Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В частном доме Нурет Ачмиз из пос. Головинка (Лазаревский район Сочи) регулярно читается Азан, который разносится по всему округу, и совершается коллективная молитва.

Причерноморская Шапсугия: «Дом, ставший мечетью»Этот гостеприимный дом служит мечетью для мусульман Черноморского побережья на протяжении 15 лет. Любому мусульманину, приехавшему на побережье Черного моря для отдыха или работы и ищущему мечеть, местные жители указывают дом Нурет Ачмиз, которая встретит их с радостью, накормит, напоит и предоставит все условия для совершения намаза, независимо от того, праздничная это молитва, пятничная или ежедневная.

Сама Нурет вместе со своей старшей сестрой стала совершать намаз с 1993 года. Постепенно желающих вместе познавать основы Ислама и коллективно поклоняться Аллаху становилось все больше и больше, в результате чего дом превратился в мечеть.

В ее доме нас встретили человек десять женщин. А еще раньше нас встретили имам Лазаревского района Умар Нибо и имам поселка Ахинтма Меджид Нибо.

«Несколько лет назад, - говорит Нурет Хацуховна, - когда на побережье нигде не было мечетей, на пятничную или праздничную молитву приезжали из городов Сочи, Туапсе, Адлера и других населенных пунктов. Порой две комнаты и коридор бывали переполнены, поэтому одну комнату приходилось освобождать от мебели, чтобы было побольше места. В последнее время, слава Аллаху, в разных местах Шапсугии появились мечети, и мусульманам стало немного легче, хотя мечетей на сегодняшний день в Краснодарском крае катастрофически не хватает. Духовность мусульман постепенно растет и, следовательно, потребность в местах поклонения Аллаху тоже растет.

Сейчас в основном как на пятничную молитву, так и на ежедневную пятикратную молитву, приходят уже меньше жителей поселка и близлежащих селений, а также приезжих мусульман разных национальностей Северного Кавказа и Ближнего Зарубежья. Среди них немало русской и армянской национальностей».

«На днях к нашему дому, - говорит сестра Нурет Муумин Хацуховна Ачмиз, которая живет в том же поселке, - подошли человек двенадцать, среди которых были женщины и дети, и один из них спросил: «Нам сказали, что в вашем поселке есть мечеть, но мы ее не нашли. Подскажите, пожалуйста, где она находится»? Я ответила, что настоящей мечети у нас нет, но есть в поселке бабушка, в доме которой делают намаз. Показала им путь к дому моей сестры, и они направились туда».

О своем приходе в Ислам Нурет Хацуховна рассказывает: «Главная причина была связана с моей деятельностью. Я работала медсестрой и день изо дня видела трагические последствия употребления алкоголя. И особенно шокировали случаи, когда беда случалась с близкими людьми, с соседями. Одни из соседей как-то заживо сгорели из-за пьянства. Другой молодой парнишка, которому бы жить и жить, умер у меня на глазах от цирроза печени. Очень многие молодые люди, поступавшие в «скорую» после автомобильных аварий, оказывались в нетрезвом состоянии. Мужская часть населения становилась нетрудоспособной, дети рождались инвалидами, население катастрофически убывало – и русское, и адыгское».

Все это и многое другое, которое, по словам Нурет, невозможно перечесть, ее, как медика и как человека, не могло оставить равнодушным. Она стала думать, что же можно придумать, чтобы остановить эту страшную эпидемию – болезнь века – алкоголизм? Не находя ответа, женщина приходила в отчаяние. И это длилось в течение многих лет.

Затем после периода воинствующего атеизма начала появляться скудная религиозная литература. Она перечитала всю христианскую, буддистскую, иудейскую и исламскую литературу, которую можно было достать в то время.

