Архив сайта
Декабрь 2017 (10)
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (27)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Стелла Дудова – России в «черкесской проблеме» выпал ценный шанс работы над ошибкамиИнтервью со Стеллой Дудовой – исламоведом, кандидатом исторических наук.

Как вы оцените ситуацию на Северном Кавказе в первом полугодии 2011 года?

В течение данного периода ситуация на Северном Кавказе не претерпела существенных изменений – власти РФ как и прежде не в силах контролировать ситуацию в регионе.

В частности, 29 июля этого года президент Д. Медведев своим указом создал Межведомственную комиссию (МВК) по противодействию экстремизму в РФ, невзирая на то, что аналогичные функции уже давно возложены на Национальный антитеррористический комитет (НАК). Как показывает практика, такого рода регулярный приплод абсолютно бесполезен. Судя по количеству и территориям проведения контртеррористических операций, количество участников сопротивления объективно увеличивается.

Будто осознавая свою немощность, несостоятельность и неспособность к ратификации новых действенных методик, власти силятся закамуфлировать растерянность упрямым следованием намеченным путём, несмотря на его уже для всех очевидный провальный итог. Более того, некоторые заметно усугубившиеся проблемы из узкого перечня «северокавказских» плавно перекочевывают в область федеральных – теперь уже ситуация в регионе имеет все шансы влиять на ситуацию в стране в целом.

Судя по всему, Кремль удовлетворила бы консервация даже прогрессирующей нестабильности в рамках региона, лишь бы она не перекинулась на другие территории страны. Тем более Кавказ среднестатистический россиянин воспринимает со скидкой на «анклавность», некую «отдельность». Если более конкретно, как «дотационную колонию», которая де-факто живёт своей собственной, отдельной от России жизнью, а де-юре – получает деньги со льготами и, к тому же, несёт угрозу. Результаты социологических опросов свидетельствуют, что русскому народу Кавказ ни к чему, и он – народ, – этого совсем не скрывает в бытовых ситуациях. Но государство видит в извечно проблемном Кавказе «негласную дань империализму», конечность, пораженную гангреной: и отрезать жалко, и риск заражения пугает. Ментально и психологически Россия и Северный Кавказ уже отделились друг от друга. Нарастают взаимные агрессивные настроения на грани ксенофобии – события «на Манежной», я уверена, лишь симптом.

Или же, к примеру, состоявшаяся в феврале этого года в Кабардино-Балкарии комплексная «антитуристическая» атака, в результате которой был обстрелян микроавтобус со столичными отдыхающими, взорвана канатная дорога на Эльбрус и предпринята попытка подрыва гостиницы, расставила множественные точки над одним и тем же «и».

Во-первых, нашла очередное подтверждение аксиома нецелесообразности применения «тупой силы», бездумного действия «на уничтожение», провоцирующие ответное насилие – по крайней мере, в свете северокавказской специфики. Полагаю, некоторым в тот момент гулко аукнулись звёздочки на погонах, полученные за ликвидацию Анзора Астемирова – амира СайфуЛлаха (ра), который перед началом каждого туристического сезона заблаговременно публично предупреждал потенциальных гостей республики о возможных последствиях нахождения на территории ведения военных действий во избежание бессмысленных жертв.

Во-вторых, это оказалось весьма показательным штрихом к политическому портрету Путина и Медведева, аккурат в тот момент катавшихся на лыжах в Сочи, во всеуслышание размышляя о перспективах туристического кластера на Северном Кавказе. Разом рухнула затея экономического развития региона посредством крупных финансовых вложений в туризм (была, кстати, даже обозначена конкретная сумма – 480 млрд.руб) – редкий лыжник, очевидно, окажется экстремалом до такой степени, и редкий поклонник красот кавказской природы настолько обезумевшим симпатией, чтобы без ощутимого толку рисковать жизнью своей и близких.

В-третьих, это прямой разящий удар по Олимпиаде 2014 года. И без того напрочь закрепившийся за Россией имидж места «тёмного» и далеко не безопасного, в сознании зарубежного обывателя после этого прецедента дозрел до кондиции, я уверена, в большинстве случаев превышающей любовь к спорту.

