прежде всего кабары и их близкие родственники абаза, абазехи и шабсиги10, самоназвание которых адыге. Автор статьи пишет, что все указывает на то, что черкесские племена представляют собой обломки гуннского союза Аттилы, что позже они проживали в тесном контакте с мадьярами, и что, как и мадьяры, принадлежат к туранскому племени11.

Далее Л. Садецки пишет о племени кабаров, о которых из свидетельства византийского императора Константина Багрянородного было известно, что они в Лебедии12 присоединились к мадьярам, приняли родственный мадьярский язык и являлись одним из мадьярских племен во время обретения родины13. Мадьяры, убегая от живших к востоку от них печенегов в Этелкез14, разделились на две части, одна из которых вернулась в Аланию, к границам Персии. Возможно, что их потомками являются современные кабардинцы и соседние родственные им народы, в языковом отношении мало отличающиеся друг от друга, заключает автор.

Эта Алания – не что иное, как современная родина черкесов (адыге) в северных долинах Кавказа, а именно в долинах Кубани, Кумы и Терека с притоками. Перед пришедшими сюда из Лебедии мадьярами и кабарами уже не лежала неизвестная земля, потому что и ранее здесь проживали мадьяры. В самом центре степей на берегу Кумы во время экспедиции один город и одно селение назывались Маджар15.

Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов и венгровДалее Л. Садецки рассказывает об адыгах, «которых принято называть черкесами, признанных потомками народов, родственных с древними мадьярами». К востоку от Черного моря, в северокавказских долинах рек Кубани, Зеленчука, Терека, Черека, Баксана, Чегема живут эти племена в своих аулах. Дома в основном плетут из прутьев, обмазывая грязью; дворы и огороды окружают живой изгородью. На кольях изгороди кое-где торчат лошадиные черепа, что, как они считают, отпугивает злых духов от животных и защищает посевы от морозов.

В плодородных долинах народ занимается обработкой земли и животноводством. Примитивные деревянные, но обитые железом плуги тащат 6 – 8 волов. Занимаются в основном овцеводством; разводят преимущественно черных овец; из шкуры таких черных баранов выделывают мех, известные у нас как дорогие астраханские (каракулевые) или персидские меха. Единственное их мясное блюдо – шашлык, который они вкусно готовят на вертеле.

Основной предмет их забот – лошади. Их легкие, тонкие, резвые кони известны в дальних странах как прекрасные бегуны. Черкесы верхом ездят по полям, горам, на базар. Они исключительные наездники, «будто родились с лошадьми». Конное сопровождение и охрана экспедиции показались ее членам «чудом ожившими со времен обретения родины нашими предками-мадьярами, как их описывают историки».

Характер черкесов, их гордость, свободолюбие, рыцарство, храбрость и искренность поведения, гостеприимство, геройская отчаянность, равно как и народные традиции – все это автору очень напоминает характеристики венгров. Среди черкесов путешественники видели несколько настолько венгерских типажей лица, что подумывали было даже, будто находятся дома среди своих знакомых.

Что касается черкесского языка, он, по мнению Л. Садецки, «определенно принадлежит к туранской ветви, показывая сходство с венгерским как в некоторых словах, так и в словообразовании и грамматических формах».

И в одежде прослеживали члены экспедиции сходство черкесов с венграми: «особенно их бурки из черной шерсти точно такие же, что и черные губы16 венгерских крестьян».

Автор также отмечает, что черкесы свои старые кинжалы называют мадьяр; мы добавим, что в Грузии маджарой называют молодое вино.

Из автохтонных народов Кавказа автор выделяет, в частности, такие черкесские племена: кабарда, шапсуг и натухай, а также абхазы, абаза, джихеты, убышки, абадзехи и др. более мелкие народы, разбросанные по долинам и равнинам Кавказа. Кабардинский народ делится на два класса: крестьян-земледельцев и дворян. О них Л. Садецки пишет, что это «очень бедный и неосведомленный народ; мало кто из них умеет писать и читать; но зато толковые и ведущие трезвый образ жизни. Вина не пьют; только по праздникам богато пируют. Их отличительная черта – воинская доблесть, но бывают склонны и к грубости и мстительности».

А вот в чем члены экспедиции нашли наибольшее сходство с венграми: это национальный танец «лезгинка», который от лезгин-авар переняли все кавказские народы, как у черкесов – национальный костюм. «Танец этот – роскошная сестра нашего [венгерского] чардаша».

Закончилось путешествие 25 июля, когда члены экспедиции сошли с судна, прибывшего из Батума, в Новороссийске, откуда на поезде, «через Лебедию, когда-то землю ищущих новую родину наших предков, а теперь богатые степи донских казаков», 27 июля 1895 года прибыли в Москву.

Вторая экспедиция графа Зичи на Кавказ

Второе путешествие графа Евгения Зичи, посвященное поискам следов венгров на Кавказе, началось 19 декабря того же, 1895-го, года. Исследователь выехал на поезде из Будапешта через Киев, Таганрог, Ростов на Екатеринодар, далее верхом через Майкоп, Нальчик, Владикавказ на Тифлис и Дербент. По поручению российского правительства экспедицию сопровождал советник российского посольства в Вене.

