Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Нальбий КУЕК: Стихи в переводе Аслана ШаззоОт переводчика: Я не перевожу тех стихов, что мне не нравятся в оригинале. Другое дело стихи Нальбия. В оригинале они мне нравятся практически все. И я не трогаю те, которые мне нравятся очень. Боюсь испортить. Но и то, что как-то удалось перевести, многим нравится. Причем без каких бы то ни было комплексов эти стихи сравниваются с лучшими творениями лучших авторов. Поэтому предлагаю то, что есть. И еще советую – найти возможность читать Куека в оригинале.




Стихи в переводе

***

Никто из нас не опознает Жизни.
А опознает, что сказать сумеет?
Тоскливо сердцу, но оно не смеет
Взлететь и оглянуться в укоризне.

Никто из нас не опознает Сердца.
Взметнет и камнем падает обратно,
Рождает ночь и гонит безвозвратно –
Все не найдет себе единоверца.

Никто из нас не опознает Неба.
Деревья, что всегда ночуют в звездах,
Ложатся насмерть, расцарапав воздух –
Самоубийство смене на потребу.

Никто из нас не опознает Дома.
Река бежит – она была бы птицей,
Когда б не берегов крутых граница,
Когда б не путь неведомый, искомый.

Как тьму вселенной развести лучами,
В каком из направлений от порога –
Здесь или там – искать разумнее Бога?
Что в доме нашем? Мы не знаем сами.

И человек – венец или калека?
Когда к себе оборотимся ликом –
Мы все равны в прозрении великом:
Никто не опознает Человека.

* * *

Сколько птиц из своей головы
Подарил я лазури бездонной!
Упорхнули. Я ждал их. Увы!
Возвратилась назад лишь ворона.

Не влетела в открытый проем –
Сединой обработала стружки,
Уложила гнездо на макушке,
И с семейством живет теперь в нем.

Для чего эти крылья растим?
Для чего в этот мир отпускаем,
Если только таких и встречаем,
Кто вернулся и неотвратим?

Вот сидит она в теплом гнезде,
Своим карканьем ранит округу,
Седину превращает во вьюгу
И пророчит о скорой беде.

Где мой дом? Что я делаю тут?
Все, что лучшее было – отдал я,
Тени только во мне да печали,
А в округе – вороны снуют.

* * *

…А человек все шел и шел,
И шел все больше без дороги,
Пока в степи не встретил ствол,
Кривой, ветвистый да убогий.
Сел отдохнуть в тени ветвей,
Поскольку дело было летом,
И, озирая круг степей,
Он пел, наверное, при этом.
Затем он встал, чтобы идти,
И потянул за веткой руку –
Она была нужна в пути –
Отмахивать жару и скуку.

Но укололся он иглой,
Иглой, под ласковой листвой.

Достал он из кармана нож
И, больше ветку не тревожа,
Отрезал тень ее. И что ж?
Он был доволен ею тоже.
Она как будто бы в пыли,
Но отряхнуть ее немного,
А там – прохладу с ней дели,
И не поранит, слава Богу.
Обдумав так со всех сторон,
Отправился, душою светел.
Но тут, услышав сзади стон,
Он оглянулся и заметил:

Не стало колкой ветки той,
Чью тень он уносил с собой.

Но человек все шел и шел,
И шел все больше без дороги,
Забыв про ветку и укол,
Шел, обметая тенью ноги.

А дерево рванулось вслед,
И вновь застыло – хода нет…

* * *

Я настежь распахнул окно
И содрогнулся: как темно!
И ощутил – я на краю
Лицом к своей спине стою.

И я спросил себя: «Ну что ж,
Давно такой удачи ждешь?»
Затем в ответ: «Сейчас вдвоем
В мир заоконный перейдем,
А там уже поговорим…»

Все это было бы смешно,
Но показалось мне – летим.
И вслед захлопнулось окно.

* * *

Покажи мне руку правую,
Левую мне покажи.
Знаю я, что ты – двуглавый,
Выше головы держи.

