Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Ранее уже освещалась в средствах массовой информации трагедия в Адыгее, произошедшая 04 ноября 2008 года на автодороге Майкоп-Псебай между поселком Зарево и хутором Келеметово в Шовгеновском районе.

Напомню, в ней участвовали автомобили Тойота-Камри под управлением руководителя Роспотребнадзора Республики Адыгея Агирова А.Х. и ВАЗ-2107 под управлением Берсирова А.А. В результате аварии водитель ВАЗ-2107 и трое пассажиров, включая полуторагодовалого ребенка, погибли на месте. Водитель Тойота-Камри Агиров А.Х. и пассажир Карданова М.Х. (сестра Агирова А.Х.) получили телесные повреждения различной степени тяжести.

По факту автокатастрофы было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ.

12 марта 2011 года следователем по ОВД следственной части СУ при МВД по Республике Адыгея уголовное дело было прекращено в отношении Берсирова А.А. по основанию, предусмотренному п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с его смертью.

Основанием для принятия такого решения следователем, как это усматривается из постановления о прекращении уголовного дела, послужили показания самого руководителя Роспотребнадзора Агирова А.Х., его сестры Кардановой М.Х., а также других свидетелей, которые не были очевидцами столкновения автомобилей. И согласно заключению государственных экспертов столкновение произошло на полосе движения автомобиля Тойота-Камри. Однако, установлен и случайный свидетель, который стал прямым очевидцем автокатастрофы, но к его показаниям следствие традиционно относится критически.

Можно по-разному оценивать показания тех или иных свидетелей и заключения экспертов работающих, как в государственных, так и негосударственных экспертных учреждениях, но для того, чтобы отдать предпочтения той или иной стороне, должны быть веские аргументы.

Автор данной статьи не станет убеждать читателя, в чьей-либо правоте, а лишь вынесет установленные факты на суд общественности.

Так, в своих показаниях Агиров А.Х. утверждает, что 04 ноября, около 12 часов, он совместно с Руководителем Республики Адыгея, присутствовал на торжественном банкете. Во время банкета спиртного он не употреблял, наливал в свой стакан минеральную воду. От сдачи крови на предмет обнаружения алкоголя он не отказывался, его об этом никто не спрашивал. В больнице у него брали какие-то пробы крови из пальцев и вены. Но вот, в томе 1-м на листах дела 25 и 26 обнаруживаются два рапорта от 04.11.2008г. следователя Даурова А.Н. о том, что Агиров А.Х. категорически отказывается сдавать кровь для освидетельствования на предмет употребления алкоголя, по мотивам, что у него якобы болят вены. Этот факт подтверждают и медицинские работники.

Следует отметить, что за отказ от прохождения медицинского освидетельствования, согласно Кодексу об административных правонарушениях может наступить такое наказание, как лишение права управления автомобилем на определенный срок, но в данном случае, несмотря на гибель в ДТП четверых человек, даже такого наказания не последовало.

Прибывшие на место происшествие односельчане погибших, еще до приезда следователя, показывают, что автомобиль ВАЗ-2107 стоял на обочине примерно в 50-70 см от проезжей части по направлению движения, т.е. в г. Майкоп. Между автомобилем и асфальтом проезжей части лежало бездыханное тело, на другой стороне дороги, тоже на обочине, на расстоянии примерно 25 метров от ВАЗ-2107, стоял автомобиль Тойота-Камри по направлению встречного движения. Подавляющее количество обломков от автомобилей находилось на полосе движения ВАЗ-2107. Позже, когда начали съезжаться сотрудники правоохранительных органов, два человека в штатском стали перемещать битые осколки автомобилей с полосы движения ВАЗ-2107 на полосу движения автомобиля Тойота-Камри. Двое односельчан погибших подошли к ним и спросили, что они делают? Но те просто проигнорировали их вопрос и замечания. По прибытию на место происшествия экс-министр МВД по РА Смирнов В.И., сделав один шаг, из служебного автомобиля безапелляционно заявил, «что … ВАЗ-2107 выехал на полосу встречного движения» и дал команду срочно убрать всех посторонних с дороги (кстати, спустя две недели его и след простыл из РА). В этот день никто осмотр места происшествия не проводил и ничего не фотографировал (о чём наличествуют свидетельские показания).