«И решение, мучавшей меня проблемы, - рассказывает Нурет, - я нашла в Исламе, в Священном Коране. С тех пор я стала изучать эту Мудрую Книгу и комментарий к Ней, и чем глубже я изучаю Коран, тем больше Он удивляет и восхищает меня. Для разумного человека это ни с чем не сравнимый Божий дар, это пища для души и разума, которая охватывает все стороны жизнедеятельности человека».

Женщины также рассказали интересные истории, связанные с мечетями в разных аулах.

В ауле Большое Псеушхо новая мечеть, - говорят они, - на месте старой мечети, которая действовала до революции. Ее, конечно же, ожидала участь остальных мечетей, она была закрыта и использовалась для других целей. После Великой Отечественной войны здание в полуразрушенном состоянии использовалось под клуб, и в то же время иногда применялось для проведения свадеб. Но самое главное, на что хотелось бы обратить внимание, это то, что властям не удалось использовать это здание «по назначению».

Дети, которых обучали адыгским танцам, стараясь восстановить таким образом культуру своего народа, а также молодые люди во время свадьбы отказывались танцевать в этом клубе. «Мы не будем плясать в том здании и осквернять то место, где звучал призыв к молитве и наши отцы и деды поклонялись Аллаху», - говорили они.

В одном из аулов, по рассказам женщин, стояло здание бывшей мечети, которая использовалась в разное время в несвойственных ему целях. Но когда оно стало и для этого невостребованным, председатель сельского совета дал распоряжение разобрать мечеть и освободить место для других нужд. Первый человек, который начал разбирать мечеть, упал с нее и с переломом обеих рук был доставлен в больницу. Второй человек тоже оказался в больнице – с переломами обеих ног. У третьего и четвертого рабочих, посланных в очередной раз, по той же причине оказались травмы сложнее, после переломов позвоночника они остались инвалидами.

Похоже на сказку, но это реальность, которую помнят очевидцы. Все в руках Аллаха! После такой шокирующей истории председатель сказал: «Пусть мечеть остается на этом месте, я не могу воевать с Богом».

Здание было отреставрировано и отремонтировано по распоряжению того же начальника. На сегодняшний день оно служит продуктовым магазином в ауле. Более того, у этой мечети по Воле Аллаха появился реальный шанс служить по прямому своему назначению. Мусульмане шапсугских аулов, а также их имамы согласно соответствующему закону Закону РФ в настоящее время добиваются возвращения старых мечетей их законным владельцам.

«Мы делаем все возможное, - говорит Умар Нибо, - чтобы вернуть сооружения бывших мечетей. По этому вопросу мы дошли уже до Москвы. Игнорируя Федеральный Закон о возвращении верующим, отобранных в свое время церквей и мечетей, руководство Краснодарского края делает все возможное для ограничения распространения Ислама во всем, в чем только возможно. Но самое обидное это то, что более активными в этом деле являются руководители адыгской национальности, которые считают, что им не нужны мечети. В Краснодарском крае нет ни одной официально оформленной мечети и религиозной организации, за исключением религиозной организации Новороссийска, которая была оформлена 12 лет назад, где главой являлся татарин. Тогда еще можно было что-то оформлять».

В Адлере много мусульман, - продолжает Умар, - в Сочи их примерно 50 тыс., но нам не удается добиться клочка земли для строительства мечети. Руководители думают, что таким образом можно остановить процесс распространения Ислама, но чем больше они этому препятствуют, тем больше становится численность мусульман. И речь уже идет не только об адыгах и этнических мусульманах».

«Намного активнее, чем этнические мусульмане в нашем регионе, к Исламу приходят русские и армяне. Русские особенно предрасположены к восприятию веры и религиозных знаний», - поясняет также Умар.

Кстати говоря, Нурет Хацуховна рассказала нам, что по соседству с ней живет русская семья, где все члены семьи являются мусульманами: отец семейства, его жена и их дети. И когда знакомый русский парень захотел жениться на их дочери, ему пришлось пересмотреть свое мировоззрение и отношение к жизни, отказаться от употребления алкоголя, стать мусульманином и поклоняться Единому и Единственному Богу. И только после всего этого девушка согласилась выйти за него замуж.

