Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Кавказский вызов. Ни одна стратегическая задача, которую поставило себе руководство России в регионе, не решена. Российская элита сейчас сама в кризисе, и ясно, что она уже не решит ни одной проблемы. Лучше всего для России было бы предоставить Северному Кавказу какой-либо особый статус, типа Финляндии в Российской империи.

Некоторое время назад в сети появился русский перевод интервью «Кавказская политика Грузии – шаг вперед, шаг на месте, шаг назад», которое Авраам Шмулевич 12 декабря 2011, во время своего лекционного турне в Грузии, дал выходящему в Тбилиси журналу “Tabula”. Перевод интервью вызвал большой интерес, особенно на Кавказе, оно вышло на российском независимом ресурсе, и затем было перепечатано в черкесских, чеченских и дагестанских СМИ.

Журнал “Tabula” имеет репутацию «главного интеллектуального органа грузинской власти», это орган «Института Свободы» - того самого, что подготовил «бархатную революцию». Считается, что его в обязательном порядке читает сам Саакашвили и все грузинское руководство. Первоначально текст вышел на грузинском языке и явно не предназначался для «внешнего» читателя. Интервью было услышано – вскоре после его опубликования было объявлено о том, что Совет государственной безопасности Грузии совместно с Парламентом страны начал разрабатывать «Государственную концепцию Грузии по взаимоотношениям с народами Северного Кавказа». 29 июня Концепция была единогласно утверждена Парламентом. Ее основные положения явно перекликаются с тем, что говорил израильский эксперт. После утверждения Концепции, «Табула» вновь обратилась с вопросами к Аврааму Шмулевичу.

Публикуем перевод с грузинского языка его нового интервью, вышедшего 21 июля 2012.

"Авраам Шмулевич: первый шаг еще предстоит сделать"

Известный эксперт по вопросам Кавказа, израильский политолог Авраам Шмулевич ответил на вопросы «Табулы» по поводу Государственной концепции по взаимоотношениям с народами Северного Кавказа, недавно окончательно утвержденной парламентом Грузии.

Что Вы думаете по поводу концепции? Насколько этот документ сможет служить основой для выстраивания политики Грузии по этому направлению?

Авраам Шмулевич - Функцию стратегии выполняет не бумага. Как мы знаем из опыта различных стран, включая Грузию, документы могут быть приняты самые красивые. Главное, как они будут выполняться. То, что там расписано, замечательно. С точки зрения теории это очень правильная стратегия, на 90 процентов. Но у меня очень большие сомнения по поводу того, как она будет выполняться. Во-первых, сам факт, что стратегия появилась только сейчас, уже говорит не в ее пользу. Во-вторых, до сих пор не сделана самая элементарная вещь – нет официального перевода документа. Единственное, что доступно - это любительский перевод Проекта Концепции, который по своей инициативе сделал один из грузинских блоггеров. Те, кто претворяет стратегию в жизнь, не озаботились довести ее до сведения жителей Северного Кавказа. Это уже говорит о многом. Если дело так пойдет дальше, ни о каких успехах этой стратегии говорить не придется.

Если мы посмотрим на результаты работы Грузии на Северо-Кавказском направлении за последние месяцы, то ничем, кроме провала, это назвать нельзя. Был организован черкесский культурный центр в Тбилиси. Это должна была быть организация, которая объединила бы вокруг себя всю черкесскую диаспору, активистов, стала бы флагманом развития черкесской культуры.

Но, на самом деле, деятельность Центра вызвала резкое недовольство многих черкесских активистов. Причем эти люди буквально рисковали жизнью, идя на контакт с Грузией.

Было опубликовано беспрецедентное заявление, подписанное руководителями этих организаций, по поводу деятельности Черкесского культурного Центра в Грузии. В нем, в частности, говорится, что качество некоторых работ, презентуемых Центром, оставляет желать лучшего. В частности, речь идет о «Карте выселения горских народов Кавказа», содержащей фактологические ошибки, и книге «Черкесы», изданной на русском, английском, турецком языках, которая содержит множество ошибок и неточностей. В то же время, архивы по черкесскому вопросу, о которых столько говорили ранее, так и остались неопубликованными.