У автора статьи есть основания предполагать, что и на следующий день вряд ли кто проводил осмотр места происшествия. Автор располагает видеозаписью, где голос за кадром говорит «Надо всё запомнить, чтобы потом всё записать». Следователь, который составлял протокол осмотра места происшествия, на видеозаписи отсутствует.

Тем не менее, протокол осмотра места происшествия является официальным документом, и вот на схеме, прилагаемой к протоколу осмотра, зафиксировано:

- автомобиль ВАЗ-2107 находится на обочине на расстоянии 2,2 метра от асфальта проезжей части, переднее, левое колесо сломано, ВАЗ рычагами передней подвески стоит на земле. При этом на обочине нет никаких следов съезда автомобиля на обочину на указанное расстояние, но зато, на асфальте зафиксирован след – две глубокие параллельные царапины длиною 180 см под углом 62 градусов. Эта царапина присутствует на видеозаписи и на фото. (Вспомним, односельчане показывали, что автомобиль находился на обочине, на расстоянии 50-70см и между асфальтом и автомобилем находилась погибшая, почти впритык, так что вряд ли они могли ошибаться на предмет расстояния автомобиля от асфальта). Но если все это так, то кто и для чего перемещал ВАЗ-2107?

- на схеме, на расстоянии 1,30 метра, от разделительной полосы, на полосе движения Тойоты-Камри, зафиксирована еще одна царапина. Но она почему-то не зафиксирована ни на видеозаписи, ни на фото.

В своём решении прекратить уголовное дело следствие опиралось также на заключения судебных экспертиз. Так, выводы “Краснодарской” и “Ростовской” экспертиз сводятся к тому, что столкновение автомобилей произошло на полосе движения Тойоты-Камри. При этом следствием установлено, что Агиров А.Х., являясь чиновником в ранге министра, используя свое служебное положение, оказывал давление на экспертов.

Вот выдержка из письма №2782 от 12.05.09. Управления ФСБ РФ по РА Министру внутренних дел по РА генерал-лейтенанту милиции Сысоеву А.Н. «Представляем Вам результаты оперативно-розыскной деятельности, свидетельствующие о том, что Агиров А.Х. оказывает противодействие следствию, пытается влиять на результаты проводимых в рамках уголовного дела экспертиз».

Выводы экспертизы, проведенной при МВД России (Москва), полностью разбивают выводы “краснодарской” и “ростовской” экспертиз. В них говорится, что не представляется возможным установить точное место столкновения автомобилей, но столкновение произошло где-то между двумя царапинами, оставленной ВАЗ-2107 на его полосе движения и на полосе Тойоты-Камри, оставленной якобы ею (при том, что не установлено какими именно частями Тойоты).

После таких заключений экспертов, следствие провело дополнительную судебную автотехническую транспортно-трассологическую экспертизу при Министерстве юстиции РФ, выполненную Калининым Е.И. и Раевым С.И.

Согласно выводам этой экспертизы, столкновение произошло на полосе движения Тойоты-Камри, в районе царапины, длину, ширину и глубину которой никто почему-то не фиксировал. Никто не устанавливал, какими именно частями Тойоты-Камри оставлена эта царапина, которая почему-то ни на видеозаписи и ни на одном фото не зафиксирована. При этом эксперты Калинин и Раев не обосновывают, каким образом ВАЗ-2107 на сломанном левом колесе, упираясь в асфальт рычагами передней подвески левого переднего колеса, проехал по прямой около десяти метров, не оставив при этом никаких следов? А затем, боком под углом примерно в 60 градусов, полностью съехал на обочину, прочертив две параллельные царапины длиною 180 см. А вопрос: противоречат ли показания свидетеля К… (очевидца столкновения) вещественной обстановке данного ДТП? - названные эксперты вообще проигнорировали.

Параллельно со следствием, работала и защита потерпевших. Так было проведено экспертное исследование бюро независимых экспертиз “Версия”. Согласно ее выводам столкновение автомобилей произошло на полосе проезжей части ВАЗ-2107, удар был нанесен левой передней частью автомобиля Тойота-Камри в район левого переднего колеса, сбоку, автомобиля ВАЗ-2107. В результате этого левое переднее колесо сломалось и ВАЗ упал рычагами левой части подвески на асфальт. Далее происходит вращательное движение Тойоты-Камри и Тойота вновь бьет автомобиль ВАЗ в левый бок. ВАЗ отбрасывает на обочину сразу за край проезжей части, о чем свидетельствуют две параллельные царапины, оставленные рычагами левой части подвески ВАЗ длиною 180 см. Тойота задним ходом отъезжает на сторону своей проезжей части, разворачивается по направлению встречного движения и останавливается на обочине у края проезжей части.

