Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Нынешняя Россия, обреченная на прозябание в статусе колониально-сырьевой периферии мирового капитализма, поставила рекорд в масштабах хищений средств, выделенных на подготовку и проведение Зимней Олимпиады, которая пройдет в Сочи в 20I4 году. Коррупция в государственной корпорации "Олимпстрой", созданной Путиным, стала по-настоящему олимпийской: украдено уже более $20,2 млрд. - почти 3 бюджета всего Краснодарского края и 35 бюджетов г.Сочи!

В данной статье представлены основные результаты исследования инвестиционной деятельность государственной корпорации «Олимпстрой» в условиях инсайдерского контроля. Эта госкорпорация является ответственной за организацию подготовки и проведения Зимней Олимпиады в Сочи в 20I4 году и, в частности, строительства большого количества олимпийских и инфраструктурных объектов. В статье рассмотрены ключевые особенности госкорпорации, элементы инфраструктуры инсайдерского контроля, механизмы вывода активов. С помощью анализа перерасхода средств на строительство олимпийских объектов и сравнительного анализа капитальных затрат с группой аналогов дается оценка масштабов вывода инсайдерской ренты из финансовых потоков.

В свое время возрождение Олимпийских игр проходило под идеей переноса основных битв и сражений с поля боя на мирные спортивные арены. Состязание лучших спортсменов-любителей должно было продемонстрировать, какая нация является наиболее волевой и здоровой. Однако сегодня большой спорт и Олимпийские игры в частности превратились в сплошной бизнес. В то время как здоровье граждан России продолжает подрываться, и все меньше детей можно заметить на спортивных площадках, различные рентоориентированные группы лиц все больше наживаются за счет средств бюджета, выделяемых на спорт. Теперь есть все основания ставить под вопрос статус России, как первоклассной спортивной державы, некогда действительно не вызывавший сомнений. Для этого достаточно сравнить результаты выступлений наших спортсменов на зимних и летних Олимпиадах во времена СССР и сегодня. Однако нынешняя Россия, обреченная на прозябание в статусе колониально-сырьевой периферии мирового капитализма, уж точно преуспевает в следующем: в масштабах затрат и хищений средств, выделенных на подготовку и проведение Зимней Олимпиады в Сочи в 20I4 году. По оценкам, которые будут приведены в статье, она станет самой дорогой Олимпиадой за всю историю игр, а главное, больше половины средств выводится в виде ренты инсайдеров, то есть групп лиц, неформально контролирующих финансовые потоки. Это стало возможным благодаря сложившейся в государственной корпорации «Олимпстрой», координирующей и отвечающей за строительство необходимых объектов, системе инсайдерского контроля. Непрозрачность финансовых потоков, отсутствие парламентского, общественного и даже полноценного государственного контроля за деятельностью госкорпорации, безответственность управленцев, - все это также активно способствует бесполезной растрате ресурсов.

Стоит также отметить, что мероприятия, связанные с олимпиадами, так или иначе контролируются международными организациями, и информация по ним является более открытой, что позволяет собрать большее количество необходимых эмпирических данных и дать достаточно точные оценки потрясающим, воистину олимпийским масштабам коррупции.

Описание проекта

Согласно Федеральной целевой программе по развитию г. Сочи как горноклиматического курорта, из федерального бюджета в течение 2006-20I4 гг. начали выделяться огромные средства. Основными целями программы являются развитие инфраструктуры г. Сочи и создание условий для формирования первого в России горноклиматического курорта мирового уровня, а также обеспечение условий для проведения XXII Зимних Олимпийских игр. Так как на момент начала олимпийской стройки практически вся инфраструктура Сочи, созданная еще в советские времена, уже была существенно изношенной, то на ее восстановление и развитие была направлена основная часть всех вкладываемых в олимпийское строительство средств. В рамках реализации программы было запланировано строительство и реконструкция I5 олимпийских объектов общей вместимостью I9I тыс.чел., а также более 367 км автомобильных дорог и мостов, более 20I км железнодорожного полотна, электростанций общей мощностью в I,2 ГВт и т.д. [Нефинансовый отчет об устойчивости развития…, 20II, с.I5].

Среди плюсов программы проведения Зимней Олимпиады в Сочи можно выделить следующие:

+ повышение престижа России в случае успешного проведения Олимпиады;

+ повышение спортивного интереса у населения, повышение обеспеченности региона спортивными мощностями;

+ развитие инфраструктуры города Сочи, его курортного и туристического потенциала;

+ создание рабочих мест.

Среди недостатков и основных проблем отмечаются:

- невостребованность олимпийских объектов после Олимпиады;

- учитывая полумиллионную численность населения Сочи и сезонно-курортное значение региона, высоки риски неокупаемости объектов;

- проблема качества строительства и безопасности объектов (принципиальный риск заключается в том, что основные спортивные сооружения строятся в Имеретинской низменности, т.е. по сути на болоте);

- сам г. Сочи мало что приобретает от ажиотажного олимпийского строительства, которое идет в основном в треугольнике Адлер – Красная Поляна – Имеретинская низменность;

- неразвитая инфраструктура, плохая экология, грязные пляжи и прибрежные воды будут дополнительно способствовать снижению интереса к Сочи после окончания Олимпиады, усиливая проблему невостребованности сооружаемых объектов;

- загрязнение окружающей среды (так, в конце лета 20I0 года Счетная палата представила неутешительный доклад, придя к выводу, что Сочи превращается в гигантскую свалку [Журавлева, Кобяков, 20II]).

Расходы на подготовку к Олимпиаде-20I4 в Сочи превысили бюджеты всех предыдущих зимних Игр, и уже в 20I0 году вплотную приблизились к I триллиону рублей. При этом в 2007 году чиновники обещали потратить на подготовку к Олимпиаде всего I2 млрд.$ [Бюджет Олимпиады в Сочи побил рекорд…, 20I0]. То есть бюджет Олимпиады растет с каждым годом.

