Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Выгодное географическое расположение всегда делало Астрахань достаточно самостоятельным городом. Поэтому, в золотоордынский период, наряду с Казанью и Крымом Астрахань становится центром притяжения торговли и населения. И уже задолго до распада империи были видны эти линии раскола. Совершенно четко будущие ханства обозначились в 60 - 70-е годы XIV века - в период «татарской замятни».

Самир Хотко: Черкесия и Астраханское ханствоНачиная со второй половины 60-х гг. XIV в., Астраханью владеет Хаджи-Черкес. Ни в одном источнике его имя не фигурирует в списке царевичей Золотой Орды. Ясно, что Хаджи-Черкес не был Чингизидом, но при этом, как и Мамай, был много более влиятелен, чем многие представители династии. Вслед за известным исследователем Золотой Орды М.Г. Сафаргалиевым, мы можем предположить, что Хаджи-Черкес был выходцем «из черкесов, входивших в состав Золотой Орды, или имел к ним какое-то отношение». Хаджи-Черкес, вполне вероятно, являлся черкесским князем, возглавлявшим черкесскую группировку в Орде. Весьма знаменательно, что большое внимание его персоне уделяет Ибн Халдун, визирь при черкесском султане Египта Баркуке. Согласно Ибн Халдуну, Хаджи-Черкес сделал блестящую карьеру при Бердибеке, последнем золотоордынском хане, контролировавшем всю империю. Хаджи-Черкес занимал пост командующего армией. После смерти Бердибека Хаджи-Черкес занимает Астрахань и, более того, в 1369 г. захватывает столицу - Сарай. «Когда же Хаджи-Черкес, - сообщает Ибн Халдун, - ушел из Астрахани в Сарай, то Урус-хан послал войска свои из горной страны Хорезмской, которые осадили Астрахань. Хаджи-Черкес послал свои войска против них с одним из эмиров своих, который прибегнул к хитрости, успел отогнать их от Астрахани, потом внезапно напал на них и на эмира, предводительствовавшего ими. Хаджи-Черкес был очень озабочен этой враждой. Против него выступил Айбек-хан, отнял у него Сарай и несколько времени самовластно правил им». Возвышение Черкеса относится ко времени до 1367 г., так как этим годом датирована карта братьев Франциска и Доминика Пицигани, на которой отмечена резиденция Черкесбек-хана - «casa de jarcasi» - на правом берегу Волги выше современного Саратова.

Хаджи-Черкес отнял Сарай не у заурядной персоны, а у самого Мамая. Согласно В.Л. Егорову, это произошло в 1374 г. У Ибн Халдуна читаем: «Хаджи-Черкес, владетель астраханских уделов, пошел на Мамая, победил его и отнял у него Сарай. Мамай отправился в Крым и стал править им независимо». Получается, что за два года до знаменитой в российской истории битвы на реке Воже, в которой впервые московское войско нанесло поражение армии Мамая, последний был разбит Хаджи-Черкесом (соответственно за 6 лет до Куликовской битвы). С одной стороны, это повышает наш интерес к персоне Хаджи-Черкеса, а с другой стороны возникает вопрос: а так ли уж грозен был Мамай? Важно, что сохранились монеты не только Мамая, но и Хаджи-Черкеса, отчеканенные в 1374 - 1375 гг. в Астрахани. Этот факт говорит о том, что Астрахань и после ухода из Сарая оставалась вотчиной Черкеса, а также о статусе Астрахани, так как не всякий город являлся центром эмиссии. Во время наивысшего могущества во владения Черкеса входило все нижнее Поволжье с Сараем, Новым Сараем, Хаджи-Тарханом и Астраханью. А.Н. Насонов предполагает, что власть Хаджи-Черкеса распространилась еще на две области - Хорезм и Мохши.

Правил Черкесбек-хан недолго, но именно он заложил фундамент политической независимости Астрахани. Эту точку зрения разделяют и авторы 1-го тома Советской исторической энциклопедии6, и И.В. Зайцев, автор первого монографического исследования по истории Астраханского ханства.