Иначе говоря, способность России обеспечить не то что политическую стабильность в регионе, но и элементарную безопасность иностранных граждан на собственной территории, был поставлен под сомнение.

Нельзя не заметить, что подобные акты несут в себе некую систему, реализуемую с чётко выверенной целью. Это трезво продуманные, очень чувствительные, символические ходы, подрывающие авторитет не только планируемых Олимпийских игр в частности, но и России в целом.

Примечательно, что никакого чудесного решения у сложившейся ситуации нет. И для мировой общественности это вовсе не секрет. Сильное государство не будет прятать свои проблемы за семью замками. Вместе с тем, эксперты отмечают практически полный информационный вакуум относительно реального положения дел с правами человека и ситуации на Северном Кавказе, где фактически не осталось зарубежных или местных неправительственных организаций, которые бы делали подобные факты достоянием гласности. Москва не только свела на нет деятельность «внутренних» правозащитников, но и отказалась от инициативы ООН, которая предусматривала совместный мониторинг на Северном Кавказе.

Развитию каких процессов будет способствовать признание Грузией геноцида черкесского народа?

Факт признания геноцида важен, в первую очередь, как шаг к восстановлению справедливости. И уже только это делает его неподдельно значимым. Данное событие внесло также, на мой взгляд, существенную лепту в становление «объективной истории» – робко развивающейся на постсоветском пространстве исследовательской практики, ориентированной на непредвзятую фактологию и лишенный фальсификаций анализ, осуществляемый без оглядки на политические директивы.

Для черкесов это вопрос не только ретроспективы, но и будущности. Несмотря на вынужденную полуторавековую разрозненность, на насильственно прерванные национально-территориальные связи и невольную ассимиляцию, черкесский народ сегодня доказал свою состоятельность как цельного этноса, не только преследующего общие цели, но и способного на конкретные совокупные действия для их достижения. Это стало мощнейшим толчком к подъему национального самосознания, стимулом к сплочению и небезосновательной надеждой на новые свершения.

Положительным этот прецедент может оказаться и для России в том числе, в зависимости от того, какую роль в свете неизбежно последующих за признанием геноцида процессов она для себя выберет. Если на смену первой негативной реакции, продиктованной скорее дурными империалистическими привычками, придет здравое осознание реалий и способность к конструктивному диалогу, Россия обретёт шанс позиционировать себя в глазах мирового сообщества как открытое демократическое федеративное государство, учитывающее права и интересы народов, его образующих. России выпал ценный шанс работы над ошибками, по результатам которой весь цивилизованный мир будет оценивать зрелость российской демократии, российского государства и его институтов.

Российские СМИ все чаще говорят об американском проекте «Великая Черкесия», как смотрите на такую реакцию Москвы?

Пожалуй, со смехом сквозь слёзы. Если даже обременённые высокими постами, с виду предельно серьёзные люди – Патрушев, Торшин и Бортников, – не стесняются пугать народ такими фантастическими персонажами как «террористы из других стран, которые так и норовят просочиться в Россию из Грузии», то почему бы СМИ не банализовать «черкесский вопрос» до уровня примитивного, но востребованного триллера?! Поди впечатлит жадного до дешевых сенсаций обывателя поболее приевшихся подробностей личной жизни звёзд и политиков. Какая бы чепуха не звучала с «голубого экрана», главное, чтобы произнесена она была с умным лицом.

Примечательно, что «черкесский вопрос» – явление далеко не новоявленное. Так, например, еще в ноябре 2008 года в Черкесске прошел Чрезвычайный съезд черкесского народа, на котором впервые был поднят вопрос об объединении Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в одну республику. Съезд тогда поддержал жесточайшую резолюцию об объединении черкесов. Но тогда внутренний «черкесский вопрос» был успешно «замят» Москвой. Нынче с привычной легкостью избавиться от проблемы мешает международная огласка. Не остаётся ничего, кроме как измышлять изобличающие мифологемы. Согласитесь, куда легче объяснить обострившуюся внутреннюю проблему подстрекательством извне, чем открыто признать её и попытаться разрешить. Это излюбленная информационно-политическая технология Москвы.