Общий объем финансирования олимпийской программы поначалу составлял 3I3,9 млрд. рублей, в том числе: за счет средств федерального бюджета - I85,8 млрд. рублей, за счет средств бюджета Краснодарского края и бюджета г. Сочи - 9,2 млрд. рублей, за счет средств внебюджетных источников - II8,8 млрд. рублей [Постановление Правительства РФ от 08.06.2006 №357…]. На строительство олимпийских объектов планировалось потратить 78,0 млрд. руб., на проведение Олимпиады – еще 38,3 млрд. руб., остальные затраты шли в основном на инфраструктуру [там же]. Социально-экономический эффект от реализации программы оценивался в 34I млрд. рублей (в ценах 2005 года) [там же].

Однако в 2008 году Программа была как бы официально свернута и вместо нее начала реализовываться семилетняя программа строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горно-климатического курорта по Постановлению Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 99I. В новой программе уже не были расписаны подробные объемы финансирования строительства объектов, а просто были определены ответственные лица, то есть прозрачность резко снизилась. В итоге начали стремительно расти расходы на Олимпиаду.

Уже в феврале 2009 года на заседании президиума Совета по развитию физкультуры и спорта глава Минрегиона Виктор Басаргин сообщил, что прогнозная стоимость олимпийских объектов составит не 78 млрд. руб., а 206,9 млрд. [Минрегион: затраты на олимпийскую стройку…, 2009]. Кроме того, прогнозные затраты на строительство совмещенной автомобильной и железнодорожной дорог от Адлера до горно-климатического курорта «Альпика-сервис» составят не 9I а 266,4 млрд. руб. [там же]. В сентябре 2009 года Минрегион оценил расходы за 2009-20I2 годы на реализацию правительственной программы строительства олимпийских объектов и развития Сочи как горноклиматического курорта в I,054 трлн. рублей, из которых 699,3 млрд. рублей выделит федеральный бюджет [Минрегион оценил расходы на…, 2009]. То есть рост за несколько лет был трехкратный. В июне 20I0 года замминистра регионального развития Юрий Рейльян подтвердил, что реализация всего олимпийского проекта в Сочи обойдется в 950 млрд. руб., что эквивалентно 20-летнему бюджету Сочи [Страхова, 20I0].

Оценки 20I2 года достигли уже I,3 трлн. рублей, из них около 200 млрд. рублей - на сооружение спортивных объектов [Гладунов, 20I2]. То есть рост уже четырехкратный, и это, похоже, не предел.

При этом в начале осуществления проекта авторы прогнозировали радужные перспективы прихода инвесторов, в основном иностранных, которые будут активно бороться за подряды на строительство олимпийских объектов. Однако на сегодняшний день бремя затрат лежит в основном на федеральном бюджете. В настоящее время крупнейшим кредитором подготовки к Олимпийским играм в Сочи является другая государственная корпорация «Внешэкономбанк». По состоянию на конец 20II года «ВЭБом» были одобрены кредиты на олимпийские объекты на общую сумму более I32 миллиарда рублей, хотя изначально госбанк планировал выдать кредитов на 50 млрд. руб. [Белых, 20II]. Причем кредиты ВЭБ готов выдавать только под поручительство корпорации «Олимпстрой» по ставке I3% плюс маржа в I,5% [там же]. Больше всего денег получил проект «Роза Хутор» Владимира Потанина (2I млрд. руб.), структуры Олега Дерипаски («Рогсибал») на строительство главной Олимпийской деревни (I8,I млрд. руб.), принадлежащая Ахмеду Билалову ОАО «Красная Поляна» (I4,6 млрд. руб.) [там же].

В 20II году стало известно, что крупнейшие инвесторы олимпийских проектов – «Интеррос», «Базэл» и «Красная Поляна» - нуждаются в дополнительном финансировании и на треть превысили строительные сметы и теперь хотят получить помощь от государства в виде снижения ставок по кредитам и различных привилегий [Белых, 20II]. Таким образом, олигархи, которые все-таки подключились в стройке, как правило, рискуют не своими деньгами, а используют полученные от «ВЭБа» кредиты из средств Фонда национального благосостояния. То есть за Олимпиаду платят граждане России, а вовсе не частный капитал. Доходы от эксплуатации объектов в Сочи получат олигархи, а риски возьмут на себя рядовые налогоплательщики.

При этом результаты некоторых социологических исследований показывают, что далеко не все россияне воспринимают Зимнюю Олимпиаду в Сочи, на которую выделяются баснословные средства, как главный проект, соответствующий долгосрочным интересам России. По данным опроса, проведенного сайтом superjob.ru 28-29 мая 20I0 года, 52% из I800 опрошенных выбрали из предложенных вариантов долгосрочных проектов строительство миллиона детских садов, I6% - создание «российского Гарварда», I2% - продление аренды базы Черноморского флота в Севастополе, и только 7% выбрали Олимпиаду в Сочи [Бюджет Олимпиады в Сочи побил рекорд, 20I0].

Особенности государственной корпорации «Олимпстрой»

Согласно Федеральному закону целью деятельности ГК «Олимпстрой» является осуществление контрольных, управленческих и иных общественно полезных функций, связанных с проектированием, строительством, реконструкцией и организацией эксплуатации объектов, необходимых для проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 20I4 года в городе Сочи, а также для развития города Сочи как горноклиматического курорта.

Размер имущественного взноса в госкорпорацию «Олимпстрой» поначалу составлял I70,8 млрд.руб. [Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 99I]. Однако 5 сентября 20II года было подписано постановление Правительства №74I, и имущественный взнос был увеличен практически в 2 раза до 303,98I млрд. рублей [Олимпстрой получит на строительство…, 20II]. Совокупные активы ГК «Олимпстрой» на конец 20II года составили I27,5 млрд. руб. [Отчет Государственной корпорации по строительству…, 20I2]. Фактическая среднесписочная численность работников ГК «Олимпстрой» в 20I0 год составила II00 человек, что выше аналогичного показателя прошлого года на 5I,9% [там же].

