Архив сайта
Май 2018 (4)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Декабрь 2017 (30)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру

После нальчикских событий 13–14 октября в качестве одного из следующих вероятных мест дестабилизации обстановки нередко называется город Черкесск. Эти прогнозы связываются главным образом с исходом идущего в КЧР громкого судебного процесса, на котором одним из обвиняемых является зять действующего президента республики Мустафы Батдыева Алий Каитов. В конфликт, ставший причиной процесса, который длится более года, втянуты два политических крыла карачаевской общественности.

Карачаевцы (этнические родственники балкарцев) являются доминирующей группой в КЧР, и их раскол сам по себе осложняет политическую ситуацию в регионе. Любой исход процесса – и оправдание, и осуждение обвиняемых – породит всплеск недовольства внутри одной из этих карачаевских групп. В ноябре прошлого года такое недовольство уже дважды приводило к штурму правительственной и президентской резиденций в Черкесске.

Карачаево-Черкесия во многом схожа с Кабардино-Балкарией. Это также "двухсубъектная" республика, хотя этническая схема ее развернута зеркально наоборот: черкесы (народ адыгской группы) составляют там меньшинство, а карачаевцы, наоборот, доминируют. В КЧР сохраняется существенная доля русского населения, которое количественно лишь в последние годы уступило карачаевцам. Но оно отличается почти полным отсутствием политической активности.

Причиной прошлогоднего массового возмущения в КЧР стал внутрикарачаевский конфликт, основой которого, как предполагают, мог быть передел собственности. Инициаторами его стали, по одной из версий, близкие родственники президента Батдыева, которого Москва за полтора года до этого поддержала (и продолжает поддерживать) как "прогрессивного технологичного политика". В сущности, все текущие политические конфликты в КЧР "растут" из выборов лета 2003 года.

По негласной традиции, первый пост КЧР принадлежит этническим карачаевцам. На выборах летом 2003 года (два тура, в июне и августе) карачаевец Батдыев противостоял действующему президенту карачаевцу Владимиру Семенову и карачаевцу Исламу Бурлакову. Семенов без особого успеха управлял КЧР с 1998 года, полностью сменил несколько правительств, но так и не смог добиться роста экономических показателей, остановки распространения радикального ислама среди молодежи. Более того, в окружении Семенова находились люди, стоявшие у истоков радикального исламского движения на Кавказе. И в Черкесске, и в Кремле с подозрением относились также к чеченским связям Семенова. Семенов женат на этнической чеченке, открыто лоббировавшей интересы чеченской диаспоры в КЧР. Есть эксперты, которые считают его замешанным в некоторых коррупционных схемах времен первой кампании в Чечне.

Второй соперник Батдыева Ислам Бурлаков возглавлял (и возглавляет до сих пор) Верховный суд республики. Шансов на самостоятельную победу он не имел и намеревался блокироваться с побежденным против победителя.

Черкесская элита – в частности, глава группы компаний "Меркурий" Станислав Дерев – в выборах 2003 года не участвовала, но поддерживала Батдыева. Сейчас отношения между Батдыевым и Деревым весьма натянуты.

Но главной политической проблемой Батдыева остается идущий в республике процесс над его зятем. Осенью прошлого года в корпоративном кемпинге АО "Кавказцемент", одним из акционеров которого являлся зять президента Алий Каитов, был убит депутат парламента КЧР Расул Богатырев и 6 молодых людей карачаевского происхождения. По версии, которой придерживаются родственники погибших, убийство произошло в связи и в процессе "недружественного" поглощения Черкесского химического завода имени Цахилова Алием Каитовым.

Ситуация усугубилась убийством в процессе расследования вице-премьер КЧР Ансара Тебуева, незадолго до смерти обвинившего Алия Каитова в коррупционных связях и криминальном бизнесе. После смерти Тебуева расследование застопорилось на несколько недель. В итоге родственники убитых начали пикетирование республиканской администрации и выдвинули сначала требование ареста Каитова, а затем и отставки президента. Кульминацией противостояния стал штурм правительственной резиденции 9 ноября 2004 года.

После этого расследование взяли под свой контроль Генеральная прокуратура и администрация ЮФО. В первые месяцы процесса были основания полагать, что он может привести к смене администрации КЧР. Но кадровые перестановки ограничились руководством силовых структур. К настоящему моменту, несмотря на требования оппозиции, вполне вероятно, что Алий Каитов окажется оправдан. Это может привести к возобновлению волнений.

КЧР, при определенных выгодных отличиях от соседей, остается очень бедным регионом, некоторые районы которого качеством дорог и домов напоминают разрушенную войной Чечню. Кроме того, здесь уже есть целые аулы, исповедующие радикальную форму ислама. Именно эти общины, обладающие прекрасными сетевыми связями, по мере утраты авторитета действующей властью становятся реальными центрами общественно-политической активности населения. Темп роста их популярности не сопоставим с темпом, в котором идет процесс по делу Каитова даже после изъятия дела в федеральное производство.