Точно к такому же выводу пришел эксперт экспертно-консультационного центра “Независимость”.

В соответствии с действующим законодательством признанные в установленном законом порядке потерпевшие провели независимое исследование проведенных экспертиз, выполненных ЭКЦ при МВД РФ, и экспертами при Минюсте России Калининым и Раевым и получили рецензию-исследование.

И в данной Рецензии-Исследовании №2004/11 от 04.042011г указано.

1. «Выводы экспертов (ЭКЦ МВД РФ) в заключении экспертов №10827 от 05.07.2010г. о контактном взаимодействии подпятника заднего колеса автомобиля ВАЗ-2107 с дорожным покрытием на месте ДТП, сделаны при исследовании автомобиля с демонтированным после ДТП задним левым колесом, без учета его наличия на автомобиле на протяжении всего периода развития происшествия, а также без учета технических характеристик транспортного средства и не могут соответствовать действительным обстоятельствам происшествия. Эксперты Е.И. Калинин и С.Е. Раев в заключении №3294, 3295/14-1 от 15.02.2011г. использовали ошибочные данные экспертов, не подвергая их проверке, что и привело к дальнейшим ошибочным выводам о расположении места столкновения транспортных средств и о механизме ДТП в целом.

- Царапина на дороге, обозначенная на схеме ДТП цифрой “11”, образована при скольжении нижней части левого рычага подвески переднего левого колеса по дорожному покрытию. Подпятник домкрата заднего левого колеса в момент развития ДТП физически не мог контактировать с дорожным покрытием из-за имеющегося в наличии исправного левого заднего колеса.

2. Выводы в заключении экспертов №3294; 3295/4-1 от 15.02.2011г., выполненном Е.И. Калининым и С.И. Раевым, о механизме взаимодействия транспортных средств, о взаимном расположении продольных осей транспортных средств в момент их первичного контакта и о расположении транспортных средств на проезжей части в момент столкновения не соответствуют теории столкновения транспортных средств, сделаны без разъяснения и анализа совокупности признаков, позволяющих убедиться в их научной и практической основе. Кроме того, в рецензируемых заключениях отсутствуют положения, дающие возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых и практических данных, что в свою очередь противоречит требованиям ст.8 (Объективность, всесторонность и полнота исследований) “Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”.

- Повреждение дорожного покрытия, обозначенного цифрой “12” на схеме ДТП (л.д.30 т.1), не могло быть образовано нижней частью переднего подрамника автомобиля “Тойота”, так как левый передний подрамник находится выше опорных частей передних колес, а конструкция передней подвески автомобиля Тойота при исправных колесах исключает контактирование подрамников с дорожным покрытием.

- Место столкновения исследуемых транспортных средств не могло располагаться на полосе дороги, по которой должен был двигаться автомобиль Тойота, а располагалось на полосе дороги, по которой двигался автомобиль ВАЗ. В противном случае, при развороте автомобиля Тойота, на грунтовой обочине неизбежно должны были образоваться следы от задних колес, перемещавшихся в режиме бокового скольжения.

3 .Допущенные в заключении экспертов №10827 от 05.07.2010г., выполненные Самохваловым А.Е. и Соломенцевым Б.И. и в заключении экспертов №3294; 3295/14-1 от 15.02.2011г. выполненном Е.И. Калининым и С.И. Раевым, технические ошибки и несоответствия неизбежно оказывают влияние на объективность выводов о механизме ДТП и о расположении места столкновения транспортных средств, полученных экспертным путем».

Оценить степень ответственности экспертов Калинина и Раева, при производстве указанной экспертизы, позволяет и тот факт, что эти эксперты не заметили наличие в автомобиле на заднем сидении полуторагодовалого ребенка, которому от столкновения автомобилей оторвало голову и отбросило её на расстояние около двадцати метров на вспаханное поле.

Уже только по этому факту можно с определенной точностью установить траекторию полета оторванной головы и указать место столкновение автомобилей.

Естественно этими фактами и всеми экспертными исследованиями располагал следователь, но он принял решение, какое принял. Но дело даже не в этом, а в том, какие события произошли потом, и как в этой ситуации повел себя суд, а точнее, судебная система Республики Адыгея.