Территориально, династически и политически Астрахань была тесно связана с Большой Ордой, а через ее посредство и с золотоордынской традицией. Как отмечал адыгский историк и генерал турецкой армии Исмаил Беркок, остатки золотоордынского государства сохранились исключительно в Астрахани.

Соблюдая эту преемственность, согласно И.Э. Тунманну, «в начале османского периода крымские ханы не имели еще никакого влияния на Кубани. Астраханские ханы претендовали быть властителями этих местностей. В действительности здесь господствовали мелкие черкесские князья или бродили черкесские партии (Partheien), никому не подчинявшиеся». Неслучайно в источниках XIV - XV вв. степное пространство между Кубанью и Доном именовалось «Верхней Черкесией» или «черкесскими степями». В 1476 г. Астрахань посетил Амброджо Контарини: «Город Астрахань принадлежит трем братьям; они сыновья родного брата главного хана, правящего в настоящее время татарами, которые живут в степях Черкесии и около Таны. Летом из-за жары они уходят к пределам России в поисках прохлады и травы. Зимой эти три брата проводят несколько месяцев в Астрахани, но летом они поступают так же, как и остальные татары».

В XVI в. Франческо Тьеполо подчеркивает, что Астраханское ханство граничит с черкесами: «область Читракан» в качестве восточного рубежа имеет Волгу, отделяющую ее от ногаев, с юга Каспий и отроги дагестанских гор, «с запада - чиркассы, с севера - Кумания. От двух последних она отделена бесплодной степью». Джованни Тедальди, флорентийский купец и дипломат, около 1554 г. совершил поездку в Иран через Москву, Астрахань и Черкесию: «Порт этот (т.е. Астрахань - Прим. С.Х.) принадлежит великому князю (Астрахань стала русской в 1556 г., но в 1554 г. русские войска содействовали воцарению хана Дербыша - Прим. С.Х.); здесь бывает большое стечение народа и прославленная торговля. Далее Тедальди (известия Тедальди пересказываются римским послом в Польше Антонио Поссевино - Прим. С.Х.) вступил в страну черкесов; это славные люди (buona gente), христиане-якобиты. В 7 дней они провели его верхом на вьючных лошадях до границ Персии. От Астрахани 300.000 шагов до Черкесии. Земли около Каспийского моря населяют черкесы, и живут до границ Персии... А в Москве есть люди, умеющие говорить по-черкесски, а черкесский язык особенный и своеобразный».

Земли кабардинцев начинались примерно в 250-300 км от Астрахани, но их протяженность вдоль каспийского берега у Тедальди не указывается. Семидневное путешествие до персидской границы вполне вероятно, так как последняя была подвижна, колеблясь от Эндери в Кумыкии до Дербенда и далее. От границы еще 15 дней заняло путешествие до иранской столицы Тебриза, т.е. через весь современный Азербайджан.

Е. Шмурло в своих комментариях к отчету Тедальди (Поссевино) детально останавливается на вопросе о границах Черкесии: «Барбаро определяет положение Черкесии в северном Кавказе: fecero la via appresso Citrachan, et vennero per le campagne di Tumen (нын. Калмыцкая степь. - Прим. Е.Ш.; но этот комментарий Шмурло неверен, так как под Тюменью имелось в виду кумыкское владение в северном Дагестане. - Прим. С.Х.), et venendo intorno appresso la Circassia, aviossi alla via del fiume della Tana, et al colfo del mare delle Zabache (т.е. Забакское или Азовское море - Прим. С.Х.) Согласно с ним указывает и Контарини: «la detta terra di Derbent... chiamasi Porta di ferro: perche a entrar della Tartaria in Media et Persia, non si puo entrare salvo che per la detta terra, per haver una valle profonda, che tiene fino in Circassia. По Герберштейну: к юго-востоку около Меотийских болот и Понта, по реке Кубани, впадающей в Болото (т.е. Азовское море - Прим. С.Х.). С этого места до самой реки Мерулы, впадающей в Понт, тянутся горы, в которых живут черкасы». Е.Е. Замысловский под Мерулой видит Меркулу, впадающую в Черное море в 17 верстах к юго-востоку от Сухум-Кале (вполне закономерное отождествление Мерулы с Меркулой, так как абхазо-мингрельская граница в XV-XVI вв. колебалась очень сильно, а сами владетельные князья Абхазии Чачба часто признавали сюзеренитет Дадиани - Прим. С.Х.).

