Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Путевые заметки

Горизонт сознания

От автора. Это зарисовки из моих последних поездок в РФ, последних лет. Все истории – реальные, выдуманного нет ничего.

* * *
- Я на следующей неделе в дурку ложусь, от армии кошу. Каждые полгода приходиться недельку проваляться.

- И как, удается симулировать?

- А я ничего не симулирую, просто рассказываю все как есть. Ну, мне за это ставят расстройство личности.

Врач спрашивает: А почему Вы ушли из университета?

- Знаете, у меня так бывает, что я просто ничего не могу делать. Ну, вот просто не могу встать с кровати и пойти куда-нибудь.

- И такие состояния у Вас периодически?

- Да нет... Просто иногда находит… еще иногда находит просто какая-то патологическая слабость во всем теле – тянет полежать.. не знаю… тошнота, головокружение.. хотя это, наверное, от голода – лень встать и приготовить себе чего-нибудь…

- А приступы агрессии у вас бывают?

- Да! Знаете, бывают… вот едешь с работы усталый, денег нет… а к тебе какая-нибудь старушенция в автобусе подсаживается – давка, все напирают, а она что-то втирать начинает … вот так бы и дал ей по репе чем-нибудь… и сижу так представляю чем ей дать по репе. А еще иногда разговариваешь с человеком, смотришь на него, и вдруг подумаешь: да какое ты дерьмо, брат, и какую ты хрень несешь! А иногда, наоборот, он тебе говорит что-то, а ты просто отключаешься, смотришь него и думаешь: интересно, а что там у него внутри… хочется взять карандаш и в глаз ему засунуть, поковыряться там. Но я сдерживаюсь, еще ни одному не засунул.

- А с сексом что у Вас?

- С этим нормально все. Есть девушка, красивая. Блондинка. Только иногда она меня вдруг начинает раздражать, несет какую-то чушь, требует чего-то, хочется от нее сбежать куда подальше. Вообще иногда очень хочется все бросить и уехать…

-Куда?!

-Ну, куда-нибудь…просто чтоб не видеть этих мерзких рож, этого города. Взять рюкзачок и махнуть на край света.

- С друзьями?

-Да нет же! Один, просто посидеть, что бы никого не видеть и не слышать… Только девушку свою с собой взять.

Ну, они мне и ставят расстройство личности, типа приступы апатии сменяются яркими вспышками агрессии, асоциален, зациклен на любимой девушке… Тут главное первый раз диагноз получить.

Вот так поговорю с врачами, поделюсь проблемами, полегчает, а они меня еще и от армии отмажут.

***

Электричка в лес, почти пустая, последняя. Неподалеку сидит дедуля, бородатый и грязный. У нас водка открытая – он подсаживается и просит налить немного. Слово за слово начинает рассказывать.

Он несколько дней назад вышел из заключения. Сидел где-то в глуши, много лет. Вышел. Приехал в Москву – письма передать, кое-какие дела поправить. И вот едет домой, в деревню.

- Знаете, я вам скажу, это не та страна, в которой я жил. Вот эмигрантам легче – соскучились по родине – вернулись, или в гости на худой конец приехали. А куда я поеду? Здесь все чужое, не люди вокруг – звери. Вчера был на вокзале, увидел такого грязного пьяного человека…

-Бомжа?

-Да, бомжа. Отродясь таких не видел. Он совсем больной был и голодный, в одной рубашки – а на улице дождь и ветер. Я подхожу к нему, говорю, мож тебе денег дать – у меня не много, но поделюсь, или еды…

Он аж отшатнулся: «Нет! Не надо. Деньги все равно отнимут – так еще и побьют – скоро холода, я и подлечиться не успею». Что ж это за страна такая, где последнее отбирают?! У нас на зоне хоть все по совести было. Люди никогда не отбирали последнее, и умирать не оставляли. А если и убивали так было за что – говно человек, значит был. А здесь…

Да, всякого там хватало, но вот так, что бы… Да.. Столько лет, и как все изменилось – на людей посмотришь – не лица, а рожи – равнодушные и тупые. Что мне теперь делать? Как жить в этом аду? Хоть назад возвращайся. Половины слов на улице не понимаю – мне объясняли что с паспортом делать, что с пропиской – ничего не понимаю – какие – то фирмы-шмирмы, нотариусы, агентства... Да что там говорить – магазина нормального нет, какие-то маркеты, х@й знает что!

-А за что сидел, дедушка?

-Убийство…

Дедушка на вид такой милый, даже добрый, только побитый какой-то. Голова втянута в плечи, взгляд загнанный. И жалко его стало – до жути.