Деятельность Центра привела к резкому обострению отношений между даже лояльными Грузии черкесскими активистами и Грузией. В своем письме активисты предупреждают, что деятельность Центра «может привести к обесцениванию всех усилий грузинского государства, предпринятых в отношении черкесов, и спровоцировать нежелательные процессы в диаспоре».

Кроме того, в руководстве центра не оказалось ни одного черкеса. Наконец, представитель центра принял участие в конференции, которую организовал Имарат Кавказ в Турции. Имарат - террористическая организация, по версии Госдепа и ООН. В то время как черкесские организации, сотрудничающие с Центром, стоят на позициях противников агрессивного исламизма и терроризма.

20 мая в 2012 в Стамбуле прошел "День памяти черкесского Геноцида", организованный черкесскими организациями. Это был самый массовый митинг и демонстрация за всю историю мероприятия. Но в этом году, кроме огромного количества участников (ок. 20 тыс.) было рекордное количество флагов Абхазии и даже – впервые - появились флаги Осетии.

А 12 мая в стамбульском культурном центре "Багларбаши" прошла конференция "Будущее Кавказа", организованная турецкой неправительственной организацией "Кавказский фонд", объединяющей северокавказские диаспоры Турции. Конференция была очень представительной, проведена при поддержке мэрии Стамбула, началась с речи ректора стамбульского университета. В ее работе принимали участие исследователи, журналисты и правозащитники из разных стран.

Грузинской стороне вряд ли покажется достижением, что, в отличие от ряда прошлых форумов, представителей Грузии организаторы отказались приглашать - как они объяснили: "из-за политики Грузии в отношении Абхазии".

Понятно, что это неспроста, что работают ФСБ, российский МИД, режимы Абхазии и Южной Осетии. Но Грузия тоже является государством, и должна этому противостоять. Центр Черкесской Культуры в Тбилиси был создан, в частности, для того, что бы объяснить позицию Грузии черкесской диаспоре. Однако его деятельность и деятельность (точнее, бездеятельность) прочих грузинских госструктур привели, наоборот, к ухудшению имиджа Грузии. Если это не именуется провалом, тогда я уж и не знаю, что такое провал.

Что касается чеченского направления - бегство Хизри Алдамова - это удар для Грузии. Еще раньше бежали осетины Владимир Санакоев и братья Каркусовы. Получилось, что Грузия в течение последнего времени потеряла важные контакты на Северном Кавказе.

Но ведь Алдамов не был значительной персоной с точки зрения контактов с Северным Кавказом?

Авраам Шмулевич
- Он был символической фигурой, представителем чеченских властей времен Дудаева, символом сопротивления. Реально он знает много вещей. Конечно то, что он говорит – что Грузия поддерживает терроризм - это чушь. Но его неофициальные контакты много значили.

Вряд ли Грузия виновата в том, что он перебежал к Кадырову.

Авраам Шмулевич
- Это результат общего провала кавказской политики. Что Грузия могла предложить народам Северного Кваказа? Этого, кстати, нет в Концепции. Это альтернатива тому режиму, котрый там существует. Чем важна фигура Алдамова? Он посол легитимной, избранной власти Чечни, которая была признана международным правом. Они были признаны даже Госдумой Российской Федерации. Грузия могла консолидировать тех чеченских изгнанников, оппозицию, которая представляет реальную альтернативу Кадырову.

Что может Грузия сделать на Кавказе? Ввести Кавказ в Европу в политическом и цивилизационном плане. Проблема СеверногоКавказа может быть решена, если будет введена в международный контекст. Становление в регионе прозападных, демократических и неагрессивных режимов должно быть основным стержнем и направлением грузинской политики. В этом направлении не делается абсолютно ничего.

Но когда есть документ, понимание политики Грузии со стороны Запада должно улучшиться. Это поможет осуществлению той цели, о которой Вы говорите?