Видишь сам, как ты хорош,
Что ж ты шею низко гнешь?

Знаешь сколько мне голов
От щедрот досталось?!
Не сберег… Следы клинков.
Лишь одна осталась.

Но последнюю, одну
Не склоню я, не пригну!..

* * *

Меняюсь я, преображаюсь,
То восхожу, то опускаюсь…
Считаюсь Солнцем…
Поражаюсь,
Как только оглянусь назад:
Я путь проделал в день длиной –
Не небо, но болотный смрад
Лежать оставил за спиной.
А то, что гимном в свою честь
Я посчитал – то тварей звуки.
Их по болоту тут не счесть,
Да и кричат они от скуки.

Я огляделся – всюду грязь,
И с Богом истончилась связь.

Но вот умылся – просветлел,
И вновь поднялся – много дел.
И даже если я не в небе,
Творенье Бога, я творю:
Не разувериться лишь мне бы
И ведать, что несу зарю.

…И солнце в луже придорожной
Купает лик свой осторожно.

* * *

Посмотрите, как быстро наш лес
Уничтожили – весь изрубили,
Как в огромные кучи сложили
И огонь развели до небес.

Там еще все тропинки видны,
А они, обступив полыханье,
Руки греют. Вокруг на поляне
Встали тени у них со спины,

И готовятся сбросить в костер.
Это души деревьев горящих
Те, что мирно господствуют в чащах
И не терпят палящий простор.

… Кто сказал вам, что их топоры
Чем-то лучше. Ведь дело не в этом –
Собираясь вот тут каждым летом,
Разводить мы любили костры…

Русланиду Куадже

Ни звука, ни тропы. Вершины гор
Тьмой вспыхнули, сгорели.
Пожаром черным полыхнул простор:
Бог выслал из ущелий
Людей живых и скот. И тихо смолк.
Не слышно птиц. Рысцой уходит волк.

Как будто мрачный, темный лик один:
Земли и неба лица.
Боясь обжечься холодом вершин
Луна спешит укрыться.
Пространство, словно средоточье мук,
И светом кажется случайный звук.

Но в недрах сердца: явь или мираж?
Замри… То камень ожил!..
Знакомый шаг, и говор тоже наш –
Так кажется похожим:
На каменистой почве человек
Неторопливо мерил долгий век.

Он камнем рос. Брал камень на ладонь
И вольной мыслью бился.
Он сердце в птицу, камень тот в огонь
Преобразить стремился.
Он здесь трудился и уже давно
Был с этой правдой жизни заодно.

…Иное поколенье. Их мечты
Грустны и суетливы,
А тут следы, как острые хребты,
Как сговор молчаливый.
Следы уходят. Видно, Бог, послав,
Куда, зачем отправил – не сказал.

Туманом, волком, дубом на скале
Сюда вернется скоро,
И разольется песней по земле,
Наполнит жизнью горы:
Он – воля, он – надежда, он – адыг,
Мал, как родник, но дорог – и велик.

* * *

Давай забудем о высоком слоге
И по-простому будем говорить:
Не лесом буйным – деревцем в итоге
Стоишь в степи у жизни на краю,
Пытаясь тень хранить…
Я узнаю
Родное в образе твоем неярком
И верю: тень дотянется не жарким
Своим крылом сюда, где я стою –
Она чуть слышно дышит и растет.
А подо мной сердца еще пылают,
Хоть бушевало столько непогод
Над ними в прошлом. И никто не знает,
Я в том числе, чем можно им помочь.
Не воин, но протягиваю руку,
Чтоб перенять тяжелый меч, кольчугу,
И вместе с ними мужество и силу
У призрака, что озаряет ночь.
Но, Боже мой, прости меня, помилуй,
Как лучезарен день, где я живу!
И как же он одновременно горек!
А впрочем, я про тень и про листву,
Об остальном пусть говорит историк.

* * *

Не уродиться, а только трудиться
Можно тут до ночи, брат.
В поле – лишь поле. Оно без границы,
Нет в нем дороги назад.