Сам Поссевин говорит следующее о земле черкесов: «protulit (Астрахань) ditionis suae fines usque ad circassos, trecenta ultra Astrachanum millia passuum. Qui circassi editiora, prope Caspium mare, incolunt, et ad fines usque persici regni pertinebant, antequam hoc anno superiore Ferream portam, aliasque arces Selymus eo de rege cepisset». «Степи Черкесии» по Контарини - все равнинное пространство между Азовским и Каспийским морями. Восточный сектор - современные Ставрополье и Калмыкия - были местом кочевки татар Большой Орды. А земли ближе к Тереку были уже настоящей Черкесией-Кабардой. Западный сектор «степей Черкесии» был изъят из кочевого оборота татар очень скоро - в конце XIII - начале XIV вв. Здесь это географическое понятие обретало реальное политическое содержание, повседневный смысл.

Отношения с Черкесией, как союзнические, так и враждебные, достались Астраханскому государству по наследству от Большой Орды. В литературе можно часто встретить пренебрежительные отзывы по отношению к Астраханскому ханству, как к недорослю татарской государственности, не сыгравшему, якобы, значительной роли в политике и военных конфликтах первой половины XVI в. Этот штамп порожден двумя факторами: 1) скудностью источниковой базы; 2) нежеланием изучать историю постзолотоордынских государств, когда вся их история сводится к процессу поглощения их Московским царством. При анализе международных отношений конца XV - первой половины XVI вв. внимание исследователей занимает почти исключительно Крымское ханство. Впечатление от мощи Крымского ханства в XVII в. совершенно неоправданно переносится на период его становления во второй половине XV - первой половине XVI вв.

Действительно, крымский хан Мухаммад-Гирей в 1521 г. совершил успешный поход на Москву и заставил великого князя Василия III признать себя данником татарского царя. Затем в 1523 г. вооруженный амбициями восстановителя Золотой Орды, Мухаммад-Гирей атакует Астрахань, где терпит сокрушительное поражение и погибает. Поражение было столь сильным, что едва не привело к гибели всего Крымского ханства, от которого новый хан Саадет-Гирей уклонился лишь при поддержке османов.

Все эти сведения мы здесь приводим именно для того, чтобы подчеркнуть значимость изучения роли Астраханского ханства в истории Черкесии. В источниках сохранились сведения о регулярном черкесском вмешательстве в астраханские дела, которое внешне носило характер военных походов с целью возведения на престол представителя астраханского династического дома, в силу определенных причин имевшего поддержку в Кабарде. Источники не уточняют, что речь идет именно о Кабарде - фигурируют только термины Черкесия и черкесы. Мы не будем исключать вероятность участия в походах князей Западной Черкесии, но очевидно, что речь идет о кабардинцах, которые после триумфа над Большой Ордой распространили свою экспансию дальше на восток против ханства в дельте. Их военно-политические цели состояли не в аннексии астраханских территорий, а в контроле над астраханским барьером. Они ставили на трон в этом городе своих воспитанников либо зятьев в целях сдерживания ногайской экспансии из-за Волги. Поддержание Астраханского ханства в конфликте с Крымом и ногаями давало Кабарде необходимого союзника.

Согласно османскому историку Мюнеджим-баши астраханским ханом во время похода Мухаммад-Гирея был Ягмурджи, который бежал к черкесам. И.В. Зайцев считает, что «спутав имена ханов, историк верно указал направление бегства». Астраханский правитель в этот период мог найти поддержку либо у ногайцев, либо у черкесов. Зайцев приводит очень интересный источник - письмо командира янычарского гарнизона в Азове Мухаммеда великому князю Василию Ивановичу (июнь 1512 г.), согласно которому хан Хусейн (1523-1525) воцарился «без нагаи». Значит, в качестве третьей силы выступили черкесы.