Умар и Меджид Нибо росли и формировались как личности в советское время. Поэтому к вере они пришли довольно нелегким путем.

«В детстве я слышал о религии, - говорит Умар, - видел, как бабушка и дедушка делали намаз, но я не получил никаких знаний. Мои родители были просто этническими мусульманами, в результате чего, мы полностью оказались во власти атеистического воспитания».

О смысле жизни он стал задумываться на 1-2 курсах пединститута, изучая предмет философии в 1991-92 гг. и познакомившись с исламской литературой.

«Меня удивляла логика, правдивость, упорядоченность, законность их содержания, - продолжает он. - Я увидел, какие ошибки мы допускаем в жизни, которые ведут наш адыгский народ к гибели. До того как начал получать какие-то религиозные знания, я интересовался культурой адыгов и адыгскими традициями, старался найти в них решение злободневных проблем. Я видел, как спиваются наши мужчины, поражала высокая смертность молодого поколения.

В наших аулах не осталось мужчин достигших 50-летнего возраста. И как показывает практика, адыгские традиции, соблюдавшиеся нашими родителями вместе с элементами язычества, не уберегли наш народ от деградации, ведущая его к вымиранию. Сами по себе традиции без глубокой Веры и покорности Творцу, положительных результатов не дают, и каждый, кому не лень, использует тебя в своих корыстных целях. У меня была потребность поднять свою духовность и помочь своему народу».

«Я пришел к религии более трудным путем, - говорит Меджид Нибо. - У бабушек и дедушек какие-то религиозные знания были, но они нам их не передавали из-за преследования властей. Сами они кое-что соблюдали с риском для своей жизни, но рисковать нашей жизнью они не осмеливались. Родители тоже не имели истинных религиозных знаний. Я часто в детстве задумывался о том, для чего я родился, для чего человек рождается и умирает, в чем состоит миссия человека на этой земле, что происходит с ним после смерти. Я чувствовал, что ответы на эти вопросы существуют, но как их найти, не знал. Поэтому следил за поступками взрослых, считал, что если взрослые так или иначе поступают, значит, в этом есть какой-то смысл, они что-то знают».

Особенно непонятны ему были действия взрослых, когда после поминок на ночь накрывали стол, какое-то количество блюд, которое соответствовало количеству усопших родственников и называлось это угощение «хьадэIус». Считалось, что они приходили ночью, чтобы поесть. Тогда он вставал рано утром, пока все спали, пробирался потихоньку в комнату с трапезой для «ночных гостей» и смотрел, не убавилась ли еда, но естественно она оставалась нетронутой. И когда он спрашивал свою маму, «для чего это делается» она отвечала, что так надо, т.е. ответа не было.

«Тогда я продолжал свой духовный поиск: наблюдал за небесными телами, за тем, что солнце и луна сменяют друг друга, меняются времена года, с неба падают то снег, то дождь, то град, происходят землетрясения. Кто руководит всем этим? – спрашивал он себя, - Как это все происходит? Кто Хозяин Вселенной? Вопросов было много. Спустя некоторое время, в поисках Истины, у одной моей родственницы я нашел рукописную тетрадь с короткими Сурами из Корана. Я их выучил, но не знал, что они означают, тетя тоже не знала, так как перевода не было».

Затем Меджид сильно заболел, и его начали возить по, якобы, целителям и каждый из них говорил что-то свое, отличное от заключения других целителей, и предлагал новый метод лечения. И каждому из них веришь, потому что хочешь вылечиться. Со временем в их словах и действиях стала прослеживаться ложь. И когда он спрашивал целтителей, почему так происходит, почему их слова и дела не совпадают, они просто коротко повторяли знакомый мне ответ: «Так надо». Ожидать какой-то логики было бесполезно.