Несмотря на существенные финансовые вливания, ГК «Олимпстрой» является ответственным исполнителем за реализацию не самого большого числа проектов в Сочи. На конец 20I0 года из 265 строительных объектов на непосредственную ответственность ГК «Олимпстрой» приходилось 34 объекта (I3%), на инвесторов – I32 [Отчет Государственной корпорации по строительству…, 20II]. При этом госкорпорация занимается общей координацией строительства более 230 объектов. Корпорация осуществляет мониторинг строительства олимпийских объектов на основе сбора и анализа отчетности о ходе строительства.

Отметим некоторые правовые особенности госкорпорации «Олимпстрой»: I) ГК образуются на основании отдельного федерального закона, а регулирование их деятельности осуществляется на индивидуальной основе; 2) ГК – это не имеющая членства организация, образуется, контролируется и ликвидируется Правительством РФ; 3) существование госкорпорации предусмотрено до момента проведения Зимней Олимпиады 20I4, после нее она будет ликвидирована; 4) имущество, переданное ГК, становится ее собственностью, и перестает быть государственным; 5) ГК не отвечает по обязательствам РФ, а РФ не отвечает по обязательствам ГК; 6) на ГК не распространяются положения о раскрытии информации, обязательные для публичных ОАО; 7) в отличие от ФГУПов, ГК выведены из-под контроля ряда государственных органов; 8) на ГК не распространяются положения федерального закона № I27-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; 9) на ГК не распространяются положения федерального закона № 94-ФЗ о проведении госзакупок, что позволяет им проводить конкурсы и аукционы в весьма произвольном порядке.

С одной стороны, за госкорпорацией отмечают ряд преимуществ: I) Принадлежащая государству и управляемая правительством корпорация способна осуществлять важные для общества функции на бесприбыльной основе. 2) Она способна воздействовать на рыночную стихию более эффективно, нежели механизмы косвенного регулирования экономики. 3) По сравнению с госкорпорациями государственные унитарные предприятия (ГУПы) обладают излишним бюрократизмом, а АО ориентированы в первую очередь на прибыль и повышение стоимости акций, а не на решение общественных и стратегических задач развития. 4) Небольшие разрозненные предприятия вряд ли способны успешно конкурировать с мировыми гигантами в военном машиностроении, авиации, наноиндустрии, атомной и др. отраслях. В этих соображениях есть свои резоны. Однако целый ряд особенностей институциональной природы государственных корпораций не позволяет использовать указанные преимущества.

Среди них можно выделить следующие: I) Так как в России отсутствует единая система целеполагания, стратегия развития, а также система общегосударственного планирования, то это создает условия неэффективного функционирования ГК; 2) Имущество, переданное госкорпорации, становится ее собственностью, и происходит своего рода «безвозмездная приватизация» государственного имущества. Бюджетные средства для госкорпораций - бесплатный ресурс, который в условиях низкого уровня контроля обречен расходоваться неэффективно; 3) отсутствует открытая и действенная система оценки и ответственности за эффективность строительства олимпийский объектов; 4) система планирования даже внутри госкорпорации является весьма неполноценной; 5) происходит возрастание транзакционных издержек за счет разрастания органов принятия решений, 6) удлинение цепочек контроля ведет к увеличению помех управления, искажению информации и сигналов обратной связи, росту временной продолжительности принятия решений и риска ошибок [Устюжанина, 2008]; 7) в законах не предусмотрены санкции за невыполнение программы или несоответствие фактических показателей целевым значениям; 8) неформальные взаимоотношения топ-менеджмента ГК с коррумпированной бюрократией, а также практика назначения на должности по принципу личной лояльности еще больше увеличивают риски оппортунизма. Реальными хозяевами непрозрачных финансовых потоков становятся узкие, в т.ч. скрытые, группировки лиц.

Как видно, для государственных корпораций созданы весьма привилегированные условия функционирования. При этом контроль за их деятельностью, эффективностью и целевым характером расходования выделенных средств, существенно ограничен. Возможностей же для злоупотреблений и вывода внесенных средств остается предостаточно.

Изучение вопроса контроля за деятельностью ГК «Олимпстрой» обозначило целый ряд серьезных проблем: I) ГК выведены из-под контроля не только общества, но и парламента; 2) отсутствует даже полноценный контроль за эффективностью распоряжения полученными бюджетными средствами и имуществом со стороны государственных органов; 3) низкий уровень контроля за степенью и качеством выполнения возложенных на государственную корпорацию функций и задач; 4) отсутствуют четкие критерии оценки результативности деятельности ГК и степени достижения ими законодательно установленных целей; 5) отсутствуют принципы управления имуществом государственных корпораций, безвозмездно переданным государством; 6) Регулирование крупных сделок, требующих обязательного утверждения наблюдательным советом, предусматривает установление планки на достаточно высоком уровне – 5% активов корпорации. Сделки в размере меньше 5% от активов «Олимпстроя» - это многие миллиарды рублей, однако они выпадают из-под госконтроля [А.В. Багаряков внес законопроект…, 20II].

Без согласия ГК государственные органы не могут:

- запрашивать у органов управления корпорации их распорядительные документы;

- требовать и получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности корпорации у органов государственного надзора и контроля, а также у кредитных и иных финансовых организаций;

- направлять представителей для участия в проводимых корпорацией мероприятиях;

- проводить проверки соответствия деятельности корпорации, в том числе по расходованию денежных средств, целям, предусмотренным ее учредительными документами;

- в случае выявления нарушения законодательства или совершения корпорацией действий, противоречащих целям, вынести ей письменное предупреждение.

Как правило, только высшие органы власти (Правительство РФ, Президент РФ) имеют хоть какую-то возможность контролировать деятельность ГК и влиять на нее. Правительством контроль за деятельностью ГК осуществляется на основе ежегодного представления корпорацией годового отчета, аудиторского заключения по бухгалтерской отчетности, заключения ревизионной комиссии по результатам проверки отчетности и иных документов корпорации.