В 30-е годы XVI в. в Астрахани настает период непрерывных переворотов, «осуществлявшихся в основном силами извне - ногаями и черкесами». Казанский историк XIX века Ш. Марджани связывал приход к власти хана Касима (1525-1532 гг.) с черкесами. Со временем Касим, по всей вероятности, переориентировался на ногаев, что и стало причиной его смещения. В донесении касимовских (городецких) казаков, вернувшихся с Астрахани, сообщалось, что «пришед ко Азторокани безвестно Черкассы да Астрахань взяли, царя и князей и многих людей побили и животы их пограбили, и пошли прочь; а на Азторохани учинился Аккубек царевич». Более осведомленное письмо в Москву отправили ногайские мирзы: «Аккубеку царю было прибежище в Черкасех, и они его деля посрамились, да Астрахань взяв и дали ему». Эта же версия событий звучит и в других ногайских письмах: «Акобек царь с черкасы по женитве в свойстве учинился, они ему юрт ево взяв дали»; «Акобек царь для своего юрта ездил в Черкасы, и юрт его взяв дали». Хан Аккубек правил с лета 1532-го по 1533 г. Согласно приведенным сообщениям, черкесское нападение на Астрахань носило целенаправленный и заранее спланированный характер: хан Касим был убит; убиты были также приближенные к нему князья-мирзы, а на трон возведен родственник каких-то черкесских князей. Очень характерно, что опальный Аккубек нашел прибежище именно в Черкесии. Задолго до него так поступали многие татарские царевичи. Характерен и способ заключения союза - женитьба на черкесской княжне. Получается, что Аккубек не просто прятался в Черкесии, но приехал в эту страну ради осуществления своего политического проекта. Из сообщения ясно и то, что черкесы не собирались аннексировать Астрахань или разрушать ее. Они оставляют город своему зятю, но вместе с тем мы можем предположить, что какое-то число черкесов могло остаться в городе для защиты хана. М.Г. Сафаргалиев считал, что черкесы стали действительными хозяевами города. Аккубек правил в «завоеванном им с помощью черкесов городе» около года: уже в августе 1533 г. на трон благодаря ногаям взошел Абд ар-Рахман.

Черкесский фактор вновь обозначился летом 1539 г. в событиях, связанных со смещением преемника Абд ар-Рахмана - Дервиша Али (1537-1539). Согласно Сафаргалиеву, против этого хана, «слишком зависящего от ногайцев, началось новое движение, организованное черкесами и крымскими татарами». Важно заметить, что в этом же году черкесы атаковали османские крепости на Таманском полуострове, а также Азов. В ответ последовала крупная экспедиция османов и крымских татар в Черкесию. Поход возглавлял лично хан Сахиб-Гирей и военные действия проходили в Жанетии и Хатукае. Поход не дал никаких результатов. В 1541 г. в списке подданных и вассалов крымского хана - участников его похода на Москву - черкесы не фигурируют (хотя есть ногаи и астраханцы).

Обычное объяснение походов крымцев в Черкесию сводится к простому желанию завоевать эту страну. Желание было: с этим даже не стоит спорить. Но не каждая экспедиция могла преследовать столь амбициозную и глобальную цель, и не у каждого правителя были для такого проекта необходимые ресурсы. В этот период у похода в Черкесию могла быть и астрахан-ская подоплека. Так, в 1545 г. черкесы вторично усаживают на астраханский трон Аккубека. И в этом же году хан Сахиб-Гирей лично возглавил свой второй поход в Черкесию. Он, видимо, решил, что ключи от Астрахани лежат в стране адыгов. Согласно придворному медику и по совместительству историку Реммал-ходже, Сахиб-Гирей сумел нанести поражение жанеевцам, бжедугам, а затем и кабардинцам. Но оставались еще бесленеевцы, хатукаевцы, темиргоевцы и подавляющая масса горных адыгов, убыхов и абазин. Крымцы не имели ни сил, ни ресурсов, ни времени на длительную войну в Черкесии. Скорее всего, временное торжество над жанеевцами и бжедугами, о котором сообщает Реммал-ходжа, носило еще и мнимый характер, так как мы знаем о значительных внешнеполитических успехах и амбициях жанеевских князей в 50-60-е гг. XVI века.