***

Татарстан, глубинка. Очередная машина на трассе. Сажусь, стандартный разговор. Кто? Куда? Откуда едешь? Как только узнает, что из Москвы – выражение лица меняется. Тоже стандартная реакция, не он первый.

- А я в Москве не был. И не хочу

- А чего так?

- А зачем мне в Москву. У нас давно никто туда не рвется. Это другая страна. Вот сериалы по телевизору. Они разве про Россию? Они про Москву. Мы их смотрим как новости с Марса. Вот в Новосибирск или в Тюмень поехать учиться – это да. А Москва, что Москва? У них другая жизнь, другие законы – не наша это Россия.

Высаживает меня у придорожного кафе. Захожу внутрь, сажусь у окна. Из окна видны поле, трасса. Заказываю кофе – и пялюсь в телевизор. Реклама. «Русь Златоглавая» и кадры Кремля, храма Христа Спасителя, наплывает центр столицы. Да. Как-то не вяжется все это с кафешкой в бывшем ж/д вагоне, поставленном на фундамент, с самодельными столиками и ветхими чайниками. И с мечетью за окном.

***

- А я вот только что с Сахалина, зоологическая экспедиция. Для неких высоконаучных целей потребовалось нам там листовое железо. Ну, отправили в Южно-Сахалинск двоих студентов это железо раздобыть.

Студенты приехали в город, обошли все возможные места, где оно могло бы продаваться, и поняли, что дело труба – не продается нигде. Однако, думают, ну должно же в городе где-то быть железо. Не может быть, что бы его не было – надо же чем то крыши крыть и вообще... Подумали, подумали мои студентики, и решили, что делать нечего, придется просмотреть все склады, и там где оно найдется – прикоммуниздить, ради науки чего не сделаешь. После непродолжительных поисков нашли склад, и было там не только искомое железо, но даже готовая дырка в заборе. Однако проблема – как его вынести. Листовое железо в карман не положишь, да и просто в руках не утащишь. Вспомнили, что есть такая вещь, как такси. Звонить в таксопарк было страшно – как объяснить задачу. Но деваться-то некуда, решились.

- Здравствуйте, нам нужно заказать грузовое такси.

- Пожалуйста. Куда надо подать машину?

- Видите ли…, ммм …, нам нужно к складу на улице Т.

- Хорошо. К центральному входу?

- Эээ… нет, нам к заборчику на самой дальней стороне склада.

- Понятно. А к скольким часам?

- Понимаете ли, нам надо ночью, часа в три.

- А! Так вы переть будете? Так бы сразу и сказали. Минуточку, дам вам номер телефона нашего водителя, с ним будете договариваться.

С водителем действительно удалось договориться достаточно быстро за очень умеренную плату, он не стал удивляться ни времени, ни месту и даже сам помог дотащить листы до машины.

- А коллеги мои в тех же краях работали с компанией «Шелл», те на Тихом Океане нефть разрабатывают, ну и выделяют какие-то деньги «на экологию», им по их западным законам положено. На эти деньги наши биологи и работают, двигают русскую науку. Но не менее, чем на местную фауну, интересно смотреть на шелловцев. Для штатных сотрудников компании – иностранных граждан действуют свои правила. Вся территория России по этим правилам считается «опасной зоной», «зоной повышенной опасности» - то есть вообще вся, кроме территории собственных объектов «Шелл», и их же кораблей. И в «зоне повышенной опасности», то есть, получается, всюду, каждый сотрудник обязан находиться только в каске. Все время, постоянно. Еще у них очень строгое и жестко контролируемое распределение обязанностей. Например, если в пути у машины произошла поломка, то шофер обязан вызвать по спутниковому телефону слесаря, который прилетит на вертолете, или, если машина встала совсем уж близко от базы, приедет на другом вездеходе и будет чинить. Сам шофер не имеет права прикасаться к двигателю.

***

Дорога за Уралом. Очередная машина, очередной водитель жалуется за свою трудную жизнь: работы нет, продуктов нет, водки нормальной и той нет. Спать хочется ужасно, но приходиться поддерживать беседу.

- Ну, так работы нигде нет, все выкручиваются.

- Ну, и я выкручиваюсь – и так, то у одного украду, то у другого – семью кормить надо.

- А законы, милиция? Вы не боитесь, что попадетесь?

- Так я ж не дурак! У кого ни попадя не краду. Менты это понимают, не трогают.

- А какая разница у кого красть? Закон-то один.
- Какой закон?! Я ж по совести живу. Вот скажи, если человек всю жизнь обворовывал людей, это что грех у него несколько тыщенок стянуть? – он и не заметит.