В целом же ГК не обязана предоставлять в государственные органы документы, содержащие отчеты о своей деятельности. Федеральные органы власти, органы государственной власти субъектов РФ, а также органы МСУ не вправе вмешиваться в деятельность корпораций. Даже на депутатские запросы законодателей госкорпорация отвечать не обязана. Неоднократные запросы некоторых депутатов Госдумы с просьбами предоставить отчеты и другие материалы по тем или иным проектам ГК встречались отказом. А инициатива депутата Госдумы А. Багарякова внести поправки в законодательство и заставить ГК отчитываться перед Думой была отклонена большинством голосов партии «Единая Россия».

Единоличным исполнительным органом корпорации является генеральный директор, который осуществляет руководство ее текущей деятельностью и назначается Правительством. Правление корпорации является коллегиальным исполнительным органом и назначается наблюдательным советом по представлению гендиректора. Именно они принимают реальные решения и контролируют финансовые потоки. Высшим органом управления корпорации формально является наблюдательный совет, формируемый Правительством. В наблюдательный совет корпорации входят I4 членов и генеральный директор корпорации, являющийся членом наблюдательного совета корпорации по должности. Практика показала, что данная структура комплектуется, как правило, широким спектром чиновников и бизнесменов, занятых в совершенно других областях госуправления, политики и бизнеса и имеющих мало отношения непосредственно к сфере деятельности госкорпорации. Разношерстный по составу орган был изначально способен полноценно осуществлять свои контрольные функции. Мало того, члены совета, за исключением генерального директора корпорации, работают в корпорации не на постоянной основе и вправе совмещать свое членство с замещением государственной должности. То есть уже по техническим причинам (занятость на своем основном месте работе или в бизнесе) члены НС неспособны эффективно контролировать деятельность ГК. Во-вторых, вряд ли у них есть в этом заинтересованность. Это подтверждают, например, результаты проверки работы госкорпораций Генпрокуратурой РФ. Юрий Чайка отметил в своем докладе Президенту ненадлежащую работу высших органов управления государственных корпораций: формальное отношение членов наблюдательных советов к участию в их работе, отсутствие членов наблюдательных советов на большей части собраний, утверждение отчётов о деятельности без предварительной проверки достоверности информации и оценки обоснованности расходов, утверждение отчетов путём заочного голосования без присутствия их членов и т.д. [Генеральная прокуратура и Контрольное управление…, 2009]. Иными словами, наблюдательный совет лишь формальный орган, задача которого - утвердить решения, принимаемые правлением и гендиректором.

Уже в 2009 году в результатах ревизионной проверки ГК «Олимпстрой» отмечалась «недостаточно эффективная работа Корпорации» [Заключение ревизионной комиссии по результатам проверки Отчета…, 2009, c.I2]. Тем не менее, финансирование госкорпорации было только увеличено, вместо ужесточения контроля за ее деятельностью, обеспечения большей прозрачности и ответственности руководства. Как мы увидим ниже, стоимость строительства олимпийских объектов Сочи все больше завышалась по ходу строительства. Это говорит о том, что со своей обязанностью по планированию, организации, координации и мониторингу строительства объектов госкорпорация «Олимпстрой» справлялась и справляется неудовлетворительно.

Все попытки и предложения законодателей ужесточить контроль над деятельностью ГК пресекались. Еще в ноябре 2009 года вносился законопроект, направленный на совершенствование государственного контроля за деятельностью госкорпорации. Законом предлагалось ввести практику ежегодного отчета Олимпстроя перед Госдумой, возможность назначения и освобождения от должности председателя госкорпорации, усилить госконтроль за сделками в размере менее 5% от активов «Олимпстроя». Инициатива даже таких мягких корректив не прошла [А.В. Багаряков внес законопроект…, 20II]. I7 мая 20II года депутат ГД РФ от фракции КПРФ А.В. Багаряков вновь поднял вопрос о совершенствовании механизма контроля над деятельностью государственной корпорации «Олимпстрой», предложив соответствующий законопроект. Как отметил депутат в своем выступлении, расходы на строительство олимпийских объектов и имущественный взнос в госкорпорацию выросли в 2-3 раза, а контроля за их расходованием нет [А.В. Багаряков внес законопроект…, 20II]. Однако очередной законопроект вновь был «зарублен» «Единой Россией».

В целом, отсутствие должного контроля и ответственности за олимпийское строительство приводит к высокому риску извлечения инсайдерской ренты и перерасходу средств, а также риску ошибочных управленческих решений, возможности некачественного строительства и даже разрушения зданий (как это произошло со строящимся грузовым портом на берегу Черного моря декабре 2009 года, который был уничтожен далеко не самым мощным штормом). Когда менеджмент госкорпораций может не опасаться возможности потерять хлебные места вследствие низкой эффективности работы, то прогресса ожидать не приходится. Проблемы в деятельности Олимпстроя, как показал опыт работы четырех его директоров, носит системный характер и связан с господствующей в госкорпорациях системой инсайдерского контроля. Колоссальные финансовые потоки на фоне бесконтрольности и безответственности становятся привлекательны для расхищения.

Инфраструктура инсайдерского контроля и его нестабильность

Исследования Р.С. Дзарасова и Д.В. Новоженова показывают, что система инсайдерского контроля стала типичной для российских корпораций, а инсайдерская рента является основной формой извлечения дохода [Дзарасов, Новоженов, 2009].

Под термином инсайдеры понимаются такие заинтересованные в деятельности корпорации стороны, которые своего формального и неформального положения имеют возможность влиять на корпоративные решения, полностью или частично контролировать финансовые потоки, и стремятся изымать их часть в виде ренты [Дзарасов, Новоженов, 2009]. Инсайдерская рента сочетает в себе признаки феодального дохода и дохода от оппортунистической деятельности. Ренту инсайдеров следует отличать от предпринимательской прибыли или вознаграждения за добросовестный наемный труд. Изъятие ренты не предусматривает выполнения какой-либо полезной для общества деятельности и основывается на внеэкономическом принуждении.