Уже в 1546 году, разочаровавшись в Аккубеке, черкесы вновь занимают Астрахань и сажают на трон Ямгурчи (1546-1550 и вторично в 1551-1554). Ногайский князь Белек-Булат сообщал об этом событии в Москву: Ямгурчи, как в свое время Аккубек, «черкесам в свойстве учинился, и ему братство учинили, юрт его взяв, дали ж добр деи». Сахиб-Гирей не мог стерпеть такого унижения - все его победные реляции в Стамбул, Москву и Краков о покорении черкесского народа были полностью дискредитированы. Более того, черкесы поставили под большое сомнение его статус самой сильной политической фигуры на всем бывшем пост-ордынском пространстве. Он объявил всеобщую мобилизацию крымских татар для похода на Астрахань: «Если кто-нибудь, кто не станет рядом с ханом сразу после Ор Агзы (Перекопа - Прим. С.Х.), то его собственность должна быть разграблена, а голова сражена». В армию были собраны все от 15 до 70 лет. В армии Сахиб-Гирея появились отряды тюфенкчи, от 200 до 1000 стрелков по османскому образцу, а также полевая артиллерия. Отряд хана насчитывал 10.000 всадников, а все крымско-татарское ополчение, согласно Реммал-ходже, достигло беспрецедентной цифры в 250.000 человек. Это был даже не поход, а исход всей крымской орды на Астрахань. И.В. Зайцев отмечает, что город был захвачен благодаря артиллерии и отрядам тюфенкчи. Ямгурчи успел скрыться - причем опять в Черкесию.

В результате крымской атаки 1546 г. Астрахань подверглась тотальному разорению, а многие тысячи астраханских татар были принуждены к переселению в Крым. Это было такое поражение, от которого ханство уже не смогло оправиться. Фактически, через 10 лет Московское царство аннексировало совершенно обескровленное крымцами и неспособное сопротивляться государство. Ногайские и черкесские захваты никогда не сопровождались массовой резней и уничтожением материальных ценностей. Князья Ногайской Орды направили к Сахиб-Гирею гонца с упреками: «Про што деи еси Астрохань разорил? Мы деи и преж тобе Астрохань взяли, да не разорили».

Ямгурчи продолжал сопротивляться, опираясь на поддержку черкесов и ногаев. Он возвратился в разоренную столицу около 1548 года. В конце 1549 г. последовала атака на Астрахань со стороны московских казаков, но Ямгурчи вновь отсиделся у черкесов. Московский посол в январе 1553 г. сообщал великому князю литовскому: «Тому три годы минуло, как Астрахань взяли государя нашего казаки; а царь астраханский Ямгурчей из Астрахани ушел был в Черкасы, да из Черкас присылал государю нашему бити челом, чтоб ево государь пожаловал, посадил опять на Астрахани. И государь его пожаловал, посадил опять на Астрахани, и ныне на Астрахани сидит царь из государя нашего руки и смотрит во всем на государя нашего». Московская дипломатия гордилась контролем над Астраханью, обретенным впервые.

Таким образом, при поддержке из Черкесии и Москвы Ямгурчи уже в третий раз возвратил себе трон и произошло это еще при жизни Сахиб-Гирея. Но второй всеобщей мобилизации ему не простили бы сами крымцы. Астраханский погром, учиненный этим крымским ханом, видимо сблизил черкесов и русских. Так, в 1549 г. черкесы и московские казаки атаковали османский Азов29. В 1551 г., то есть за год до первого черкесского посольства к Ивану IV, Сахиб-Гирей совершает роковой для себя поход в Черкесию. Причем, согласно Реммал-ходже, поводом для похода было черкесское нападение на Азов.

