Архив сайта
Декабрь 2017 (10)
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Интервью Ибрагима Яганова «Седьмому Каналу» (Израиль).

Федералов боятся больше, чем боевиков

Мой собеседник - Ибрагим Яганов, председатель Общественного Движения «Хасэ» Кабардино-Балкарии, бывший командир батальона черкесских добровольцев в Абхазии (1992-1993 гг).

Кремлю необходима война с Грузией, - взгляд из КБР на прошедшие выборыАвраам Шмулевич - Что происходит на Кавказе, в Кабардино-Балкарии в связи с выборами? Какие перспективы и как все это воспринимается? По имеющимся у меня данным, официально было сказано, что явка в Кабардино-Балкарии составила 95%, реальная же - 8%.

Ибрагим Яганов
- Да, это действительно так. Максимум до 10%, в отдельных местах, а в основном от 5 до 10 %. Люди совершенно апатично относятся к выборам. Считают, что они ничего не решают, и никакого смысла в них нет, что власти КБР дадут тот процент, который закажут из Москвы. К сожалению, реальных выборов у нас нет, не было их и при предыдущем президенте Кокове. Здесь в республике выборов нет со времен Сталина, ситуация с тех пор не изменилась. Как он сказал тогда “главное не то, как проголосуют, а как посчитают” - это действует и по сей день.

Авраам Шмулевич - То есть, и при Ельцине, и при Путине, свободных выборов в Кабардино-Балкарии не было?

Ибрагим Яганов
- Не было. На выборы просто не ходят. А те, кто ходят – преимущественно пенсионеры. А они все у нас коммунисты и ходят по той причине, что иногда на выборах устраивают небольшие концерты, выездные буфеты, где можно что-то дешево купить, или просто “выйти в свет”. Молодежь все это просто не интересует.

Авраам Шмулевич - У тех примерно 8%, кто пришел на выборы – какая партия больше всего набрала голосов?

Ибрагим Яганов
- Я думаю, коммунисты. Основная часть политически активного населения голосует за коммунистов. Основная масса молодежи – на выезде. Около ста пятидесяти тысяч человек трудоспособного населения находятся в России, в крупных мегаполисах, в поисках работы. Они, конечно, на выборы не возвращаются, никаких открепительных талонов не берут, просто не ходят на выборы.

Авраам Шмулевич - Сколько человек живет сегодня в Кабардино-Балкарии?

Ибрагим Яганов
- По официальным данным, около 900 тыс. Кабардинцев чуть меньше 500 тыс, балкарцев около 100 тыс., русских в пределах 250 - 300 тыс. Но у русских тут есть такой момент: сейчас те, кто может куда-то уехать и чем-то заняться - они все выезжают, остаются только те, кто не может этого сделать.

Авраам Шмулевич - Выезжают сейчас именно русские, или кабардинцы и балкарцы тоже?

Ибрагим Яганов
- Выезжают все. Но среди русских намного больше тех, кто уезжает навсегда. Кабардинцы и балкарцы выезжают в поисках работы, возвращаются через какое-то время. А если даже оседают там, все равно приезжают обратно на время.

Авраам Шмулевич - Этот отток русского населения вызван только экономическими причинами, или есть и национальное давление?

Ибрагим Яганов
- Я бы не сказал, что есть какое-то серьезное давление, но менталитет русских менее приспособлен к тем суровым условиям, которые мы сейчас имеем. В их среде мало родственной консолидированности, в результате им сложнее выживать в нынешних суровых условиях. Родственные узы у кабардинцев и балкарцев - это серьезная вещь, и они им очень помогают выживать. Такого потенциала у русских нет, и им сложнее. Основная часть русского населения проживает в городе Нальчик и в двух районах Республики, Майском и Прохладненском, в других местах их практически нет.

В Нальчике русские как-то адаптировались к этим условиям, у них есть возможность выживать. Но вот те, кто проживает в Майском и Прохладненском районах, им очень сложно. А федеральные власти, кроме того, что говорят, что надо удерживать отток русскоязычного населения, ничего не делают. Даже в казачьей среде нет никакой социальной и экономической поддержки. Кроме того, что их поддерживают морально, и таким образом пытаются удержать на месте, ничего нет. У них такая же коррупция, как и везде. Отдельные лица влились во властные структуры и работают по тем же коррупционным схемам. Несмотря на все разговоры, никакой реальной поддержки у них нет. И вообще, никакого улучшения жизненного уровня и у русского населения, и балкарского, и кабардинского в республике нет.

Авраам Шмулевич - Есть ли протестный потенциал в республике?

Ибрагим Яганов
- Итоги выборов лучше всего показали, что на выборы никакой надежды у народа нет. Но власти смогли выдать тот процент, который они хотели выдать, потому что на выборы никто не пришёл, голоса остались свободными. Если бы они вышли и проголосовали, или как-то проявили свою активность, власти не смогли бы так фальсифицировать. Но активной гражданской позиции у нас напрочь нет.

