Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Руководитель Национально-культурной автономии адыгов, бывший секретарь совета Международной черкесской ассоциации, житель Карачаево-Черкесии АЛЕКСАНДР ОХТОВ рассказал ОЛЬГЕ АЛЛЕНОВОЙ, как российские черкесы относятся к Олимпиаде в Сочи.

– Черкесский вопрос может стать причиной срыва Олимпиады 2014 года в Сочи?

Охтов: «Проблема в том, что сегодня в России черкесам уделяется недостаточно внимания»– Сорвать можно все, если ничего не делать для того, чтобы не сорвали. 5 декабря 2010 года закончился прием заявок на конкурс по талисману Олимпиады-2014. И как раз 5-го числа мы отправили заявку одного молодого черкеса. Он предложил всадника на белом коне, в белой черкеске, с факелом. С пятью кольцами на башлыке. Без кинжала. Без оружия. И приложил описание, что это означает. Всадник с факелом – это герой Нартского эпоса, который вернул людям огонь. Он несет этот огонь, он без оружия, что символизирует мир. А без оружия у адыгов ходили только одной категории воины – те, которые воспевали исторические события. Воспевали героизм. Они ходили всегда на поле боя – и без оружия. Их оружием был слово, песня. И вот такой талисман предлагает сегодня молодой черкес. Разве это плохо для символа Олимпиады?

Адыги вовсе не против проведения Олимпиады в Сочи. Адыгам нужно участие в Олимпиаде. Адыги за то, чтобы было показано, кто жил на этой земле и какое у нее героическое прошлое. Ведь никто не заберет эту землю. Лишь психологически, морально нужно успокоить народ и сказать: да, мы помним, что вы здесь жили. И не обманывать приезжих туристов и говорить, что эта земля была греческая, русская или армянская. Посмотрите, сколько олимпийского золота приносят России кавказцы, в том числе адыги. Они только украсят эту Олимпиаду. Почему бы не найти общий язык с адыгами? И они с большим удовольствием сделают больше, чем кто-либо, для проведения этой Олимпиады.

– А что вы скажете по поводу обращений черкесских организаций в парламент Грузии с просьбой признать геноцид черкесов Россией в ХIХ веке?

– Признавать геноцид или не признавать – для меня и большинства российских черкесов проблема не в этом. Проблема заключается в том, что сегодня недостаточно внимания уделяется этому этносу в России. Черкесы, как история показывает, принесли огромную пользу России, и мы могли бы еще принести, если бы у нас был диалог с Москвой. Просто это сегодня не от нас зависит, а от Москвы. Мне бы хотелось, чтобы Россия больше уделяла внимания аспекту образования, культуры черкесов. Я бы хотел, чтобы президент страны приехал по адыгскому, черкесскому вопросу на какой-нибудь конгресс Международной черкесской ассоциации. И не только к черкесам – ко всем народам, населяющим Россию, нужно приезжать и разговаривать с ними. Я думаю, что сегодня надо принимать какую-то политику в отношении черкесов, как и в отношении каждого народа РФ. Именно открытую политику. Нам не нравится, что наш народ разделен. Мы как народ теряем тысячелетнюю культуру. Исчезает язык. А в языке – большая мудрость народа. В языке – культура народа. И исчезают понемногу традиции.

– Почему вы считаете, что черкесский язык исчезает?

– Исчезает. Сегодня мои дети не знают тот набор слов, которым я пользуюсь.

– Почему?

– Потому что в школе не изучают.

– А мне говорили, что в школе преподают черкесский.

– Один час в неделю. Это для галочки. Вот как вы представляете себе, сколько в КЧР дается телеэфира на адыгском языке? Всего час в неделю. Это 6 минут в день на национальном языке. Но еще хуже то, что мы не можем смотреть телевидение Кабардино-Балкарии, которое вещает на черкесском языке.

– Почему?

– Потому что не доходит этот сигнал до нас. Не пускают. У черкесов не то что своей территориальной единицы нет, у нас единого эфирного пространства нет внутри России. Мы не можем смотреть телевидение Адыгеи. Мы не можем следить за культурной жизнью своего народа. А это нарушение прав народа. Прав меньшинств, которые проживают в РФ. Россия должна обеспечить возможность всем народам развивать свою культуру. Всего 10 тыс. шапсугов осталось от этого народа на побережье Черного моря.

Представляете, какая это цифра по сравнению с тем, сколько людей живет на побережье? И как они должны выжить? Как должен выжить их язык? Мы разбросаны в шести субъектах РФ. Это Северная Осетия, КБР, Ставропольский край, КЧР, Адыгея и Краснодарский край. Это нормально, когда народ разбросан таким образом, чтобы он растворялся?

Ольга Алленова

kommersant.ru
Опубликовал administrator, 18-01-2011, 22:43. Просмотров: 1132
Другие новости по теме:
Черкес США Али Берзег: На родине не все могут говорить об этом
Внутрироссийское дело Грузии или «Почему черкесский вопрос стал особым»
Большинство иорданских адыгов против идеи "Черкесской Олимпиады"
В Сочи прошла презентация Черкесской Олимпиады-2012
Ольга Алленова: Олимпийское неспокойствие Сочи