В поле лишь поле найти удается,
Станешь одним с ним лицом,
Редко когда проблеснет позолотце,
Чаще – сплошной чернозем.

Не было старости, не было детства,
Все отдавал, не деля.
Не наберется потомству наследства,
Разве что в жмене земля.

Вот и дорога до первой развилки –
Там твой последний ночлег,
Поле нельзя уложить на носилки,
Если на них человек.

Надолго в небе застынут светила,
Чтобы побыть в тишине.
Поле уменьшится новой могилой
По ширине и длине…

Не уродиться, а только трудиться
Можно тут до ночи, брат.
В поле – лишь поле. Оно без границы,
Нет в нем дороги назад.

* * *

Мужи или мальчишки –
Не мы оценим.
Не создаем излишки
И днем осенним.

И не смотрите – сзади
Иной порядок.
Нас шлют вперед не ради
Обид, оглядок.

Коси, коса разлуки –
Работай чище:
Не счастье наше – муки
Для жизни пища.

* * *

Как хорошо бы оказаться тотчас
В родном дворе, в тени ореха,
На чем-то памятном сосредоточась,
Чуть слышать голоса, как эхо.

Идя за чередой воспоминаний,
Дождаться угасанья солнца.
Увидеть, что открылся месяц ранний,
Как в мир таинственный оконце.

Вздремнуть удобно было бы, пожалуй,
На мысли даже самой главной,
И руку дать небесному причалу,
Где равного встречает равный.

Что происходит с миром в эти ночи?
Листва вздыхает в полудреме,
Все звуки – отдаленнее и четче,
Как хлопоты в не спящем доме.

Земля, соединившись со вселенной,
Сияет звездочкой спокойно.
И знаю – здесь мы будем незабвенны,
Все, кто любви ее достойны…

* * *

Он плачет в лесу… На рассвете
В весенней прохладной тиши
Ликуют лучи, словно дети,
И игры свободные эти
Так искренни и хороши!
Он плачет. И небо не может
Осмыслить печали его –
Что тайную душу тревожит,
Когда на земле торжество?
Цветы раскрывают бутоны
И запахи стелют ковром,
Деревья раскинули кроны,
И тянется всякий рожденный
За светом, теплом и добром.
Все кажется настежь открытым,
И жизнь не имеет границ,
И все, что хранится зенитом,
Как сон не сорвется с ресниц.

Он плачет… И выглянул Бог
И тоже не может понять,
Чем мир этот трепетный плох,
Где празднична каждая пядь?..
А может быть, что-то иначе?
Тоскует не он – белый свет,
Который, слезой негорячей
Умывшись и слезы не пряча,
Встречает весенний рассвет?
Вершины, долины и реки,
Что полнится жаждой живой –
Все это сошлось в человеке,
Нарушило сердца покой?
И сердце, не выдержав гнета,
Умчалось на ту из орбит,
Где Бог, и уже из полета
Увидело – плачет сидит…
Не зная о смерти и тлене
Взирает оно в простоте
Беспечной, и нет даже тени
В его бесконечной мечте.

Он плачет в лесу. И печаль
Ложится над землями низко,
И неба восходного даль
Не может поднять еще диска.
Шумит разноусто листва.
Она говорит с небесами,
Она молодая, как пламя,
Но есть ли на свете слова,
Чтоб высказать ЭТО словами?
Нет имени, видно, такого,
Не слышал вовеки и лес,
Чтоб ЭТО, как внятное слово,
Коснулось внезапно небес.
Бог видит, конечно. Он тоже
Не знает, что думать, похоже,
Он тоже не может помочь.
Но если не Он, тогда кто же
Даст силы печаль превозмочь?

Он плачет… А сердце в дали –
Небесной дали, неизвестной –
Не хочет судьбы бесполезной
И смертной не хочет земли.
Оно заодно уже с бездной –
В бессмертие ищет дорогу.
Оно отвернулось от Бога:
Которого чтило – забыло,
Избрало, Которого нет…
И землю могилой цветущей
Назвало в потоке планет.
Он плачет… Как каждый живущий,
Сияющим солнцем согрет.