В результате колониальной экспансии России 19 века население исторической Черкесии, насчитывающее в тот период около двух миллионов человек, было практически полностью истреблено или депортировано – порядка 90%. Советский режим разделил оставшиеся 10% народа на субэтносы, закрепив за ними «официальные» названия (кабардинцы, адыгейцы, черкесы, шапсуги), а территорию бывшей Черкесии раздробил на мелкие области и республики.

До сего момента ни о какой реабилитации, даже теоретической, речь не заходила. Действительно, какие у черкесов могут быть претензии по поводу?!

Как вы видите процесс репатриации черкесского народа на историческую родину?

Сегодня в России широко и повсеместно муссируется мнение о том, что вопрос репатриации более чем миллионной черкесской диаспоры на историческую родину – хитрый антироссийский ход злобных провокаторов, печальное последствие признания геноцида черкесов «вражеской» Грузией. Эта – очередная ложь. Проблема репатриации черкесов не теряла своей актуальности, начиная еще с первых лет их массового выселения в Османскую империю. Оказавшись в Турции в тяжелых условиях, группы иммигрантов стали стремиться на родину. В последующие годы многие зарубежные черкесы регулярно предпринимали официальные и неофициальные попытки к возвращению на Северный Кавказ, которые, однако, в большинстве случаев завершались неудачно. Правительства царской России, а позднее и СССР в период «сталинизма» и «застоя» препятствовали репатриации зарубежных черкесов – сотни заявлений, поступавших в советские посольства и консульства в Сирии, Иордании и Турции, оставались без ответа.

Все же некоторые семьи представителей диаспоры стали переселяться на родину частным путем еще в 60-х годах. Власти на местах создавали им различные бюрократические преграды. Более того, имели место прецеденты их насильственного выдворения из страны.

Предпринимаемые 2-й половине 80-х годов черкесскими национальными движениями и общественными организациями множественные попытки обращения к высшему руководству СССР, также не принесли видимых результатов.

В начале 1989 г. на имя Генерального секретаря ЦК КПСС M. С. Горбачева поступило обращение черкесской общины Сирии, в котором излагалась просьба о предоставлении права на репатриацию и получение советского гражданства 234 семьям, на которое в декабре 1990 г. ответом стал официальный отказ.

Начиная со времен падения «железного занавеса» и распада СССР, черкесы неоднократно обращались к руководству России, с просьбами о возвращении на историческую родину. Многочисленные общественные организации готовили проекты переселения семей и целых селений, выкупались дома, была организованна гуманитарная миссия по переселению черкесов из Косово, «выбивались» квоты на образовательные программы и т.д. Но все эти меры не возымели должного успеха по одной простой причине – Федеральный центр при видимом равнодушии создавал бесконечные тому препоны. С тех пор позиция Кремля в этом вопросе остаётся стабильной.

Неудивительно, что черкесы стали искать иные подходы к решению этой проблемы с полуторавековой историей. Те результаты кропотливых, многовекторных усилий, которые мы наблюдаем сегодня – первая моральная победа со времён поражения и изгнания в итоге Кавказской войны 19 века, которая стала могучим толчком, активизатором многих процессов в черкесской среде. Полагаю, вопрос репатриации на новой волне будет решен так или иначе. Невзирая на желание или нежелание Москвы. Это наши исторические территории, которые Россия обязана предоставить черкесам согласно резолюции ООН 2007 года о коренных народах. Более того, прямая обязанность России – обеспечить им возможность вернуться.

Цивилизованные страны не преминули исправить ошибки прошлого, дорожа своей политической репутацией. «Черкесская проблема» – вопрос чести и совести в масштабах государства, который откроет миру истинное лицо России.

Беседовал Соломон Лебанидзе

29.08.2011

antisochi.org

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 30-08-2011, 01:25. Просмотров: 1592
Другие новости по теме:
«Черкесская диаспора: репатриация или ассимиляция» - Замир Шухов
Правда.info: Россия и черкесы (о геноциде черкесов)
Руслан Кешев: Признание геноцида черкесов – это моральный долг
Руслан Кеш: Что такое «черкесский вопрос»?
Наима Нефляшева: Не надо замалчивать проблемы