Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


У нас в стране все вопросы первоочередные: война, экономическая, а теперь и политическая блокада сделали свое дело. В любом случае все действия должны быть направлены на улучшение условий жизни народа: только благополучный человек может стать сознательным гражданином.

– Светлана Ирадионовна, Ваше выдвижение кандидатом в вице-президенты – это приход в большую политику. Что побудило Вас принять такое решение?

– Я внимательно слежу за тем, что происходит в нашей стране. И меня, как многих граждан Абхазии, настораживают тенденции принятия решений, ведущих к ограничению суверенитета государства. Думаю, это более чем достаточная причина, по которой я решила пойти в большую политику.

– Почему вы решили идти в паре именно с Раулем Хаджимба, а не, к примеру, с близким Вашей семье Сергеем Шамба?

– Я поддерживаю оппозиционного кандидата, так как именно оппозиция правильно и своевременно реагировала на многие критические ситуации, за что мы все должны быть ей благодарны...

Я хорошо знаю Рауля Хаджимба – это принципиальный политик. Человек, ставящий общественные интересы выше личных. Мне импонируют люди, поддерживающие его: профессионалы, достаточно молодые, энергичные, в большинстве своем прошедшие войну и трудности послевоенного развития. Не скрою, предложение баллотироваться вместе стало для меня неожиданностью. Но, взвесив все за и против, я приняла это предложение.

– Однако, Ваше решение баллотироваться в тандеме с Хаджимба было негативно воспринято частью Вашей семьи. С чем это связано?

– Я не знаю о какой части нашей семьи Вы говорите. Я никому не запрещаю иметь свое мнение, но и у меня есть такое право.

– Как Вы сами оцениваете шансы тандема Хаджимба-Джергения на выборах?

– Ни один из тандемов не может с уверенностью говорить о своих шансах на победу. Что касается именно наших шансов, то хочу сказать, что у оппозиции есть свои сторонники и их “преданность” основана на идеях, а не на сиюминутных интересах, а такой электорат, как правило, самый устойчивый. Кроме того, мы надеемся, что наши программы, наше видение будущего Абхазии поддержат и другие люди. Ведь главное в них – это достойная жизнь, равные возможности и гарантии безопасности для всех граждан страны.

– В истории Абхазии много почти мистических событий, которые проявляются не только в датах, но и в некоторой их повторяемости. Говоря о нынешних выборах, многие сравнивают их с 2004 годом. Тогда история страны была грубо «отредактирована» политиками, в первую очередь, российскими. Нет ли у Вас ощущения, что некая мистическая сила пытается вернуть нас к естественной последовательности событий?

- Я бы не хотела возвращаться к событиям 2004 года – это черное пятно в нашей современной истории. Надеюсь, нам всем хватит ума и ответственности, чтобы не допустить этого вновь. Что касается роли России в политической жизни Абхазии, то она и не скрывает здесь своих интересов, и мистика тут не при чем. Нам надо научиться защищать свои интересы настолько, насколько позволяет политическая конъюнктура. Уверяю, это нисколько не повредит нашим отношениям с Россией.

– Светлана Ирадионовна, члены Вашей семьи участвуют в серьезном для Абхазии бизнесе, и Ваше решение баллотироваться многие связывают с желанием защитить семейный бизнес…

– Никакого семейного бизнеса не существует. Если вы имеете в виду компанию “Аквафон”, то это ЗАО, где 51% принадлежит российскому “Мегафону”, а остальные 49% абхазским акционерам. Я думаю, самой надежной защитой любого бизнеса является его прозрачность и эффективность, нужность людям.

Мне не известно о какой-либо угрозе этой компании, одной из немногих бюджетообразующих: только в 2010 году она в виде налогов заплатила в казну более 200 млн. рублей. Я уже не говорю об их социальных и культурных программах, которые у всех на слуху. Вменяемый политик не станет резать курицу, несущую золотые яйца.

– Вы надеетесь, что сможете противостоять административному ресурсу, который будет использован другими кандидатами?

– В Вашем вопросе звучит констатация факта. Противоядия административному ресурсу у нас, да и не только, нет. Можно лишь говорить о масштабах. Здесь положительную роль могла бы сыграть активная позиция СМИ. Призывать к честным выборам нужно, но наивно полагать, что твой призыв будет услышан.

Всегда найдутся те, кто с легкостью поступятся нравственностью ради сиюминутной выгоды. Поэтому важна решимость самого общества противостоять этому социальному явлению. Мы должны понять, что выборы - это не разбор должностей, а перспективы развития для своей республики и каждого ее гражданина...

– На сегодняшний день Вы стали первой женщиной в нашей стране, рискнувшей идти на президентские выборы. Как Вы думаете, гендерный аспект принесет голоса вашей команде?

– Кому-то же надо сделать первый шаг. Следующим, я надеюсь, будет легче. Я о гендерном аспекте выборов не думала вообще, но, если лучшая половина человечества поддержит меня, я буду счастлива.

– Как Вы оцениваете нынешний внешнеполитический курс Абхазия? Многие считают, что Абхазия стала губернией России, Вы с этим согласны? Что необходимо предпринять для того, чтобы сломить сложившиеся стереотипы относительно двусторонних отношений с Россией? Что необходимо изменить во внешней политике Абхазии в целом?