* * *

Я хоть не Бог, но вижу все же
То, чего нет, во всем, что есть.
Вживую рву слова из кожи,
Чтобы озвучить их, прочесть.
И да простит меня Всевышний:
Не я творил из рая – ад,
Из ада – рай. А виноват,
Так не осудит Он излишне.

Я тот, кто сердцем дал жилище
Двум сущностям – их не разнять.
Ступни мне обжигает ад,
И рай огнем в лицо мне дышит.
Ни жизнь, ни смерть не пощадит…
Я тот, кто воплощает слово
И не находит ему крова –
Отец, но для детей не щит…

* * *

… Тень свою я приподнял
Над собой и сел в тенечке,
Поудобней в холодочке
Примостившись, задремал.

Критик проходил знакомый –
Весь в поту. Ко мне подсел.
Отдышаться не успел,
Спохватился: быть такому?!

Осмотрелся, тень потрогал,
Убеждаясь в полной мере –
Бросил строго: «Я не верю!»
И пошел своей дорогой.

СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

Бежала Луна

За Солнцем бежала,
бежала Луна,
И ночью, и днем
догоняла она.
По следу бежала
и наперерез,
Сквозь тучи и звезды,
болото и лес.
Луна догоняла,
догнать не могла,
Ни хитрость, ни ловкость
ей не помогла.

А Солнце по свету,
По полю летело,
По кругу широкому,
будто Жар-птица.
Оно никого
догонять не хотело,
Могло оно только
лететь и светиться.
И хоть торопилась Луна
и тайком
Порой становилась
коварной волчицей,
Чтоб ловко по дебрям
нестись напролом,
Угнаться никак не могла
за Жар-птицей.

Споткнулась Луна среди ночи
и впредь
Осталась с обломанным носом
висеть.

Снежинка

Белая снежинка
По небу летела –
Звездная пушинка,
Кружевное тело.

Звали ее ветры,
За собой манили,
По тропинке светлой
В темноте кружили.

Звали ее, звали,
Звали, не дозвались –
И в чужие дали
С тучами умчались.

Белая снежинка
По небу летела –
Звездная пушинка,
Кружевное тело.

Долгий одолела
Путь и стала краше,
Осторожно села
На поляне нашей.

Села и раздольем
Обернулась разом:
Бесконечным полем –
Не окинуть глазом.

Луч играет ранний
На сухом морозе,
И несутся сани,
И поют полозья.

Прилетела птичка

Рассердилась зимушка-зима,
Замела дороги и дома,
По реке морозы укрепила
Изо всей своей студеной силы.

А потом украдкой по лесам,
По нехоженым, глухим местам,
Побежала снова за ветрами,
За колючей стужей и снегами.

Как спешила к нам она назад,
Мы не знаем. Только не успела.
Прилетела птичка в спящий сад
И отважно песенку запела.

И набухли на деревьях почки,
Глянули во все глаза цветочки.
Песенку услышала весна,
И вернулась снова к нам она.

Скачет козлик по дороге

Раз,
И вот те сказ:
Скачет по дороге
Козлик… однорогий.

- То есть, это как?

Так бывает: рог
Он в одной из драк
Просто не сберег.

Два,
Идет молва:
Посреди дороги –
Козлик. Он двурогий

- Ну, а это как?

Очень просто – скок,
Зрение напряг
И нашел свой рог.

Три,
Ты посмотри:
Снова на дороге
Козлик. Он трехрогий.

- Да, не может быть!

Может. Он любил
Всех бодать и бить –
Сдачи получил.

Раз-два-три –
Четыре,
Козлик на дороге,
Он четырехрогий.

- Разве так бывает?

Почему бы нет?
Спросишь: как? Я знаю,
Но не дам ответ.

Пять,
Ну, вот опять:
Посреди дороги
Козлик пятирогий.