- Так воровать закон запрещает даже у воров.

- Ну, я говорю, что менты не тронут – у нас сними все схвачено. Я ж никогда не полезу в дом к порядочному человеку.

***

Сибирь. Холодно до жути, и к тому же проливной дождь, как из ведра льёт… Мы зависли на трассе, между Красноярском и Иркутском. Дождь и дождь, и дождь. Наконец, останавливается УАЗик. Выходит, покачиваясь, какой-то мужик и приглашает с ними дальше по трассе. Влезаем в машину, там еще человек 6-7. Все пьяные, веселые. И все – лесорубы. Возвращаются на точку. Предлагают самогончика – отказываться тут не принято. На полу куча какого-то пахучего тряпья. Вдруг эта куча начинает шевелиться, из нее показывается бородатая голова. Голова бешено озирается и удивленно смотрит на нас.

- О, дядя Ваня проснулся - представляют нам его мужики.

Дядя Ваня выпил самогончику, и начал нас расспрашивать, что да как, откуда такие взялись. Услышав, что мы едем из Москвы, необычайно оживился и попросил показать паспорт – интересно, мол, посмотреть. За обложкой паспорта у одного из ребят десятка лежала. Он так с интересом ее достает, разворачивает и внимательно разглядывает.

- Это чё, деньги щас такие?

- Да, а вы что никогда не видели? (Издевается, что ли? - думаю я)
- Неа, я уже лет 10 в лесу живу.

- Как так в лесу?

- А вот так. В бывшем домике геологов. Это далеко в тайге. Зимой охочусь, ну, летом еще огород у меня, а один раз за лето бываю в поселке – шкуры поменять на спички, водку и соль.

- И что, совсем без денег?

- А на кой они мне?

- Как же вы добираетесь?

- Ну, от избушки меня вертолет забирает, ребята подкидывают до ближайшей станции. Оттуда по узкоколейке до маленькой деревушки в тайге. А там уж и лесорубы со смены возвращаются и меня прихватывают.

- И вы совсем один? Не скучно?

- Да нет... Там хорошо, тихо, пес со мной живет.

- А что в стране происходит, вы знаете, следите за новостями?

- Да надо мне это? Слышал Ельцин там какой-то…. А можно мне бумажку эту на память взять?

***

- А меня с диплома выгнали.

- Из института?

- Да нет, не так трагично. Научный руководитель, профессор, у которого я курсовую писал, он должен был диплом мой вести – отказался. Надо замену искать.

- А почему? Ты ж гений, типа, уже по теме курсовой публикации.

- Как меня выгоняли:

Профессор: «Вы сделали все не так, как я хотел. Вы выстроили свой план исследования, не посоветовавшись со мной. Да, для курсовой это отличная работа, но вы предпочли получить хорошую оценку на кафедре, самостоятельно, сделали все как вам показалось правильным – не посовещавшись, не получив инструкций».

- Но ведь мы с вами общались практически каждый день в институте, и вы мне ничего не говорили!

- А почему вы сами не подошли ко мне? Если бы в лабораторию я брал студентов по уровню I Q, я бы вас первым взял, но нам нужны послушные студенты, которые не лезут, куда их не просят.

Такие дела. То есть умные и инициативные студенты ему не нужны. А ведь классик.

- Огорчен?

- Да, честно говоря, уже пофиг. Я после окончания в Израиль уехать решил.

****

«Израильские Авиалинии - Эль-Аль».

Посылаю факсом копию просроченного билета с просьбой продлить его. В трубке приятный женский голос: «Внимательно Вас слушаю!!»,- девушка обещает: «Сейчас же посмотрю. Пожалуйста, подождите у телефона, если Вам не трудно!». Дальше в трубке я слышу, как девушки переговариваются между собой. Судя по лексике и богатству ее применения, девушки раньше, до «израильских авиалиний» работали не меньше как шкиперами торгового флота.

Но мат мы опустим, приведем суть:

-Да! Да какого ХХХ! ХХХХ! Что ХХХ у них руки из ХХХХ зада растут? Не ХХХ могли факс нормально прислать – ни ХХХ не видно. Так этот ХХХ билет еще и просрочен – а мне теперь с переоформлением возиться! ХХХХХ! ЖЖЖЖ! Ни ХХХ не видно! Какая это буква?

- А пусть тебе этот ХХХХ тупой идиот продиктует по телефону!!

- Да пока он разберется – вечность пройдет! Они ж тупые!!!

Дальше слышу шаги, трубку поднимает девушка и голосом, который так и сочится вежливостью, произносит:

- Вы не могли бы прочитать вторую строчку в 3-ей колонке. Приношу наши извинения, у нас факс плохо работает. Тут немного неразборчиво.

