Архив сайта
Сентябрь 2017 (22)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Рита Хут: Мы приехали, чтобы остаться ("Горянка", Нальчик)Разгорающаяся в Сирии гражданская война угрожает не только благополучию соотечественников, но и самой их безопасности.

На днях в Нальчик прибыла новая группа наших соотечественников из Сирии. Причины их приезда понятны – разгорающаяся в этой стране гражданская война угрожает не только благополучию, но и самой их безопасности. В настоящее время сирийские черкесы проживают в гостинице «Орел» и через общественную организацию «Пэрыт» занимаются оформлением необходимых для пребывания в Российской Федерации документов. В этом деле им активно помогает Рита Хут, с помощью которой наши соотечественники общаются с окружающим миром. Рита рассказала нам не только о происходящих в Сирии событиях, но и о том, как смотрят вернувшиеся на родину адыги на свое будущее и чем живут в настоящем.

Сама Рита родилась в Дамаске в черкесской семье. Мать ее – кабардинка, отец – абадзех. Когда Рите исполнилось три года, ее семья вернулась на историческую родину и осела в Майкопе. Сейчас они живут в столице Адыгеи. Пять лет назад Рита поехала в Сирию навестить оставшихся там родственников, познакомилась в Дамаске с Тамби Цеем, вышла за него замуж, да так там и осталась. Вернулась только теперь, в связи с известными событиями.

«Я и не предполагала вернуться сюда так скоро, хотя всегда хотела жить здесь, - говорит Рита. – Пока в Сирии было спокойно, мы не испытывали никаких неудобств, жили нормально – и муж, и я работали в одной частной фирме, занимались торговлей сантехникой. Вскоре на свет появился наш сын, Аслан. Одним словом, свое окончательное возвращение на родину мы отложили на неопределенное время. Подтолкнули обстоятельства. Впрочем, подтолкнули, как вы, наверное, знаете, не одну нашу семью. Сегодня многие представители черкесской диаспоры уезжают из Сирии, но думать, что они бегут оттуда чуть ли не сломя голову, было бы неправильно. Среди тех, кто в последнее время прибыл на Кавказ, есть люди, которые хотят вернуться обратно. У многих там остались родственники, дома, свое дело, которое они строили и развивали всю свою жизнь. От этого не так уж легко отказаться. Они надеются на то, что ситуация в Сирии стабилизируется, войдет в нормальное, привычное русло. Я знаю и таких, кто, как и мы, хотел уехать, но не решился.

В данный момент в гостинице «Орел» из числа вновь прибывших проживают представители семей Сиюховых, Догоз (Дугьужь), Цей, Сташ, Ту, Хут. Всего пятнадцать человек. Многие носят другие неадыгские фамилии. После оккупации Голанских высот Израилем и массового переселения черкесов во внутренние области страны местные власти вместо старых фамилий записали их под новыми, данными по имени старших в семье мужчин. Так, например, появилась фамилия Индар (изначально члены этого рода носили фамилию Ту).

Часть беженцев из последнего «потока» живет в нальчикских санаториях, часть у родственников. Рите в этом смысле повезло – в Кабардино-Балкарии у нее живет дядя Самир Эльджероко. В свое время он окончил медицинский факультет КБГУ, затем женился на девушке из балкарской семьи. Сейчас работает врачом-педиатром. Но не у всех здесь есть родня, у кого-то родственники живут в Адыгее, у кого-то – в Карачаево-Черкесии. Есть и такие, у кого здесь их нет совсем. Этим людям тяжелее всего, но, по словам Риты, они не намерены сдаваться обстоятельствам и в случае крайней нужды готовы пойти на любую работу независимо от возраста и состояния здоровья. Конечно, они надеются найти работу по специальности, ведь среди них и инженеры-строители, и врачи, и дизайнеры, и педагоги, причем у некоторых еще советские дипломы. Есть, конечно, и люди, которые окончили только среднюю 12-ступенчатую школу. Кстати, получить образование в Сирии очень трудно. Не потому, что учиться в платном вузе дорого, – есть и государственные бесплатные вузы, а потому, что образование там не купить за деньги. Преподаватели – одна из наименее коррумпированных групп населения.