- Как?

Считай же сам
По два по краям
И посередине –
Рог. Он самый синий.

Шесть,
Несется весть:
Там же на дороге
Козлик – шестирогий.

- Выдумки одни!

Подойди, взгляни:
Каждый новый рог
Драчуну урок.

Зазнайка

Зауркан наелся до отвала.
Что ж, и силу показать пора
- Раз! – ударил кошку для начала
Кошка ускользнула со двора.
- Два! – достал ногою петушка,
- Три! – догнал соседского щенка,
На четвертый раз по огороду
Молодой кочан капусты с ходу
Запустил как мяч, да ловко так,
Что с ноги его слетел башмак.
- Ха-ха-ха! – смеется Зауркан:
- Что вперед? Башмак или кочан?!
- Пять! – ударил снова он, не глядя,
И схватился за ногу: «Ой-ой!»…
Разревелся мальчуган в досаде
И заковылял тотчас домой.
Ну, а еж, которого к ограде
Отфутболил он босой ногой,
Посмотрел на хромоножку сзади
И подумал грустно сам собой:
«И ходить-то не умеешь толком,
Что ж ты бьешь так сильно
по иголкам?»

Кто же лужи уберет?

Ветер налетел, и вот
Дождь пошел осенний.
На чердак умчался кот,
Ищет там спасенья.
Пес забился в конуру,
Не покажет носа.
Расходился по двору
И испортил всю игру
Дождь… Потом унесся.

Сколько веток наломал
Вы взгляните только!
Старых листьев набросал,
Луж оставил сколько.
Закатил футбольный мяч
В угол самый дальний.
Не пройти туда, хоть плачь,
Где застрял любимый мяч,
Мокрый и печальный.

Папа сгреб солому, взял
И унес на вилах.
Ветки по двору собрал,
Мелко порубил их.
Мяч из дальнего угла
Вынес прямо к дому.
Мама бросила дела,
Аккуратно подмела
Листья и солому.

Все как будто во дворе
Снова прежним стало.
Приступить пора к игре,
Только места мало.
Неуютно там и тут –
Что же будет дальше?
«Лужи скоро уберут?!»
Целый час, наверно, ждут
Кот и пес, и мальчик.

Ким и дождь

На серебряной,
На ножке
Дождь по крыше проскакал
Торопливо от порожка
По дорожке побежал.
Там замешкался немножко
Будто что-то поискал –
К Киму заглянул в окошко
И ладошкой постучал:

«Ким, малыш, издалека я
Низко по небу плыву,
Ручейка не пропуская
Собирал я синеву.
Среди бури в океане
Только капельки впитал
Пил из озера в тумане,
Где густеет краснотал.
В золотых песках пустыни
Все колодцы отыскал
Был на самой, на вершине
Самой снежной среди скал.
Шел я долго,
Шел с тревогой,
Осторожно и с трудом,
Будь же другом,
Будь подмогой –
Покажи мне, где мой дом?

Я спросил сначала крышу,
Но она сказала: «Тише!»
Я спросил потом дорогу,
Но запачкался в пыли.
У кустов, что там росли,
Я поранил себе ногу…

Я к козленку – он бодаться,
К жеребенку – он скакать,
Я к котенку – он играться
Я опять – и он опять.
Я к теленку,
Я к Пеструхе –
Отмахнулись, как от мухи.

Я к пушинке – улетела,
Я к цыпленку – убежал,
Не найду себе я дела,
Здесь меня никто не ждал?
Одолел земель я много
И пришел со всем добром,
Будь же другом,
Будь подмогой –
Покажи мне, где мой дом?»

«Подожди, - ответил Ким, -
Буду другом я твоим!»

Быстро выскочил из дома
Дождик за руку берет,
По тропинке, по знакомой
Тянет прямо в огород:

«Вот, капуста тут растет,
Кукуруза тоже ждет,
Перец, лук и баклажаны –
Рассыпайся, долгожданный!
В баклажанах дом твой - синий,
Желтый – там, где зреют дыни,
Красный дом твой –
Перец спелый,
А в капусте весь он –
Белый!»