Авраам Шмулевич
- Наличие документа - это хорошо, это означает, что есть очем говорить. Но дело в том, кто будет говорить, и будет ли говорить вообще. И насколько удастся убедить и западных контрагентов Грузии, и северокавказские народы, и население Грузии, что эта стратегия жизненна, что она будет выполняться. Прекрасная идея с летними лагерями, замечательная идея посылать северокавказских студентов в западные вузы. Но никакого намека на финансирование этих грандиозных проектов парламент не сделал. Я не верю, что Грузия в предвыборный период найдет деньги на эти проекты. Вещи, которые требуют намного меньше средств или вообще не требуют – информационный интернет-ресурс, социологические исследования, работа в архивах – всего этого нет. Возникает вопрос – что будет сделано дальше, и будет ли сделано вообще? Ничего не делается в плане политической составляющей, без которой черкесский проект мертв. На сегодняшний день есть достаточно большое разочарование среди черкесских и северокавказских активистов. Ходят слухи, что Северный Кавказ является предметом торга между Грузией и Россией. Эти слухи до сих пор не опровергнуты.

Что стало поводом для такого разочарования? Каких политических шагов ждут активисты?

Авраам Шмулевич
- Структурирование именно политической составляющей протеста, политической составляющей национальных движений. У северокавказских народов сейчас нет реального политического голоса, представительства. Официальные власти – это просто марионетки, кроме них в политическом поле на Северном Кавказе существует лишь Имарат Кавказ, но он, как объявленная террористической организация, неприемлем для США и ЕС. Иных политических сил и голосов нет, ни на Родине, ни в Диаспоре. Особенно это касается черкесов. В условиях РФ это трудно, но возможно, в этом направлении вполне можно работать. Кроме того, у всех северокавказцев есть диаспоры, это такие же черкесы, чеченцы, дагестанцы, как и те, кто живут под властью Кремля, и они имеют такое же право говорить от лица своих народов. Если оказать помощь в создании такого представительства – появится политический субъект. Помощь организациям, приглашение людей. У нас есть масса примеров, как демократические ценности продвигаются в жизнь в авторитарных регионах. То же произошло и в Грузии. Нужна школа журналистики, семинары, информационная работа.

Важно при этом помнить, что подход к каждому народу должен быть индивидуален. Для черкесов, например, сегодня главное - структурировать черкесское движение в диаспоре, вычленить из "кавказской" диаспоры черкесскую.

Для информационной работы на Северном Кавказе почва благодатная – там надо просто говорить правду. Но и здесь нет удачных примеров работы Грузии. Возьмем канал ПИК, который пережил очередную реорганизацию. То, что получилось, не имеет к Кавказу никакого отношения. Он превращается в канал российской оппозиции. Это замечательно, но это все-таки не Кавказ. Когда лицом ПИК-а приглашается Ксения Собчак, она может быть очень популярна в Петербурге и Москве. Но на Кавказе она ассоциируется с программой Дом-2, которая, скажем, несколько противоречит кавказским ценностям. И с информационной поддержкой Кадырову, которую она оказывала. Она, собственно, является крестницей Путина. Это значит, что канал рассчитан на средний класс Москвы и Петербурга, а не на Кавказ. Та задача, которая ставилась перед каналом, свернута, и все это видят.

Главный экспортный товар, главный месседж, который Грузия может передать на Северный Кавказ и западному миру, это пафос бархатной революции – перехода из постсоветского общества в Европу. Запад будет поддерживать Грузию только в том случае, если Грузия действительно сохранит импульс для того, чтобы стать демократической страной. Если Грузия не сохранит этот импульс, она откатится во времена Шеварднадзе. А еще одна восточная деспотия – Азербайджан или Туркменистан без нефти – никому не будет нужна.

Что касается отторгнутых от Грузии территорий – Абхазии и Южной Осетии. В Тбилиси существует мнение, что с ними невозможно договориться, так как они находятся под российским контролем. Оно верно только частично. Договориться с ними, конечно, пока ни о чем нельзя. Но разговаривать можно.

О чем, если конкретные вопросы не решаются?