Авраам Шмулевич - То есть, никаких массовых протестов в Кабардино-Балкарии по поводу выборов ждать не приходится?

Ибрагим Яганов
- Авраам, дело в том, что мы в последние шесть лет, с 13 октября 2005 г., живем в режиме КТО (контртеррористической операции), и в этом режиме народ очень сильно напуган. По той причине, что любой гражданин нашей республики совершенно напрочь не имеет никаких гарантий безопасности, в любое время могут просто прийти и расстрелять.

Авраам Шмулевич - Расстрелять - кто? Силовики? Федералы, ФСБ, МВД? Или “лесные”, муджахеды?

Ибрагим Яганов
- Основная масса населения по степени опасности разницы между двумя сторонами уже не видит. Я бы даже сказал, что властей боятся больше, чем боевиков, все-таки они придерживаются каких-то правил. А вот эти, приданные части из России, эти войска, которые здесь проводят КТО, больше всего боятся их. По той причине, что они ведут себя как оккупанты. А смотря на них, так же ведут себя и наши местные омоновцы.

Все это вызывает у нас очень большое сожаление. Мы здесь не чувствуем разницы по степени безопасности между местными и приезжими силовиками, и между ними и этими, так называемыми, исламистами. То есть, народ кругом и повсюду окружен опасностью, и, откровенно говоря, все считают, что все это исходит из федеральных структур. В результате, на фоне этого повсеместного страха, говорить о какой-то гражданской активности не приходится. Люди рады тому, что нет войны, мы видели всё, что происходило в Чечне, в Абхазии, и никто здесь не хочет повторения чеченского варианта.

Авраам Шмулевич - Как будет развиваться ситуация?

Ибрагим Яганов
- До марта, до президентских выборов, осталось очень мало времени. И люди много говорят о том, что федеральная власть может предпринять кардинальные меры для того, чтобы власть, которая сейчас находится в Кремле, осталась на месте. Мы помним, как после Ельцина Путин приходил к власти, помним начало второй чеченской войны, операцию, которую провели в Южной Осетии. У нас очень внимательно следят за тем, что происходит в Южной Осетии.

Несмотря на то, что Россия признала самостоятельность Южной Осетии, напрямую вмешиваются в их внутренние дела. Джоева не устраивает Кремль не потому, что она антироссийская. Там нет антироссийских кандидатов, там все пророссийские. Единственное, что не нравится федеральным властям – то, что Джоеву поддерживает население. А руководитель региона, которого поддерживает население, нежелателен, потому, что при поддержке народа он становится самостоятелен, начинает отстаивать интересы народа.

Авраам Шмулевич - Как ты относишься к лозунгу “Хватит кормить Кавказ”?

Ибрагим Яганов
- Я за этот лозунг, двумя руками я голосую за то, чтобы прекратить кормить Кавказ. Только с небольшим уточнением: кого именно. Я бы уточнил: “Хватит кормить чиновников Кавказа”. Лично меня никто не кормит, я живу за счет своего труда, и я за этот лозунг.

Авраам Шмулевич - Есть ли опасность новой войны на Кавказе?

Ибрагим Яганов
- Опасность новой войны есть. И события в Южной Осетии, думаю, свидетельствуют об этом. Единственная страна, с которой могут начать войну федеральные власти – это Грузия. В сложившейся ситуации Кремлю крайне необходима “маленькая победоносная война”, и она возможна именно с Грузией.

Авраам Шмулевич - Как может начаться такая война? Грузия вряд ли нападет на Россию.

Ибрагим Яганов
- Это технический вопрос. Некоторые российские службы имеют в этой области богатейший опыт, и создадут предлог без особых проблем. Любой огонь начинается с маленькой искры, а потом быстро разгорается в очень большой пожар.

Авраам Шмулевич, раввин,
председатель Международного Гиперсионистского Движения "Беад Арцейну" ("За Родину!").
президент Института Восточного Партнерства (Иерусалим).
стратегический советник "Черкесского Конгресса" и "Черкесского Союза".

"Седьмой Канал" (Израиль)
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 27-12-2011, 22:59. Просмотров: 1795
Другие новости по теме:
Ибрагим Яганов: «Нас держит память о мёртвых», - Развернется ли Абхазия в с ...
Около 300 добровольцев из Кабардино-Балкарии готовы выехать в Южную Осетию
Ибрагим Яганов после нападения: Мы полны решимости продолжить борьбу
Черкесский культурный центр в Тбилиси посетил израильский политолог Авраам ...
В Кабардино-Балкарии с тревогой следят за ситуацией в Абхазии