Только этого и ждал,
Дождь от счастья засверкал.
Бросились они по кругу
И наперерез друг другу,
Встали разом на носки,
А потом вперегонки.
Ким бежит, а дождь идет
Прямо через огород,
По полям и по садам –
Дождь за Кимом по пятам.
Ким везде его водил,
Всех омыл и напоил,
Землю обежал кругом:
«Дождик, дождик –
Вот твой дом!»

***

Я в конце лишь помогал -
В небе радугу держал.

Как быть Киму?

Кто проехал на подводе,
Громыхнув на повороте?
Это дедушка Мамет,
Он коней запряг чуть свет.
Кто усердно в час восхода,
Смуглый и седобородый,
В кузнице своей стучит?
Это дедушка Тлепит.
Кто из дома раньше вышел
И нарвал лукошко вишен
Киму с самого утра?
Это Нафисет – сестра.
Кто листвой темно-зеленой
И густой широкой кроной
От жары спасает всех?
Это дерево – орех.

Ну, а где же Ким?

Ким уже встает со всеми,
Деловито: «Сколько время?»,
Одеваясь, говорит,
А потом к друзьям спешит.

Это – тропка от порога,
Это – дальняя дорога.
Это облачко вдали
Поднялось из-под земли.
Этот дом многоэтажный,
Знают все, и знает каждый –
Он до неба вознесен:
Раз,
Два,
Три,
Четыре –
Сто окон!

Ну, а что же Ким?

Киму аж четыре года,
Скоро будет ровно пять!
Он – отцовская порода,
Посмотрите, та же стать.

Мама вышла на крылечко,
Бабушка с зари у печки,
Дедушка погнал овец,
И давно ушел отец.
У сестры экзамен в школе,
Предстоит ей день тяжелый,
Так она сказала всем.

А у Кима нет проблем?

Опустеет в доме скоро…
У соседского забора
Лишь котенок со щенком
Вдруг прокатят кувырком.
Люди, птицы, звери, тучи,
Вишня и орех могучий
Чем-то заняты своим.

Ну, а как же Ким?

Мы играем в прятки

Кто со мной
Сыграет в прятки?
Я зажмурился,
Считаю:
Убегайте
Без оглядки,
Это ведь
Игра такая.

Ты –
Проказник-Пэтэрэз,
Для чего
На стог залез?
Прихвати с собой
Масхаба,
Хвастунишка он
Не слабый.

Адемхан
И Кандаур
Вы дружны,
Но чересчур:
То колотите
Друг друга,
То пугаете
Округу.

Беч, родной,
Проныра-Беч,
О тебе
Веду я речь,
Не гоняй же
Зря лентяя.
Прячься,
Я уже считаю.

Знаю и тебя,
Каншав –
Славно месишь
Грязь канав.
Шеомиз,
Дружок Каншава,
Пыль столбом
Ты поднял –
Браво!

Эй, Беслан,
В кармане сор,
Чемпион
Среди обжор.
Хазреталь,
Слезай с забора,
Всех достал,
Со всеми в ссоре.

Это – Гисс,
А то – Харис
Дом поставили
Верх дном,
Я припас для вас
Сюрприз,
Спрячетесь –
Сюрприз потом.

Знатный двоечник,
Инвер,
С друга
Ты берешь пример.
Ну а друг Рамзин?
Похоже,
Для него
Пример ты тоже.

Врозь
Нарыч, Чэчан –
Мальцы,
Вместе –
Просто сорванцы.
Кошку мучили
С утра:
Взяться
За щенка пора.

Бэч – хитрец!
Красавец Бэч!
Кудри рыжие
До плеч,
Что стоишь?
Играем в прятки –
Посмотри:
Мелькают пятки.

Я считаю
Не до ста,
Вас считаю,
Мои дети,
Прячьтесь,
Есть еще места!
А о ком забыл,
Ответьте.