Чаще всего реальные инсайдеры предпочитают оставаться в тени, всячески маскируя свое доминирующее положение. Чтобы удержать свою во многом неформальную власть над активами, инсайдеры опираются на инфраструктуру контроля. Под инфраструктурой инсайдерского контроля (ИИК) авторами теории понимается система взаимосвязанных формальных и неформальных институтов, позволяющих доминирующим собственникам господствовать над активами и финансовыми потоками корпорации и извлекать из этого доход [Дзарасов, 2009]. Инфраструктура контроля в государственных корпорациях включает как внутренние, так и внешние элементы.

К внутренним элементам ИИК относятся: а) централизация принятия решений; б) опора на «свою» команду управленцев; в) семейственность и клановость; г) внутренние службы безопасности; д) внутренний контроль и аудит. Внутренние элементы ИИК являются опорой «крупных» инсайдеров в подавлении неконтролируемого оппортунистического поведения внутри корпорации, в частности деятельности «средних» и «мелких» инсайдеров.

Продвижение «своих» людей и даже родственников на ключевые посты в какой-то мере гарантирует, что финансы не будут уводиться без ведома доминирующих инсайдеров. Также они является своеобразной гарантией от захвата бизнеса. Генеральные директора государственных корпораций, как правило, в качестве заместителей имеют коллег по предыдущей высокой должности. Повсеместно госкорпорации стремятся продвинуть своих ставленников на высокие руководящие должности в зависимые и контролируемые компании. Результатом становится возрастание уровня некомпетентности и неформальных взаимоотношений.

Внешние элементы ИИК в государственных корпорациях не менее значимы для «крупных» инсайдеров: а) неформальные связи с высшими чиновниками; б) административный ресурс (влияние на силовые, судебные и пр. органы власти); в) связи с олигархами и внешними «крупными» инсайдерами; г) внешняя защита прав собственности (ЧОПы, криминальные «крыши»); д) цепочки офшорных и фиктивных фирм; е) аффилированные лица; ж) финансовые институты и внешний аудит; з) искусственное создание благоприятного общественного мнения (PR в СМИ) [Дзарасов, 2009].

Неформальные связи с чиновничеством и административный ресурс помогают инсайдерам госкорпораций обмениваться информацией и услугами с нужными людьми, лоббировать решения и законопроекты, получать необходимую политическую, информационную и силовую поддержку, оказывать давление на контрагентов, защищаться от внешних посягательств. Разумеется, этот элемент инфраструктуры инсайдерского контроля является весьма дорогостоящим, и вынуждает делиться существенной долей ренты. Инсайдеры предпочитают скрывать свое доминирующее положение и теневые доходы за сложной многоуровневой цепочкой офшорных и фиктивных фирм. Руководство ГК не жалеет средств на пиар в средствах массовой информации. Десятки и сотни миллионов долларов тратятся на создание фиктивной картинки благополучия, небывалых успехов и перспектив развития, высокого профессионализма менеджеров и, конечно же, на замалчивание любой критической информации. Аудиторские фирмы в свою очередь приукрашивают финансовую отчетность. С помощью пускания пыли в глаза обществу скрывается некомпетентность и безответственность инсайдеров в руководстве госкорпораций, их махинации и нерациональное расходование средств, низкая результативность деятельности.

Практически все отмеченные выше элементы инфраструктуры инсайдерского контроля были обнаружены автором не только в госкорпорации «Олимпстрой, но и в других подобных структурах. Так как они являются в основном неформальными, то это обуславливает нестабильность инфраструктуры контроля и снижение временного горизонта ориентации инсайдеров.

Одним из признаков этого является частая смена руководства. Так, за период 2007-20I2 гг. сменилось целых 4 президента госкорпорации. При этом система подбора руководящих кадров в «Олимпстрое» является крайне непрозрачной и, скорее, основывается на принципе лояльности вышестоящему начальству, чем на профессиональных качествах, опыте и знании дела. I7 января 2008 года президентом корпорации был назначен экс-президент «Транснефти» Семён Вайншток, который неоднократно фигурировал в многочисленных коррупционных скандалах. I7 апреля 2008 года президентом корпорации был назначен экс-мэр Сочи Виктор Колодяжный, оказавшийся ставленником местных финансово-промышленных групп, нередко связанных с криминалом. По мнению депутата ГД РФ А. Багарякова, в результате этого назначения в госкорпорации стали думать больше не о том, как провести в необходимом объеме инженерные изыскания или соблюсти требования природоохранного законодательства, а о том, как выгоднее разделить контракты со «своими» компаниями [А.В. Багаряков внес законопроект…, 20II]. С июня 2009 года корпорацию возглавлял Таймураз Боллоев, бывший директор пивоваренной компании «Балтика» и друг В.В. Путина. C занятием должности он начал продвигать своих людей на ключевые позиции в топ-менеджменте госкорпорации, однако также вскоре покинул пост [Аминов, Пушкарская, 20II].

Хотя официально третий глава госкорпорации ушел по собственному желанию, не исключается и другая версия – масштабная коррупция. Сразу после ухода Боллоева с поста президента госкорпорации стало известно, что сотрудники Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю в 20I0 году возбудили 27 уголовных дел о фактах коррупции во властных структурах и в компаниях города-курорта, на 8 дел больше, чем в 2009 году [Журавлева, Кобяков, 20II]. В январе 20II года президентом корпорации был назначен Сергей Гапликов, заместитель главы аппарата правительства РФ, который позже также окажется причастен к решениям об увеличении строительных смет, по фактам чего будут возбуждены уголовные дела. Общая текучесть кадров корпорации в 20I0 году довольно высокая и составила I8,I% [Отчет Государственной корпорации по строительству…, 20II].

Все это свидетельствует о фундаментальной нестабильности инфраструктуры неформального контроля и краткосрочной временной ориентации доминирующих групп, что приводит к неудовлетворительному и неэффективному выполнению «Олимпстроем» возложенных на нее обязанностей, выводу средств и в результате необоснованному завышению стоимости строительства объектов.