Так, изучив материалы уголовного дела, и Рецензию-Исследование проведенных экспертиз заместитель прокурора Республики Адыгея старший советник юстиции Э.З. Джандар своим постановлением от 08 июня 2011г. отменил постановление следователя от 12.03.2011г. о прекращении уголовного дела в отношении Берсирова А.А. и направил дело для организации расследования.

Реакция господина Агирова А.Х. была мгновенной, был привлечен к участию в деле лучший адвокат г. Майкопа, который написал жалобу в порядке ст.125 УПК РФ, по которой, обязательным условием для обжалования действия или бездействия следователя, прокурора… необходимо наличие таких нарушений, которые способны причинить ущерб Конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. Но какие Конституционные права и свободы Агирова А.Х. нарушались постановлением заместителя прокурора об отмене постановления о прекращении уголовного дела? Такие нарушения в данном случае и придумать сложно, их нет, на них не указывает даже сам заявитель Агиров А.Х..

В связи с этим адвокат потерпевших, в соответствии с законом, в своем отзыве указал, что данная жалоба Агирова А.Х. не отвечает требованиям ст. 125 УПК РФ, отсутствуют указания, какие именно действия прокурора и какие именно Конституционные права и свободы Агирова А.Х. нарушены постановлением об отмене постановления о прекращении уголовного дела, которые могут затруднить доступ заявителя к правосудию.

- стремление Агирова А.Х. не допустить возобновление производства по уголовному делу и проведение повторной судебно-криминалистической экспертизы препятствует установлению истины по уголовному делу, и свидетельствует о желании любой ценой избежать уголовной ответственности за содеянное;

- в жалобе указано, что постановление зам. прокурора вынесено с грубейшими нарушениями закона, однако Агиров А.Х. не указывает, какие именно нарушения допустил зам. прокурора.

- Агиров А.Х. также указывает, что Рецензия-Исследование не может быть принята в качестве доказательства – вот те на! – в соответствии со ст.74 п.3 УПК РФ «Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения…»

3. Заключение и показания специалиста.

- и наконец, Агиров А.Х. совместно с лучшим адвокатом Майкопа указали и на тот абсурдный довод, что якобы недопустимо отменять постановление следователя по причине «неполноты проведенного расследования».

Получив описанные выше возражения от защиты потерпевших, заявитель Агиров А.Х. по причине болезни не явился в судебное заседание, в связи с чем оно было благополучно отложено. Но, из источников, заслуживающих доверие, стало известно, что господин Агиров А.Х., в этот же день лично прибыл в Шовгеновский районный суд Республики Адыгея и, уединившись в кабинете с председателем Шовгеновского районного суда Чичем А.Я., в течение не одного часа обсуждал, очевидно, насущную проблему. После этого рассмотрение жалобы Агирова А.Х. в порядке ст.125 УПК РФ было принято к производству лично председателем суда. Затем в суд поступает дополнительная жалоба Агирова А.Х. в порядке ст.125 УПК РФ, в которой заявитель считает, что права и погибших, и ныне живущих потерпевших по данному делу никак не были нарушены следователем при вынесении постановления о прекращении уголовного дела. А вот его права нарушены постановлением зам. прокурора об отмене постановления следователя. Но при этом господин Агиров совместно с тем же адвокатом вновь не могут указать, как этого требует закон, какие же именно Конституционные права и свободы, которые затрудняют ему доступ к правосудию, нарушаются постановлением зам. прокурора.

По мнению Агирова и его адвоката, адвокат потерпевших не вправе давать поручения специалистам проводить экспертные исследования, давать поручения специалистам на проведение рецензионных исследований и передавать их следователю в качестве доказательств по делу в соответствии со ст.15 УПК РФ (состязательность процесса). И договорились оба до того, что эксперт Центра независимых экспертиз и исследований, имеющий высшее техническое образование и специальную экспертную подготовку, не вправе проводить экспертные исследования и осуществлять проведение рецензионного исследования, и якобы у него просрочена переаттестация, которая должна проходить каждые пять лет. Господину Агирову простительно, а вот его адвокату следует знать, что каждые пять лет должны проходить переаттестацию государственные эксперты, требования же ст.13 Федерального закона, на лиц, обладающими специальными познаниями в науке, технике, искусстве и ремесле, но не являющимися государственными судебными экспертами, не распространяются.