Прячьтесь ябеды,
Вруны,
Хвастуны
И драчуны,
Прячься двоечник,
Лентяй,
Плут, неряха,
Скупердяй.

И упрямец
Прячься тоже,
Бэч, ты здесь еще?
Негоже
Пальцем
Ковырять в носу.
Не наводят так
Красу.

Прячьтесь, дети,
Я считаю.
Это ведь
Игра простая,
Прячьтесь,
Прячьтесь хорошо,
Чтоб никто вас
Не нашел.

Но…
Могу теперь
Сказать:
Не пойду я
Вас искать.
Ведь такие
Шалуны
Мне не очень-то
Нужны.

Кто поднимет небо

– Птичка, птичка –
Острый клювик,
Хвостик тонкий и живой!
Ты ли небо голубое
Подняла над головой?

Ты ли мчалась
Первой самой
В то ущелье,
Где ручей,
В лунном
Омуте ночей
Через камни,
Через ямы,
Поднимался
По-над кручей,
Чтобы стать
Рекой могучей?

– Взмах, –
Сказала просто
Птичка,
Хвостик вздернув
По привычке.
– Самым первым
И желанным
Взмах был
Моего крыла.

– Птичка, птичка
Утром ранним
Ты ли небо подняла?

… А когда
Вздымали кручу
Выше, выше
В небо прямо,
Кто тогда
На всякий случай
Оказался
Первым самым?

– Взмах, –
Сказала снова
Птичка,
Хвостик вздернув
По привычке,
Клюнув крошку
Со стола.
– Самым смелым,
Самым ранним,
Долгожданным
И желанным
Взмах был
Моего крыла.

… Есть
В моем хозяйстве
Доски,
Гвозди,
Молоток,
Пила,
Домик сделаю
Неброский,
Чтобы гостья
В нем жила.

Крылья
Домику придам я…
А зачем –
Судите сами –
Строить нам
Бескрылый дом
Прямо в небе
Голубом?

Пусть же
Домик мой
Отважно
Встретит в небе
Даже тучи…
Я ведь сам живу
На круче,
Но другой –
Многоэтажной.

Я ведь сам
Живу исканьем:
– Птичка, птичка
Утром ранним
Ты ли небо подняла –
Клювик,
Хвостик,
Два крыла?

– Взмах, –
Сказала просто
Птичка,
Хвостик вздернув
По привычке.
– Самым первым
И желанным
Взмах был
Моего крыла.

Ну а вы-то,
Детвора,
Что вы делали
С утра,
Пока птичке –
Пара крыл,
Клювик, хвостик
В полпера –
Чудо-дом я
Мастерил?

Ким вопросы задает

Утром
Ким проснулся только,
Лишь покинул
Он кровать:

– Дедушка, родной,
Позволь-ка
Мне вопрос
Тебе задать.
Вечером
Расскажешь сказки,
А сейчас
Мне дай ответ,
Где проводит ночь
Рассвет?

– Полный нежности
И ласки,
Он приходит
По утрам
В продолженье
Чудным снам.
А ночует
На ресницах,
Детских,
Там ему лишь спится.

– Ну а солнце
Этим летом
Где ночует
Незаметно? –
Снова задал
Ким вопрос,
Озаботившись всерьез.

– Поднимается
Оттуда,
Словно вновь
Решаясь к чуду,
А уходит на покой,
Видишь,
Вон, за той горой.
Зорями к нему летает
Птичек стая
Золотая,
Чтоб являлось
Утром ранним
В шелковом,
Воздушном сае
На росистую поляну.


– А туманы-облака
Будто все
Грустят слегка,
Почему ложатся
Низко
И взмывают высоко?
Даже не любой
Мальчишка
Сможет влезть туда легко!