– Мы должны признать, что послевоенный внешнеполитический курс страны принес желаемые результаты – мы признанное государство. Мы благодарны России за этот смелый шаг. Руководство РФ предложило нам объединить усилия по охране государственных границ Абхазии, что продиктовано, как объясняется в документе, реваншистскими настроениями в Грузии и отсутствием подготовленных погранвойск у нас. Это в интересах обеих стран.

Но в документе есть положения, которые вызывают вопросы. Кроме того, подписано около 40 межгосударственных соглашений, о содержании которых осведомлено ограниченное количество людей. Более того, большая часть этих соглашений подлежит ратификации в течение месяца, но по непонятным причинам этого не происходит. Народное Собрание вправе знать, какие соглашения подписывает исполнительная власть, и не угрожают ли эти соглашения суверенитету Абхазии.

– Ваше отношение к актуальным сегодня вопросам: Аибга, санаторий «Сухум», церковный конфликт…

– Я солидарна с теми, кто отстаивает интересы Абхазии, касается ли это Аибги или санатория “Сухум”, да и любой недвижимости. Что касается церковного конфликта, то вряд ли в моей стране найдутся люди, кто был бы против достижения независимости Абхазской церкви, только противостоянием эту проблему не решить. Здесь, как и во многих других вопросах, необходимо согласие, поиск компромиссов ради достижения общей цели.

– Как Вы считаете, с решения каких первоочередных вопросов должен начать работу третий президент Абхазии?

– У нас в стране все вопросы первоочередные: война, экономическая, а теперь и политическая блокада сделали свое дело. В любом случае все действия должны быть направлены на улучшение условий жизни народа: только благополучный человек может стать сознательным гражданином.

– Недавно журналисты Абхазии обратились к ЦИКу, партиям и кандидатам в президенты с призывом принять участие в открытой полемике, дебатах. Готов ли Ваш тандем к подобной публичности?

– Политик это публичный человек. От его умения вести диалог с народом, оппонентами зависит и его успех и успехи общества и страны в целом.

Открытая и цивилизованная полемика в ходе предвыборной компании это часть общемировой политической культуры. Не вижу причины, почему эти нормы не должны работать и у нас. Люди хотят видеть не только написанные программы, но и то, насколько в этих программах ориентируются кандидаты, а в прямых эфирах это видно достаточно отчетливо.

– Семь лет назад в обществе велась полемика о необходимости расширения полномочий парламента и, соответственно, ограничения полномочий президента. Считаете ли Вы, что есть такая необходимость и почему?

– Мне кажется, что любая система – президентская, парламентская или некоторые промежуточные не будут эффективными, если их неправильно эксплуатировать. А то бывает так, что не сама система виновата, а то, каким содержание ее наполняют.

Я хорошо помню, как в преддверии выборов 2004 года тогдашняя оппозиция подымала вопрос перераспределения полномочий. Но с приходом к власти они благополучно об этом забыли.

В условиях непризнанности сильная президентская власть была оправдана для принятия, скажем, оперативных решений без проволочек. Со времени нашего признания роль Народного собрания должна возрасти, чтобы обезопасить страну от возможных непродуманных решений, принимаемых келейно, без обсуждения.

Кроме того, хочу напомнить, у нас в Конституции предусмотрено разделение властей, как механизм сдерживания и противовесов. Не реализовав этого разделения, мы не сможем управлять государством при любой системе, будь она парламентская или президентская. Именно этому необходимо уделить первоочередное внимание. Ветви власти должны обладать реальной независимостью, четко выполнять свои функции и не вмешиваться в прерогативы друг друга.

– Сегодня все потенциальные кандидаты говорят о раздутом чиновничьем аппарате. Возможно, я задам не очень корректный вопрос. Сокращение чиновничьего аппарата логично было бы начинать с ликвидации должности вице-президента. Готовы ли Вы в случае победы на выборах пожертвовать своей должностью во имя решения этого вопроса?

– Этим мне пожертвовать будет легче всего. А, если серьезно, помнится в одном из интервью, по-моему российскому изданию, г. Анкваб сетовал на то, что чиновники съедают более 10% бюджета и задавался вопросами зачем нам президент, вице-президент и премьер с дублирующими функциями. Но, как видите, перейти от слов к делу не получилось, а может, не хотелось.

Если будет принято такое решение, а его правомочно принимать Народное Собрание, то я, как законопослушный гражданин, приму его. Только делать это надо до выборов, чтобы не пришлось ничем жертвовать и не ввязываться в очередные внеочередные выборы. Что же касается сферы моей будущей компетенции в случае избрания на пост вице-президента, то я выделила бы социальную сферу, вопросы образования и демографического развития, репатриации. Интересуют меня и вопросы реформы управления. Думаю, что тут мы с Раулем Джумковичем найдем общий язык.

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 13-07-2011, 23:37. Просмотров: 1123
Другие новости по теме:
Движение «Ахьаца» поддерживает тандем Рауля Хаджимба и Светланы Джергения
Партия ФНЕ Абхазии утвердила кандидатуры Рауля Хаджимба и Светланы Джергени ...
Некоторые итоги выборов президента Республики Абхазия, - от Беслана Кобахия
Беслан Кобахия: Президент Абхазии вернулся из Москвы – за что взяться?
Рауль Хаджимба встретился с избирателями Нового района