Экспедиция была недолгой: уже 19 февраля 1896 года граф Зичи прибыл в Будапешт с еще большей уверенностью в том, что на Кавказе он разыскал прародину венгров. От осетин-дигорцев он часто слышал слово маджар, используемое ими как выражение восторга. У черкесов, живущих на противоположном от Екатеринодара берегу Кубани, он наблюдал «типично венгерские типы лиц» и встретил среди них троих детей, носящих традиционное венгерское имя Аттила17.

Таким образом, во 2-й половине XIX века венгерские ученые активно занимались поисками исторических корней своего народа. Именно венгры были одними из первых исследователей языка и культуры обских угров (О. Регули, Б. Мункачи, К. Папои); они также искали своих языковых родственников на Северном Кавказе (члены экспедиции Зичи). И даже те их оппоненты, кто отрицал родство венгров с кавказскими и тюркскими народами, считали, что изначально венгерский язык относился к кавказским языкам (А. Духнович).

1 Духнович О. Твори. Том ІІІ. – Пряшів, 1989 (далее – Духнович О. Твори...). – С. 230 – 231.

2 Здесь и далее венгерские имена собственные передаются в нашей редакции. О рекомендациях по способам передачи венгерских онимов средствами русского языка автор готовит отдельную статью.

Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов и венгров3 Gróf Zichy Jenő ázsiai utazása. Vasárnapi Újság (далее – VÚ), 1895. 19. sz. – P. 315 – 306; A Kaukázusból. Gróf Zichy Jenő kutató utazása. VÚ, 1895. 27. sz. – P. 437 – 438; A Kaukázus népeiről. VÚ, 1895. 28. sz. – P. 453 – 455.; Dagesztán. VÚ, 1895. 29. sz. – P. 471 – 474; Gr. Zichy és utitársai Dagesztánban. VÚ, 1895. 31. sz. – P. 502 – 507; Gróf Zichy és társai útjából. VÚ, 1895. 33. sz. – P. 535 – 538; VÚ, 1895. 34. sz. – P. 562; VÚ, 1895. 51. sz.; VÚ, 1896. 9. sz.

4 История Абхазии. – Сухум: Алашара, 1991. – С. 277.

5 Духнович Олександр. Указ. соч. – С. 230.

6 Кроме того, как венгерскому, так и тюркским языкам свойствен сингармонизм при создании форм множественного числа.

7 A magyar faj vándorlása. Zichy Jenő gróf kaukázusi és középázsiai utazásai. 2 kötet, Budapest, 1897

8 Keleti kutatások a magyarság eredetének felderítése érdekében. Történelmi áttekintés és észleleteim, tapasztalataim különös tekintettel ezpeditióm eredményeire. (Harmadik ázsiai utazása VI. kötet.) Székesfehérvár, 1905.

9 В газете город ошибочно назван Novo-Ruppijszk. По-видимому, редакторы неверно прочитали почерк корреспондента.

10 Написание транслитерируется с языка оригинала.

11 Туранскими называли кочевые племена восточноиранских народов Средневековья.

12 Лебедия, или Леведия – территория между степями Дона и Азовским морем (по другим источникам – между Днепром и Доном), место кочевания угров (мадьяр) в VIII – IX вв. Названа по имени угорского воеводы Лебедия (венг. Elevd).

13 Т.е. переселения в Паннонию, на территорию современной Венгрии, в 896 г. Так, состоявший на русской службе немец И. Бларамберг еще в 1830-е гг. писал, что к семи мадьярским родам, перекочевавшим из Азии в Лебедию, присоединился «один хазарский род кабаров», которые могли быть кабардинцами [Бларамберг И. Историческое топографическое статистическое этнографическое и военное описание Кавказа. Нальчик, 1999. – С. 194 – 195].

14 Этелкез (тюрк. «междуречье») – территория между Днестром и Дунаем, на которой проживали мадьяры после исхода из Лебедии и до переселения в Паннонию.

15 Ныне г. Буденновск (ранее Святой Крест) Ставропольского края. Ср. также селение Бургун-Маджары (совр. Левокумский район Ставропольского края).

16 Гýба – венгерская бурка, косматая епанча.

17 По-видимому, тюркско-черкесское Адиль.

Владимир Пукиш, Адыгейский государственный университет (г. Майкоп)

aheku.net


Иллюстрации – сверху вниз:

1. Граф Евгений Зичи, екатеринодарский атаман Ковалевский и участник экспедиции Габор Балинт в кабардинских бурках;

2. Члены экспедиции слева направо: Якуб Челлингерьян – венгерский армянин, д-р Мор Вошинский, Габор Балинт, граф Евгений Зичи, д-р Лойош Садецкий;

3. Граф Евгений Зичи и художник Михаил Зичи в Лахти, на даче художника;

4. 5. Страницы из изданий об экспедициях.


Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов и венгров

Русинский будитель А. Духнович и венгерский граф Е. Зичи о родстве черкесов и венгров
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 3-05-2012, 19:23. Просмотров: 1010
Другие новости по теме:
Габор Балинт, венгерский полиглот – автор черкесского словаря
Черкесский центр в Грузии 21 мая презентовал учебник ныне мертвого убыхског ...
Проблемами адаптации сирийских черкесов в КЧР заинтересовались ученые НИУ В ...
Термин «абаза», его употребление в черкесском и абхазском языках
Адыги, убыхи и абхазы проживают на Северном Кавказе с глубокой древности