Поход 1551 г. Сахиб-Гирея в Черкесию явился уже второй крупной экспедицией этого хана против адыгов. И, если в 1545 г. Реммал-ходжа сообщал о действиях против жанеевцев, бжедугов и кабардинцев, то на сей раз придворный медик и летописец указал в качестве противников хана хатукаевцев и бжедугов. Адыгское войско возглавили князья Эльок (Алегук) и Антанук, сыновья Хантука, виновники гибели крымских и османских подданных в Азове. После ожесточенного сражения хатукаевская крепость была взята, Антанук пленен, а его брат ретировался. Но главное последствие состояло в том, что сразу по возвращении в Крым Сахиб-Гирей был убит, а на крымский трон взошел его племянник Довлет-Гирей, заручившись поддержкой султана Сулеймана Великолепного. Могли ли так обойтись с триумфатором Астрахани и Черкесии? Именно Сахиб-Гирей ослабил Астрахань и сделал ее добычей Москвы, а его частые «победы» в Черкесии, после которых следовали черкесские наезды на османские крепости, вряд ли кого-то впечатляли в Стамбуле.

Ямгурчи, отсидевшийся в Черкесии и взошедший на трон при содействии Москвы, приложил все усилия для того, чтобы максимально дистанцироваться от русских. Он расправился с оппозицией, в том числе и с родственниками, и заключил соглашение с Довлет-Гиреем. Последний подарил астраханцу 13 пушек. В 1553 г. Ямгурчи окреп настолько, что хотел совершить совместный с ногаями поход на московские «украйны». В 1552-1553 гг. под руководством Довлет-Гирея и с благословления Сулеймана наметился антимосковский союз из части ногаев, Астрахани и Крыма. В октябре 1553 г. ногайский князь Исмаил в обмен за свое неучастие в коалиции предлагал Ивану IV: «А Аккубеку царю было прибежище в Черкасех, и они его деля посрамились, да Астрохань взяв, и дали ему. А Дервишу царевичу пристанище у вас. И вы б Астарохань воевали, и взяв бы, ему дали...». Ногайский князь, предлагавший русскому царю способ действия черкесов, видимо, не мог себе представить, что Москва не просто займет Астрахань, а займет ее навсегда, полностью ликвидировав татарскую государственность. Произошло это летом 1554 года.

Ямгурчи вновь удалось скрыться: на сей раз в дагестанскую Тюмень, с правителем которой он был связан родственными отношениями. И.В. Зайцев, на основе ряда источников, отмечает, что одной из жен Ямгурчи была дочь крым-шамхала, сына или двоюродного брата кумыкского князя Тюмени. В Черкесию, где астраханцы часто находили приют, Ямгурчи поехать уже не мог, так как с 1552 г. пошла череда западно-адыгских и кабардинских посольств в Москву с целями создания антикрымского и антиосманского союзов. Впрочем, Москва в этот период была еще не готова воевать с Турцией и в 1554 г., как подчеркивает И.В. Зайцев, «Иван официально отклоняет просьбу черкесских князей дать им помощь против султана, так как «турской салтан в миру с царем».

Вооруженным путем кабардинцы вмешивались в дела астраханского престолонаследия в 1523, 1525, 1532, 1539, 1545, 1546, 1551 гг. Каждый раз это были масштабные рейды кабардинских князей, свергавших ставленников Крыма или Ногайской Орды. В итоге Астрахань достается четвертому «игроку» на этой постзолотоордынской площадке - Москве, которая занимает Астрахань впервые, но навсегда.

Еще раз подчеркнем, что нас не должны ввести в заблуждение частые успешные рейды кабардинцев, поскольку степень ожесточенности сопротивления астраханских татар могла быть очень высокой. Другое дело, что кабардинское присутствие не влекло за собой разорения и бесчинств солдатни и дело заканчивалось сражением двух дружин. Неизмеримо более страшные последствия носили приходы крымцев - соответственно и сопротивление им носило общенародный характер.

Аdygvoice.ru
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 3-05-2012, 00:50. Просмотров: 1141
Другие новости по теме:
Черкесы и ордынцы, – штрихи к картине крушения империи чингизидов
А. Максидов: Крымские ханы и черкесские князья
Черкесия оставалась независимой от Монгольской империи, основанной Чингис-х ...
Историческая справка о кабардино-крымской войне 1707-1708 годов
Ислам Мисост – верховный князь Большой Кабарды