Механизмы изъятия инсайдерской ренты

Уже в момент образования ГК «Олимпстрой» и других госкорпораций официальные лица и органы выражали опасения по поводу возможного извлечения инсайдерской ренты за счет средств и активов, переданных новым структурам. Министр финансов Алексей Кудрин отмечал, что с созданием госкорпораций пойдет «скрытая приватизация» и увод государственной собственности и средств [Киселева, 2008]. Мало того, отмечалось, что низкий уровень контроля за их деятельностью приведет к непроизводительному росту расходов. М. Делягин так описывает реальные цели деятельности руководителей госкорпораций: «вокруг «людей с ресурсом» толпятся люди, которые зарабатывают на самом процессе - на расходах, а не на доходах, результат им по большому счету не важен, важно участвовать в процессе» [Семейная империя Чемезовых…, 20II].

По результатам проверки госкорпораций Генеральной прокуратурой, о результатах которой I0 ноября 2009 года Юрий Чайка доложил Президенту Медведеву, было выявлено множество нарушений, в том числе и в ГК «Олимпстрой» [Генеральная прокуратура и Контрольное управление…, 2009]. Сред них стоит отметить: I) использование подавляющей части выделенных из бюджета средств не по целевому назначению, в частности, существенный их объем размещается на банковских депозитах как временно свободные средства или оседает в различных дочерних фондах; 2) неэффективное расходование госкорпорациями выделенных финансовых и материальных ресурсов; 3) принятие решений в интересах служащих корпораций либо аффилированных с ними структур; 4) непрозрачность размещения заказов, злоупотребления в сфере проведения торгов, избирательный подход при выборе поставщиков; 5) оплата значительных расходов сторонних юридических и физических лиц по выполнению работ и услуг, входящих в обязанности сотрудников корпораций, несмотря на наличие в штате госкорпораций высокооплачиваемых квалифицированных специалистов; 6) установление органами управления необоснованно высоких расходов на оплату труда, премий, бонусов и прочих поощрений.

Остановимся более подробно на некоторых механизмах изъятия ренты, выявленных автором в госкорпорации «Олимпстрой».

А) Дополнительные соглашения

Основным механизмом изъятия инсайдерской ренты при реализации строительства олимпийских объектов стало заключение дополнительных соглашений с подрядчиком на выполнение тех или иных работы.

Причем тут возможно несколько приемов:

I) просчеты в планировании, а также непредвиденные обстоятельства приводят к тому, что действительно необходимы дополнительные работы и дополнительные расходы,

2) работы по заключенному договору были выполнены, однако выполнены некачественно, не в полном объеме, с изъятием части средств. Тогда дополнительное соглашение и работы опять-таки необходимы, чтобы довести объект до завершения.

3) третья ситуация – это когда дополнительные работы по большому счету не нужны и незначительно улучшают объект, а подрядчик умышленно вводит в заблуждение партнеров и убеждает их в обратном. Затраты носят излишний характер.

4) наконец, дополнительные работы могут быть просто фиктивными и реально не осуществляться. Через систему «откатов» поощряются лица, участвующие в такой фиктивной сделке.

Скорее всего, на сочинской олимпийской стройке, наблюдается комбинация этих четырех случаев. Причем на начальном этапе стройки в 2007-2009, когда еще не были четко налажены механизмы контроля и ответственности, злоупотребления и фиктивные работы были наиболее массовыми.

В августе 20I2 года в пресс-центре МВД России сообщили, что по фактам необоснованного завышения сметной стоимости 2 олимпийских объектов - санно-бобслейной трассы и центрального стадиона «Фишт» - заведены два уголовных дела по факту попытки хищения бюджетных средств. Первое дело возбуждено в отношении руководителей НПО «Мостовик», подозреваемых в завышении сметной стоимости работ при строительстве олимпийского объекта на сумму 2,5 млрд. рублей [Ермакова, 20I2]. Второе дело касается попытки завладеть 5,6 млрд. рублей сотрудниками ЗАО «Объединение Ингеоком» путем завышения стоимости проектных и подрядных работ центрального стадиона в Сочи [там же].

По мнению аудиторов СП, за решения, повлекшие увеличение смет, ответственны бывшие и ныне действующие топ-менеджеры госкорпорации «Олимпстрой» Таймураз Боллоев, Сергей Гапликов, Юрий Тыртышов, Леонид Моносов, Карен Мдиванян и Александр Горностаев [там же]. В Счетной палате также подсчитали, что сочинские объекты превышают международные стандарты в разы и по площади, и по стоимости, и пришли к выводу, что проектирование велось таким образом, чтобы выйти за рамки установленного госэкспертизой бюджета. При этом сроки проектирования и согласования проектной документации специально затягивались, чтобы невозможно было перепроектировать объекты и пересмотреть бюджеты [там же]. После того как корпорация в итоге получала одобрение государственной экспертизы на смету, заключались дополнительные соглашения к договорам о строительстве. По условиям этих допсоглашений стоимость контрактов «Олимпстроя» с подрядчиками многократно возрастала [Ермакова, 20I2].

II мая 20I2 года Владимир Путин провел заседание в Сочи по строительству олимпийских объектов и заявил, что цены пересматриваться не будут и подрядчики должны уважать ранее подписанные контракты. Между тем практически все олимпийские объекты уже де-факто в разы подорожали относительно тех сумм, которые прописывались в соглашениях изначально [Чеберко, 20I2].

Б) Фиктивные сделки

Осуществление фиктивных сделок является весьма примитивной формой изъятия ренты и одновременно опасной для инсайдера. Предметом фиктивной сделки может быть поставка сырья, материалов или оборудования, оказание специфических услуг, строительные работы, предоставление займов и авансов и т.д. При оказании фиктивной услуги предприятие выписывает платежное поручение в пользу другого лица, контролируемого крупным инсайдером. Последнее предоставляет фиктивный акт о проделанной работе. Средства переводятся фирме крупного инсайдера-инициатора сделки, а предприятие терпит необоснованные убытки. Финансовые ресурсы могут также выводиться при закупках на условиях авансирования части стоимости. Дабы снизить риск разоблачения подобных схем, в качестве вспомогательных звеньев могут выступать фиктивные фирмы-«однодневки», офшоры и т.д.

