Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Наш собеседник, историк по образованию, известный в черкесском мире и за его пределами политолог, общественный деятель. Он жил в Абхазии, его жена Аза – представитель старинного абхазского княжеского рода – Инал-ипа. Мы предлагаем беседу, в которой он излагает некоторые свои мысли о том, что, по его мнению, ждет Абхазию. И чего можно ждать от нее.

Альмир Абрегов: «Влияния черкесского фактора на Абхазию пока не предвидится»NP – В Абхазии, по оценкам аналитиков, прошли эпохи Ардзинба и Багапша. Предстоят выборы. Какую можно ждать эпоху и следует ли ее ждать сейчас? Понятно, что вопрос этот не о конкретных личностях претендентов.

Альмир Абрегов – Я понимаю. Но на счет чего мы будем рассуждать? Это внешняя ориентация Абхазии или ее внутренняя политика?..

Первое, что я думаю – не изменятся внешние взаимоотношения Абхазии и ее ориентация на Россию. Она останется как постоянный фактор дальнейшей жизни республики. Мы помним, что перед августовским кризисом 2008 (имеется в виду российско-грузинский конфликт) при наплыве большого числа дипломатов самого высокого ранга в правительственных кругах Абхазии, уставших от неопределенности своего статуса, начались разговоры о «многовекторности» внешней политики республики.

Тогда это, конечно, вызвало большой переполох среди российских политологов. И некоторые из них заявляли тогда, что такой подход будет означать «сдачу» Абхазии.

Экономическая составляющая так же много значит для Абхазии. Дотации, которые выделяются руководством России для Абхазии, значительны, сама республика зарабатывает гораздо меньше того, что получает.

Поэтому в целом российский фактор останется стабильным. А если и будут наблюдаться перемены, то, на мой взгляд, они не станут решающими.

NP – Хорошо. Мы говорили о том, что останется неизменным в положении Абхазии. А в чем, по Вашему мнению, можно ждать перемен?

А. Абрегов – Сейчас пока нет каких-либо программ, выдвинутых претендентами на пост президента. Поэтому трудно себе представить, что может измениться. Например, будет ли Абхазия оживлять какие-либо экономические и другие отношения? Какова будет судьба абхазского малого и среднего бизнеса? Что может измениться, исходя из этого, в жизни Абхазии? Сейчас трудно все это разглядеть.

NP – Мы в основном пользуемся экономическими категориями. Но сейчас в положении Абхазии стал присутствовать мощный политический момент. Речь идет, прежде всего, о признании Грузией геноцида черкесов. Затем о реакции на это в Турции. Три государства: Россия, Грузия и Турция кровно заинтересованы в том, как будет вести себя Абхазия…

А. Абрегов – Я думаю, в этом треугольнике более отчетливо выступают две стороны – российская и грузинская. Что касается турецкой, то эта страна стоит несколько особняком, хотя ее заинтересованность тоже нельзя назвать незначительной. И в этом треугольнике от самой Абхазии, от ее руководства, как мне представляется, мало что зависит.

Сейчас между Абхазией и Грузией сложилась «патовая» ситуация. И та, и другая сторона выставляют друг другу взаимоисключающую постановку вопроса. Абхазия категорически отказывается обсуждать вопрос о какой бы то ни было форме автономии в составе Грузии, а Грузия, в свою очередь, считает, что согласно международным установкам Абхазия и Южная Осетия остаются ее неотъемлемыми составными частями.

Думаю, в ближайшее время силовую форму воздействия на существующее положение Грузия применять не станет, однако она будет активно использовать дипломатический фактор.

Если говорить о Турции, то ее отношение к Абхазии определяется составом и числом абхазской диаспоры на ее территории. Другого фактора у Турции нет. Поэтому, следует полагать, что она не может принять какие-то конкретные шаги, чтобы отвоевать свои позиции, которые, скажем, были в XIX веке.

NP – А в какой степени на абхазскую политику может повлиять признание геноцида черкесов и вообще черкесский фактор?

А. Абрегов – Никакого официального заявления по поводу признания парламентом Грузии геноцида черкесов со стороны абхазских властных структур не было. Только на уровне бытовых разговоров.

Безусловно – это своеобразная горькая пилюля для руководства Абхазии. Мы помним и следующее: вопрос, был ли геноцид черкесов, - фактически оспаривался покойным президентом Абхазии Багапшем на его лекции в МГИМО в Москве. Он тогда прямо сказал, что Россия не воевала с народами Западного Кавказа, что она соперничала в этом регионе с Оттоманской империей. Эту же мысль несколько более завуалировано выразил премьер-министр Шамба, который сам историк и хорошо знает ситуацию XIX века.

То же можно вспомнить и об общественном уровне, высказываниях представителей «Международной ассоциации абхазо-абазинского народа», прежде всего, Чачхалия и других, которые заняли весьма негативную позицию в отношении черкесов.

За этим всем, видимо, присутствует российский фактор. Естественно, что признание геноцида черкесов кем бы то ни было вызывает раздражение российского руководства. Поэтому данный вопрос стал фигурой умолчания для абхазского руководства.

Не было совместных обсуждений, встреч также между абхазскими и черкесскими общественными организациями. Поэтому, на мой взгляд, влияния черкесского фактора на Абхазию пока не предвидится.

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 13-06-2011, 17:51. Просмотров: 1433
Другие новости по теме:
Багапш: Грузию в ООН представляют люди с "больным воображением"
Россия, Грузия, Абхазия, Южная Осетия и виртуальная Черкесия – если делить ...
Грузия может начать войну в Южной Осетии и Абхазии
Грузия желает обсудить статус Абхазии
Посол Грузии в Армении объяснил признание Грузией геноцида черкесов опаснос ...