Авраам Шмулевич
- Разговор предполагает возможность договора в будущем. Можно обсуждать гуманитарные вопросы. Абхазы все время выдвигают какие-то концепции урегулирования. Они, возможно, неприемлемы для Грузии, но о них можно говорить. Хотя бы о том, почему они неприемлемы. Я бы провел в третьих странах грузино-абхазскую конференцию, на которой стороны сказали бы друг другу в лицо, что думают. У абхазов есть высокоинтеллектуальная элита. И она на самом деле понимает угрозы, которые стоят перед Абхазией. Это угрозы русификации и исламизации. Абхазская элита осознает важность сохранения Абхазии как православной страны. Разговор в этом направлении мог бы вестись. Они, конечно, совершенно не доверяют Грузии, но понимают, что время, на самом деле, будет работать против них. Они на самом деле вполне договороспособны. Если мы говорим, что надо вытеснить Россию с оккупированных территорий, это можно сделать, только поставив ЮО и Абхазию в международный контекст.

Но ведь идут переговоры в Женеве, где стороны регулярно встречаются...

Авраам Шмулевич
- Женевские переговоры - это чисто формальное поле. Проблема может быть решена, если Тбилиси и Сухуми смогут вместе войти в Европу, где реально не существует внутренних границ. Проблема в том, что обе стороны застряли в 19 веке. В 21 веке приходят к власти сепаратисты в Шотландии, и никому не приходит в голову, что Королевская авиация будет бомбить Глазго. Эти проблемы решаются совершенно по-другому.

Что касается Южной Осетии, то разговаривать нужно с северными осетинами.

Российская власть утекает с Северного Кавказа. Ни одна стратегическая задача, которую поставило себе руководство России в регионе, не решена. Российская элита сейчас сама в кризисе, и ясно, что она уже не решит ни одной проблемы. Лучше всего для России было бы предоставить Северному Кавказу какой-либо особый статус, типа Финляндии в Российской империи. Россия все меньше и меньше сможет быть медиатором каких бы то ни было конфликтов. И осетины, и черкесы, ингуши, все остальные народы, начинают задумываться о своем будущем. Будущее достаточно сложное – там много конфликтов и противоречий.

Осетины задумываются, о том, что будет с ними дальше. Прекрасные отношения Грузии с ингушами – это важный козырь. Тем более, сейчас, когда ЮО превратилась в частную лавочку министерства обороны России, и кто мог, оттуда сбежал.

На Северном Кавказе нужна какая-то внешняя посредническая сила. Такой силой могла бы быть, например, Турция, в союзе с Грузией и ЕС.

Ключ от Цхинвали находится во Владикавказе, ключ от Сухуми находится в Сухуми, Брюсселе и Вашингтоне.

Тут никакими бумагами, никакими концепциями делу не поможешь, нужны реальные люди и реальное понимание ситуации. Понимание ситуации тоже приходит не в один день.

Великие народы и государства учились строить свои взаимоотношения с другими странами на протяжении столетий. Возрождающаяся Грузия учится делать шаги, которые другие сделали давно. В этом процессе неизбежны ошибки. Когда человек учится ходить, это безумно трудно, государству так же трудно, так как цена ошибки - это кровь.

Эта концепция – это не первый шаг, а показатель того, что шаг может быть сделан. Ребенка просто поставили на ноги. Начать ходить он должен сам. Но цена падения для государства велика – оно может и не подняться. Следует помнить, что Северный Кавказ – регион, от которого зависит существование Грузии.

Аvrom.livejournal.com
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 6-08-2012, 13:09. Просмотров: 915
Другие новости по теме:
Авраам Шмулевич: Об обесценивании "всех усилий грузинского государства, пр ...
Израильский политолог Авраам Шмулевич выступил в офисе «Свободной зоны», Тб ...
Кавказская политика Грузии – шаг вперед, шаг на месте, шаг назад
Не нужно ожидать реакции от властей Грузии на обращения о помощи черкесам С ...
Открытый военный конфликт с Грузией до Олимпиады не в интересах России - мн ...