Описанные выше примеры можно дополнить вспомогательным способом извлечения ренты с помощью сети субподрядчиков. Суть заключается в том, что официальный подрядчик «Олимпстроя» заключает соглашения с субподрядчиками на выполнение тех или иных работ. Реально же эти работы не выполняются. Подрядчиком пишется акт приёмки о контрольных замерах выполненных работ субподрядчиком. Такой акт подписывает два–три человека со стороны подрядчика и представитель субподрядчика (обычно сам хозяин фирмы). И такими актами могут перегоняться любые объёмы работ, а соответственно, и финансовых средств.

Дополнительно в сметы закладываются непредвиденные расходы, скажем, 2%. Если смета, допустим, на миллиард рублей, то 2% - это 20 миллионов. Так же, например, 20% от сметы могут приходиться на устройство всех временных коммуникаций и сооружений, таких, как подвод электричества, воды, временных дорог, заборы и т.д и т.п., которые потом ликвидируются, опять же по смете. И это уже от миллиарда - 200 миллионов, причем обычно это неквалифицированная работа, как раз для субподрядчиков. Отражать подобные махинации через свою бухгалтерию подрядчики не стремятся, поэтому суммы выполненных фиктивных работ и услуг отражает у себя субподрядчик, в том числе фирмы-однодневки, которые тесно связаны с инсайдерами.

Например, по некоторым свидетельствам подобная схема реализовывалась подрядчиком «Олимпстроя» фирмой «Мостотряд № 4», у которой оседали колоссальные средства, тогда как всю «черную» работу выполняли «рабы субподрядчика» - ООО «Новые Передовые Технологии» (ООО «НПТ») [На Олимпийских объектах в Сочи происходит…, 20II]. ООО «НПТ» за несколько лет перерегистрировалось и несколько раз меняло название, по мере того как удавалось реализовывать вывод средств.

В) Сделки с аффилированными лицами и необоснованный аутсорсинг

В зависимости от целей инсайдера сделка между двумя аффилированными с ним лицами может быть осуществлена по иным основаниям, нежели ее заключение происходило бы между двумя независимыми экономическими агентами в рыночных условиях. Фактически стороны будут настроены не соблюдать свои собственные интересы с целью наибольшей выгоды, а будут реализовывать волю инсайдера. Аффилированные с инсайдерами госкорпорации могут поставлять по значительно более высокой цене сырье, материалы и оборудовании предоставлять в лизинг производственные мощности по завышенным платежам, осуществлять втридорога строительные услуги и т.д. В этом случае разница между нормальной рыночной ценой и ценой сделки будет составлять ренту инсайдера. Подобные трансакции увеличивают расходы на объект.

В условиях инсайдерского контроля в госкорпорации аутсорсинг становится инструментом вывода ренты. Аутсорсинг – это передача на основе длительного контракта определённых бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области. Инсайдер госкорпорации с целью изъятия ренты передает часть работ необоснованно и в аффилированную с собой компанию. Речь идет о работах, которые изначально должны были и без особых проблем могли быть выполнены самими работниками корпорации. Связанные с инсайдером аутсорсеры могут завысить цены на работы и услуги и при этом выполнить их некачественно. В результате корпорация не только несет необоснованные расходы, но и постепенно утрачивает ключевые компетенции. Вокруг госкорпорации «Олимпстрой» образовался целый пул компаний, оказывающих различные услуги и наживающихся на подготовке Олимпиады.

Г) Взятки и «откаты»

Практика взяток и «откатов» получила в современной России весьма широкое распространение и буквально пронизывает всю экономическую систему. Суть отката заключается в том, что должностное лицо со стороны государственной или частной компании-заказчика, имея полномочия и возможность влиять на выбор подрядчика или поставщика, в качестве благодарности за помощь получает от последнего денежное вознаграждение или содействие в принятии выгодного инициатору сделки управленческого или хозяйственного решения. Так как в качестве вознаграждения обычно устанавливается определённый процент от суммы сделки, который необходимо «откатить» инсайдеру, отсюда и название.

«Откаты» могут предоставляться в оплату победы в конкурсе на осуществление работ или предоставление услуг, за прохождение важной сделки, за поставку оборудования, переход на более выгодные условия работы, закупку некачественного сырья и материалов. Проектная компания может предоставить откат за то, чтобы получить финансирование, строительная фирма - за то, чтобы быть принятой в реализацию проекта, компания-поставщик оборудования – за использование именно своей технологии, предоставляющие различные услуги фирмы – за аккредитацию и передачу работ на аутсорсинг и т.д. Инсайдеры госкорпорации могут умышленно создавать различные препятствия и тормозить выполнение тех или иных операций, а в случае стимулирования откатом – наоборот, начать выполнять свои должностные обязанности добросовестно. Совокупный экономический ущерб от извлечения ренты с помощью «откатов» значительно превышает размеры самой ренты, поскольку приходится использовать некачественное оборудование взяткодателей, некачественное сырье и материалы и т.д.

В июне 20I0 года в Москве разгорелся коррупционный скандал вокруг подготовки к зимней Олимпиаде 20I4 года в Сочи. Участник столичного строительного рынка, 56-летний предприниматель Валерий Морозов, утверждал, что за получение подряда у него вымогал взятку в 4 млн. фунтов стерлингов высокопоставленный чиновник Кремля, замначальника главного управления капстроительства Управления делами Президента Владимир Лещевский [Коррумпированная Олимпиада-20I4…, 20I0].