Дрессируют их, что ли, по-особенному?

- Все-таки это западное дежурное лицемерие хуже воровства!

- Э, не знаю. Бывает простота, которая воровства уж точно хуже. А то и хуже убийства.

***

- У нас дача есть, как ты знаешь. Обычная подмосковная русская деревня, правда, глухая, не дачное место, просто сельская глубь… А в деревне были у нас соседи, наискосочек жили. Муж, жена, ребенок и свекровь. Вся семья сильно пьющая, но проблем не создавали никогда, вообще семья была, такая, знаешь, простая и радушная. Помню, мы только-только этот дом когда купили, И они сразу в гости позвали, пригласили к себе, попить чаек с грибочками. Естественно, я, как человек новый в деревне и никого еще не знающий, с удовольствием приняла приглашение.

Вхожу – большая просторная изба, чисто, большая подклеть, типичный деревенский дом. Сидим, пьем чай. Бабушка лет 70, улыбается время от времени гостеприимно так и искренне, угощает грибками и рассказывает про житье в деревне, про семью. Событий там мало, но, вот, к ним недавно, приходила милиция. У сына ее была жена, то бишь, невестка этой бабушки, и тоже пьющая. Там все пьют, кроме этой бабушки, она сама – нет, то есть, вообще нет, что интересно. Всю семью, можно сказать, ведёт и тянет. Сын тоже пил, у бабушки этой. И вот, как-то напились опять оба, сын жену и выгнал, сам. Потом жена эта пришла мириться с мужем, к ним в дом, к себе, то есть, где жила. А была зима, мороз, дело к вечеру. Просится войти, это все бабушка мне рассказывает.

«Мы стоим около окна смотрим – она за окном еле стоит, пьяная! Я ей говорю: уходи, замерзнешь! - А она села прямо на снег, посидела. И пошла в сторону пустой избы неподалеку. Села там на крыльцо. Ну, мы спать легли. А утром, глядь! - пришел милиционер и сказал – «женщина замерзла насмерть тут недалеко, на крыльце. Не знаете, мол, кто такая?». - Да как же не знать-то! Честно описала я, как было дело. – Не боялись? – А чего мне бояться? Мы люди честные – бабушка отвечает и грибочков мне еще накладывает – ешь, мол, соседушка. И продолжает: «А я сыну, как увезли её, говорю, - Как хорошо, что она замерзла! И разводиться не надо. Пьянь была».

Спокойно так рассказывает бабушка, как-то умиротворенно даже. Грибочки ее у меня прямо поперек горла стали. Хорошие были грибочки, но не пошли как-то.

Но это все несколько лет назад как было. С тех пор сын умер, бабушка эта тоже умерла.

Недавно с соседкой напротив ее вспоминали: хорошая, говорит, бабушка была, гостеприимная.

Дом продали. Ребенок еще там у них в семье маленький был, сын этой, замерзшей. И внук той бабушки, значит. Но куда он делся – не знаю. Пропал как-то.

***

В том же селе живут два брата, местные мафиози так сказать. Крадут что ни попадя.

Было там сельпо, очень симпатичная заведующая, такая полная молодая женщина. И что-то эти братья с ней не поладили. Однажды она задержалась на работе, возвращалась поздно вечером, через лес, они ее там встретили и ограбили, деньги отняли, часы… Заведующая на следующий день подняла шум на всю деревню. Тогда эти бандиты просто ворвались к ней в дом, избили, одна жила. Она умерла через несколько дней. Так просто умерла – никто ничего не сделал.

- А милиция?

- Вы наивный человек. У нас два раза крали забор, весь, целиком. После второго раза мы пошли в милицию. Там нас встретили просто, как родных: поймаем! Устроим показательный суд. И так, между делом говорит, что в районе семьдесят процентов безработных. А на что они живут? Вот на это и живут, украдут что, продадут.

- А с братьями этими что сейчас? Посадили их в конце концов?

- Нет, не посадили. Они все умерли. Там многие умерли.

Natpress
 (голосов: 1)
Опубликовал administrator, 25-02-2012, 00:08. Просмотров: 1317
Другие новости по теме:
Григорий Явлинский: Государство начнет рушиться, а народ ничего делать не б ...
Ахмед Шаззо – рассказ с продолжением
Ученица 2-го класса Лана Шутова: «Меня спросят на абхазском, и я не смогу о ...
Интервью Биляла Махова после Рил-2016: «К Олимпиаде был готов как никогда»
Аслан Шаззо: Что старается спрятать Белочка-красавица (притча)