«К этому времени, - продолжает Меджид, - вернулся с учебы Умар, стала появляться исламская литература и соответственно появилась возможность получить ответы на мои вопросы. Умар мне очень помог, он стал для меня настоящей поддержкой, вдохновителем всего позитивного и источником религиозных знаний, где все построено на логике, на высшем разуме и каждая вещь находится на своем месте. Мы постоянно общаемся, много читаем, обсуждаем полученные знания, советуемся друг с другом и помогаем друг другу везде и во всем. Целью моей жизни стала жизнь по Исламу и донесение до широкой массы людей знаний о нашем Творце и Его Законах, имеющихся в Священном Коране.

Хочу, чтобы все люди об этом знали, чтобы все были счастливы и почувствовали то благо, которое имею я, оказавшись на Светлом Пути Аллаха. В первую очередь я призываю родственников, особенно молодое поколение моего сына, племянниц и племянников. Моему сыну было 4 года, когда я научил его читать Азан (призыв к молитве), и бывало так, что здесь, в доме Нурет, перед коллективной молитвой мой четырехлетний сын читал Азан, а мы, взрослые, за ним совершали намаз, поклонялись Аллаху. Женщины, видя это, не могли сдерживать своих слез от переполненного чувства счастья и радости».

«Сейчас, конечно, много что изменилось, - резюмирует Меджид Нибо, - я являюсь имамам поселка Ахинтам. Там на данный момент мечети нет, но, Хвала Аллаху, место под мечеть властями обещано. Мы с Умаром занимаемся тем, чтобы вернуть места в шапсугских аулах, где раньше до времен репрессий, располагались мечети. Если это невозможно, то хотим взять другое место под строительство Дома поклонения Аллаху».

Почти все присутствовавшие в доме Нурет Ачмиз, в том числе и наш молодой водитель Ильдар Чеуж, побывали в Священных местах, и совершили Хадж в разное время. Они с удовольствием вспоминали счастливое время Хаджа, делились своими впечатлениями.

Мусульмане приходят в дом Нурет Хацуховны и считают его своим вторым домом, потому что добродушная хозяйка этого дома настолько рада каждому посетителю, что мыслей о том, что их визит может быть неуместным, у них не возникает. «Каждую пятницу собираемся на джумга намаз, – говорят женщины. - После намаза в приятной беседе, за чашкой чая незаметно подходит время послеобеденной молитвы, которую также совершаем вместе и часто расходимся только после вечерней молитвы».

Для этих людей каждая пятница настоящий праздник души, как и было сказано Пророком Мухаммадом (с.а.с.) «Каждая пятница для мусульман праздник».

Перед тем, как вернуться в Адыгею, мы совершили небольшую экскурсию по близлежащим шапсугским аулам. Гостеприимные мусульмане с большим воодушевлением показали нам горные сказочные места причерноморских адыгов.

Чувство радости переполняет, когда видишь такое общество, где говорят только о светлом, о позитивном. Душа спокойна за будущее мусульманской уммы, за будущее детей, которые растут в окружении таких родителей, бабушек и дедушек, с которыми общались мы в этот день.

Дай Аллах им счастья, здоровья, крепкого имана и воплощения в жизнь благородных идей на Светлом Пути Аллаха!

Собственный корреспондент газеты «Свет» (ДУМ Адыгеи и Краснодарского края) Л.Г. БАДИЕВА

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 17-10-2011, 14:01. Просмотров: 1154
Другие новости по теме:
Зарплата муэдзина Соборной мечети Майкопа меньше 1000 рублей
В Адыгее открылась новая мечеть
Adigeyaislam.com: Поздравление поздравлению – рознь (с праздником Курбан-Ба ...
Строительство мечети в ауле Агуй-Шапсуг (Туапсе) вступает в активную фазу
Хадж в 2008 году совершили 50 мусульман Адыгеи и Краснодарского края