«Не все сирийские черкесы жаждут вернуться сюда и еще по одной причине, - говорит Рита. – Еще во время первой робкой переселенческой волны многие из них столкнулись с теми же проблемами, с которыми в «перестроечные» времена сталкивались и сами россияне. Это дефицит продуктов и товаров первой необходимости, рэкет, падение нравов, социальная незащищенность, обозленное население, алчность чиновников, слабость институтов власти. Все это еще тогда отпугнуло наших соотечественников. Людей, получивших такой негативный опыт, достаточно трудно убедить в том, что сейчас здесь совершенно иная картина».

Беседуя с Ритой Хут и другими беженцами, понимаешь, что в Сирии даже во времена относительной стабильности существовали схожие, как принято сейчас говорить, системные социально-экономические проблемы.

«Нынешняя ситуация, - рассказывает Рита, - сложилась не на пустом месте. В России принято думать, что последние события в Сирии инспирированы враждебно настроенным к режиму Асада Западом. Иные убеждены, что все это дело рук радикально настроенных вахаббитов, которых Америка и Западная Европа поддерживают. Но мы знаем, что сами сирийцы устали от коррумпированных чиновников и силовиков, оттого, что ведущие должности в правительстве и нижестоящих структурах занимают родственники или близкие президенту люди. Это недовольство копилось десятилетиями и вырвалось сейчас под воздействием так называемой «арабской весны».

Со слов Риты ясно, что и среди сирийских черкесов нет на этот счет единого мнения. Одни – за Башара Асада, другие – за революцию и смену власти. Есть погибшие с обеих сторон, есть и те, кто репрессирован режимом «на всякий случай».

«Много наших ребят сегодня сидят в сирийских тюрьмах, - рассказывает Рита. - Причиной их ареста может быть лишь тот простой факт, что они проживают в мятежных районах – в Хомсе, Хаме, Дере. Представьте себе картину: едет рейсовый автобус Хомс – Дамаск. На блок-посту его останавливают военные, проверяют документы, после чего задерживают всех молодых пассажиров-мужчин. Их увозят и держат в камерах месяцами, не предъявляя никаких обвинений. Их преступление перед режимом состоит лишь в том, что они гипотетически могли участвовать в беспорядках, происходящих в указанных районах».

В ходе разговора я прошу Риту рассказать, какое впечатление произвела на наших сирийских соотечественников их историческая родина, об ожиданиях и разочарованиях.

«Первое впечатление, которое производит на каждого приезжающего Кабардино-Балкария, бесспорно, благоприятное, - говорит Рита. - Зеленые холмы, прохлада, ухоженные улицы и отсутствие густых транспортных потоков, реки и озера дают ощущение того, что мы попали в земной рай. Это впечатление усиливается после первых встреч и общения с местными жителями. Это теплые, улыбчивые, душевные люди. В Сирии народ не менее добросердечный. Арабы также очень хорошо относятся к тамошним черкесам, ценят в них порядочность, трудолюбие, верность данному слову. Я видела и чувствовала такое отношение не раз, например, моего мужа, который пока еще находится в Дамаске, директор фирмы и ее сотрудники уговаривают никуда не уезжать. «Разве тебе здесь, среди нас, плохо?» - спрашивают они. Но родина есть родина. Что же касается природы, экологии, то сравнивать Кабардино-Балкарию с Сирией никак нельзя. Крупные города, и особенно Дамаск, перенаселены, загазованы, забиты транспортом.

Положение усугубляется в жаркие месяцы года, когда они превращаются в раскаленную сковороду. Можно проехать весь город и не увидеть ни одной клумбы, ни одного деревца. Зеленые насаждения есть только на центральных улицах или в районах, где расположены административные здания. Кроме того, жизнь в Дамаске осложняется отсутствием регулярного обеспечения электричеством, качественной водой. Нет там и централизованного газоснабжения – сжиженный газ продается лишь в специальных баллонах. Однако есть и плюсы - дешевизна продуктов питания, одежды и коммунальных услуг – все почти в два раза дешевле. Но дороговизна лично меня не пугает, мы приехали, чтобы остаться».

Инал Черкесов

Фото: РИА Новости

Rus.ruvr.ru
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 10-07-2012, 19:42. Просмотров: 1124
Другие новости по теме:
Урусов: В Сирии истребляют очередное поселение черкесов-соотечественников
Черкесская общественность КЧР посетила семью сирийских соотечественников-бе ...
Как живут в Карачаево-Черкесии сирийские беженцы-черкесы
Семье Хатукай из Сирии помогло обосноваться в Карачаево-Черкесии «Адыгэ Хас ...
Сирийский черкес рассказывает о своем переселении в Кабардино-Балкарию