– Наши чабаны
В горах
Знают все об облаках, –
Дедушка сказал
В ответ, –
В них
Большой печали нет.
Вот, плывут они
По свету:
Не найти
Границы лету,
Всюду счастье
Красота,
Но встречаются места,
Где жара,
Земля горит,
Ссохлась
Будто монолит.
Там-то тучи-облака,
Что плывут
Издалека,
И нужны.
Они веселой
Влагой напоят окрестность:
Хутора, аулы, села,
Даже городскую местность.

Так они весь день
Ходили,
Внук
И дедушка его,
Разговаривали или
Вместе что-то
Мастерили –
Мастерство ж не озорство.

… А когда
Уже стемнело,
Уложили Кима спать,
Не найдя другого дела,
Дедушка пришел опять –
Внуку сказку рассказать.

Когда пройдут года

Потому что не родился тот,
Кто легко моря переплывет,
Появился в нашем доме Ким,
Неразлучен с дедушкой своим.

Потому что некому взлетать
Над морями прямо в небеса,
Ким творить намерен чудеса,
Только вот нужны ему лета.

Потому что очень много дел
Накопилось всюду: тут и там,
Он для папы смел не по годам,
Он для мамы весь обед свой съел.

Ведь и лес, наверное, нехожен,
Гор вершины не покорены,
Кто-то делать это тоже должен,
Чтоб другие стали им сильны.

Потому что есть еще дороги,
Что отправиться не могут в путь:
Ким готов за горизонт шагнуть,
Пусть пока стоит лишь на пороге.

А кому-то сочинить и песню
Надо так, чтоб подхватили все,
Чтобы не было ее чудесней,
Как прогулки летом по росе.

Потому что не родился тот,
Кто в зенит направит звездолет,
На планете появился Ким,
Не один, а с дедушкой своим.

Дай мне руку, крошка Ким

Дай мне руку,
Крошка, Ким –
Кто пройдет путем твоим?
Новый, красный,
Ранний, синий,
По плечу он лишь мужчине.

Встанем рано
До рассвета,
Чтоб покинуть
Тихий дом,
В поле
Отдыхает лето,
Разместившись
В нем с трудом.

Путь тебе укажет
Птица,
Легкости придаст ему,
Пшиш смахнет
Слезу с ресницы,
В бликах неба озарится,
Скрыв
Задумчивую тьму.

Дерева расправят
Крылья,
Чтоб изведать
Высоты
И позвать:
Расправь и ты –
Нам бы свежей
Этой силы!

Дай мне руку,
Крошка, Ким –
Звездный, в небо
Устремленный,
Путь далекий
И зеленый –
Сами мы его растим.

Светлорукой Адыиф
Солнце встретится
С тобой.
Утро, звезды погасив
Счастья не сдержав
Прилив
Мир откроет голубой.

Подари росистой зорьке
Имя матери своей.
Даль откроется
С пригорка,
Жарко там, идет уборка,
И отец – среди полей.

Братом назови ручей,
Что бежит среди теней.

А кусты поспевших ягод,
Хочешь, сестрами зови,
Видишь, сколько в них
Любви!
Хватит всем –
На лето, на год.

Дай мне руку,
Крошка, Ким
Долгий, смелый,
Желтый, белый –
Путь
Как это лето –
Спелый:
Скоро станешь
Ты большим.

Не сейчас,
Но безусловно:
Будет небо тебе ровней,
Горы, реки и моря –
Постараюсь быть и я.

Дай мне руку,
Крошка, Ким!
Путь, что выберешь своим,
Он – прямой
И самый длинный,
По плечу тебе – мужчине!

Ну, и я, пускай немножко,
По твоей пройду дорожке.

natpress
 (голосов: 2)
Опубликовал administrator, 2-04-2011, 10:54. Просмотров: 4990
Другие новости по теме:
Шхамбий КУЕВ - в переводе Аслана Шаззо
Нальбий Куек: Стихи, написанные в Шунтуке
Нальбий Куек в воспоминаниях: «Никого и ничего не ждите…»
Хамид БЕРЕТАРЬ – в переводе Аслана Шаззо
Аслан Шаззо: Стихи, не вошедшие в изданное