Но это позиция Агирова А.Х., а конечное решение должен принять суд. Так вот суд, в лице судьи Чича А.Я., считает, что постановление заместителя прокурора Республики Адыгея от 08.06.2011 года является незаконным и способным причинить ущерб Конституционным правам и свободам заявителя, поэтому постановление зам. прокурора незаконно. Правда, судья Чич А.Я. тоже не знает, какие именно Конституционные права и свободы господина Агирова А.Х. может нарушить возобновление производства по уголовному делу, или затруднить АгировуА.Х. доступ к правосудию. Другой вопрос, конечно, что в случае, если следствие пожелает докопаться до истины и примет по делу законное и обоснованное решение о привлечении Агирова А.Х. к уголовной ответственности, то господин Агиров А.Х. действительно может в соответствии с законом лишиться части Конституционных прав и свобод. Но это если, а пока никакие Конституционные права Агирова А.Х. не нарушаются возобновлением производства по уголовному делу.

Но Агиров А.Х. занимает должность сопоставимую с рангом министра республики, сам председатель Верховного Суда Республики Адыгея считает за честь с ним водить дружбу, а тут “какие-то крестьяне из аула Мамхег” пришли что называется “мазу тянуть” и добиваться справедливости. На самого министра замахнулись и не побоялись. Для “адыгейского суда” такое поведение потерпевших считается бестактным и недопустимым.

Защита потерпевших Берсировых подала кассационную жалобу и указала, что отказ от установления истины по уголовному делу нарушает ст.4 УК РФ “Принцип равенства граждан перед законом” согласно которой, “Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств”. И тот факт, что председатель Шовгеновского районного суда незаконно удерживал у себя материалы уголовного дела, свидетельствует о соучастии Чича А.Я. и Агирова А.Х. в воспрепятствовании законному расследованию уголовного дела.

В кассационной инстанции Верховного Суда РА повторилась все та же ложь адвоката, представляющего интересы Агирова А.Х., которая царила в судебном заседании Шовгеновского районного суда под председательством Чича А.Я. И выразилась она в том, что защита потерпевших оказалась не вправе представлять доказательства, что заключения специалистов не являются доказательствами, что негосударственные эксперты не вправе проводить экспертные исследования в соответствии с законом и т.д. и т.п.

А что же суд? Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Адыгея в составе председательствующего Набоковой А.М., судей Панеш Х.Е. и Четыз С.Г. глядела в стол и кивала словам адвоката стороны Агтирова А.Х., тем самым поддерживая, его в извращении закона, и решила, что имеющиеся в материалах дела вопиющие недостатки, противоречия и нарушения не являются безусловным основанием для отмены постановления следователя и возобновления производства по уголовному делу. Поэтому, постановление Шовгеновского районного суда надо оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевших без удовлетворения. И хватит аргументов. Слишком много чести для крестьян из аула Мамхег.

По окончании судебного процесса Коллегии Верховного суда по уголовным делам (председательствующий суда Набокова А.М) прошептала, именно прошептала, а не заявила о том, что защита может подать жалобу на это решение суда. И вот, видимо, с чем связан ее шепот. Стороной защиты было озвучено решение Конституционного суда о том, что вступило в законную силу постановление «по делу о проверке конституционности положений пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан».

Конституционный суд (КС) РФ признал не соответствующими Конституции РФ нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого без согласия его близких родственников, настаивающих на реабилитации умерших.

И судья предложила сослаться на решение КС как на вновь открывшееся обстоятельство (что это – правовая безграмотность или выполнение заказа?).

P.S. Автор статьи предпримет процессуальные действия предусмотренные законом, для осуществления правосудия, и если оно не свершится, в ход будет пущено “оружие массового поражения” и тогда наказание, которое должен понести Агиров А.Х., позором ляжет на весь его род, на судей и чиновников, которые цинично оправдывали его злодеяния, но будет уже поздно, отмыть этот позор будет нельзя.

Сенько.С.П.
Москва, 05.09.2011года.
 (голосов: 1)
Опубликовал administrator, 9-09-2011, 00:34. Просмотров: 1203
Другие новости по теме:
Адвокат Сергей Сенько: Верховный суд Адыгеи прогнулся перед министром
Адвокат Берсировых предложил следствию предъявить обвинение Агирову
Берсировы подали кассационную жалобу в Верховный суд Адыгеи
Семья Берсировых (Адыгея) подала жалобу в суд на следователя
В Адыгее будет проведена новая экспертиза по делу Агирова и Берсировых