По словам бизнесмена, изначально в 2006 году он официально получил госконтракт на строительство жилого комплекса на 700 ВИП-номеров в Имеретинской низменности. Однако Лещевский, в чьем ведении находился данный тендер, после возвращения из отпуска вызвал к себе Морозова и заявил, что за контракт необходимо заплатить I2% от его стоимости. При этом, по словам предпринимателя, чиновник пошел на «уступки», согласившись получить «откат» в рассрочку. «С середины 2007-го по июнь 2009 года я платил ему почти 20 раз. Обычно я передавал деньги в небольшой сумке или в маленьком портфеле прямо у него в кабинете, находящемся рядом с Кремлем. В целом я заплатил ему около I80 миллионов рублей», - говорит Валерий Морозов [там же]. Мало того, в качестве стимула у фирмы предпринимателя начались проблемы с подрядными работами по реконструкции оздоровительного комплекса «Дагомыс» и санатория «Сочи».

Несмотря на то, что передачи взятки происходили под пристальным наблюдением милиционеров и снимались скрытой камерой, высокопоставленное милицейское начальство распорядилось уголовное дело не заводить, а улики уничтожить. Кремлевский чиновник поначалу не только остался на своем посту, но даже заявил, что все обвинения против него – это «провокация и полная ерунда». Компанию Морозова исключили из списка строительных подрядчиков олимпийского объекта, а всю строительную технику конфисковали. Оставшись без денег и госконтракта, бизнесмен передал жалобу Президенту РФ Дмитрию Медведеву и заявление в Следственный комитет при прокуратуре РФ. В августе 20I0 года уголовное дело в отношении Владимира Лещевского все же было возбуждено по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ («Получение взятки»), и чиновник был временно отстранен от исполнения своих обязанностей. Однакоуже 2I октября 20II года Лещевский стал замдиректора ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных государственных органов», и через чиновника стали проходить госконтракты на десятки миллиардов рублей [Дело чиновника Лещевского…, 20I2]. Само уголовное дело в скором времени может быть закрыто, поскольку три оперативные записи получения господином Лещевским взяток, которые проводились сотрудниками 5-го отдела ОРБ №7 МВД России были уничтожены, поскольку якобы «не были истребованы в установленный срок» [Олимпийский долгострой. Уголовное дело…, 20II].

А у Морозова тем временем неприятности приумножились. Налоговики выставили ему гигантский счет, обвинив в занижении прибыли и насчитав 94,5 млн. рублей недоимок и 20% штрафа - всего на II3 млн. рублей [Дело чиновника Лещевского…, 20I2]. Бизнесмену пришлось уехать за границу и просить политического убежища в Великобритании.

Этот эпизод демонстрирует, что получение взяток и откатов за государственные контракты стали настолько обыденной нормой в коридорах российской власти, что нередко в качестве преступления воспринимаются жалобы на это. Опора крупных инсайдеров на правоохранительные и судебные органы позволяет поддерживать инфраструктуру инсайдерского контроля на надежном уровне и «защищать» ее от борцов за справедливость.

Д) Завышение цен поставщиками

Поживиться на бесконтрольных потоках финансовых средств и изъять часть ренты стремятся не только подрядчики и работники госкорпорации, но и поставщики сырья.

Так, начальник контрольного управления администрации Президента Константин Чуйченко, докладывая в 20II году президенту Д. Медведеву о расходах на строительство олимпийской инфраструктуры в Сочи, отметил, что контрольному управлению удалось выявить одну очень неприятную ситуацию, связанную с ценообразованием. Речь шла о значительном завышении стоимости сыпучих материалов. Чуйченко отметил, что щебень и песчано-гравийная смесь подорожали в Сочи с 360 до 800 рублей, то есть более чем в два раза, хотя в целом по России стоимость этих материалов оставалась на тот момент в 2–3 раза ниже [Расходы на Олимпиаду-20I4 удивили…, 20II]. Как выяснилось, подходящий для нужд Олимпиады щебень находится под Краснодаром, но с доставкой этого материала возникают «разнообразные трудности». Ответить за сложившуюся ситуацию должна цепочка чиновников, а разбираться в высоких ценах на олимпийские стройматериалы, заявил Медведев, помимо Владимира Путина будет Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. Тем не менее, об итогах разбирательства ничего на данный момент (конец 20I2 г.) не известно, и проблема, похоже, решена не была.

Другой пример касается поставки сырья для строительства трассы Адлер - Красная Поляна. Заказчиком строительства трассы является дочерняя структура РЖД. Директор департамента промышленности и инфраструктуры правительства Андрей Недосеков курировал железнодорожный транспорт в должности замминистра в Минтрансе, был членом совета директоров РЖД и возглавлял дочернюю компанию группы - «РЖДстрой». Вторым учредителем компании «РЖДстрой» выступал Вадим Беляев - ныне руководитель транспортного подразделения Sika в России. Примечательно это все тем, что сын главы департамента Вадим Недосеков активно подключился к олимпийскому бизнесу в Сочи, благодаря связям своего отца. Его компания «Триостройинжиниринг» (ТСИ) стала поставщиком материалов для СК «Мост», которая занимается строительством трассы до поселка Красная Поляна. Согласно документам ТСИ, компания начала работать в августе 20II года с уставным капиталом I5 тыс. руб., то есть является фиктивной. А главная ее задача - перепродажа материалов фирмы Sika, в том числе подрядчикам РЖД, но значительно дороже их реальной стоимости (на 30-40%) [Сын сотрудника правительства заработал…, 20I2].

Александр Соколов,

Igpr.ru
 (голосов: 1)
Опубликовал administrator, 3-01-2013, 12:06. Просмотров: 1966
Другие новости по теме:
Коррупция в госкорпорации «Олимпстрой» - уже украдено более $20,2 млрд (Час ...
Эксперт: Многие крупнейшие олимпийские объекты в Сочи строятся незаконно
Аслан Тхакушинов ответил на вопросы федеральных журналистов
Сколько потратил экс-глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков на Сочи-2014?
Город на Марсе или дорога в Сочи, - что дешевле?