По официальной статистике, в КЧР насчитывается свыше 200 "ваххабитов", то есть людей, исповедующих "чистый ислам" и находящихся по этой причине под "бдительным присмотром" и "профилактическим давлением" милиции. Реальное число фундаменталистов достигает 1,5-2 тыс. и неуклонно растет за счет молодежи. В ряде населенных пунктов КЧР хорошо организованные и вооруженные "ваххабиты" уже заняли свою нишу в криминальном мире, по сути, подчинив себе нижний уровень преступных сетей. Кроме того, в КЧР есть большое количество сочувствующих, не считающих себя членами джамаатов, но признающих авторитет имамов, не связанных с Духовным управлением мусульман КЧР.

Радикальный имамат Карачая был основан еще в 1990-м году деятелем "Исламской партии возрождения" Магомедом Беджиевым (Беджи-улу). Он провозгласил себя имамом Карачая и учредил свою собственную мечеть в одной из бильярдных г. Карачаевска. Беджи-улу поддерживал связь с единомышленниками в Чечне, Дагестане и на Ближнем Востоке. Уже к концу 1990-х он оставил карачаевский джамаат и уехал в Москву, где занял должность в окружении верховного муфтия России Талгата Таджутдина. Вместо него джамаат возглавил некто Рамзан Борлаков, имам одной из учкекенских мечетей, объявивший себя амиром и открывший на деньги ближневосточных спонсоров собственное медресе, в котором слушателям преподавался отличный от традиционного взгляд на ислам. Считается, что незадолго до начала второй войны в Чечне Борлаков установил контакт с известным полевым командиром Хаттабом, который к тому времени открыл свои тренировочные лагеря близ селения Сержень-Юрт (Чечня).

Всего через лагеря Хаттаба и в последствии через горнило войны прошло, по подсчетам местных наблюдателей, от 300 до 700 уроженцев КЧР. Из них Борлаков сформировал "карачаевский батальон", который воевал во время второй войны в Чечне. По официальной версии, среди бойцов этого батальона был и Ачимез Гочияев (Лис), обвиняемый во взрывах домов в Москве осенью 1999 года. Согласно этой версии, после взрывов Гочияев вернулся в КЧР и некоторое время жил в Карачаевске, был причастен к серии терактов, в том числе в Пятигорске, а затем, после нескольких успешных операций компетентных органов КЧР против него, скрылся за границей. О местонахождении Гочияева с 2002 ггода ничего неизвестно, но и о смерти его не сообщалось. В конце 2004 года появились непроверенные сведения о том, что Гочияев жив, попеременно находится то в Чечне, то на территории КЧР и готовится к новым терактам.

Следующим после Рамзана Борлакова, который, по непроверенным данным, погиб в 2000 году в Чечне, лидером карачаевского джамаата стал Хизир Салпагаров. Считается, что Салпагаров выстроил схему взаимодействия между радикальными и воинственно настроенными джамаатами Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Его, а также кабардино-балкарских мусульман братьев Аслана (Ассадуллу) и Руслана Беккаева считают авторами серии синхронных взрывов 24 марта 2001 году.

Характерно, что джамааты являются сетевыми организациями, поэтому арест и нейтрализация их отдельных членов и даже лидеров мало что значат в смысле дезорганизации управления подпольем. На сегодняшний день в КЧР продолжает существовать, в частности, "Третий джамаат Карачаево-Черкесии", в который входят в том числе и некоторые ветераны "карачаевского батальона".

На этом фоне в КЧР происходит обострение межэтнических противоречий, порождаемое начавшейся муниципальной реформой в соответствии с федеральным законом №131. Этот закон, с окончательной реализацией которого Дума недавно решила повременить до 2009 года, воскресил на Северном Кавказе целый ряд этнотерриториальных споров, уже угасших было в начале 1990-х годов. Первый прецедент возник как раз в Карачаево-Черкесии зимой 2004-2005 года. Если прошлогодний осенний мятеж в Черкесске являлся выражением внутрикарачаевского конфликта, то на этот раз столкнулись интересы практически всех этнических групп, живущих в республике: карачаевцев, ногайцев, абазин и черкесов.

Прямо перед Новым годом парламент КЧР принял закон "Об установлении границ муниципальных образований на территории Усть-Джегутинского района и наделении их соответствующими полномочиями". Закон был сразу же обжалован в суде абазинами, которые в республике составляют примерно 5% населения. Выяснилось, что на новой карте района от абазинского аула Кубина в пользу карачаевского города Усть-Джегута отторгнуто 1120 гектаров земли, причем как раз там, где расположено одно из крупнейших в мире тепличных хозяйств, обеспечивавшее Кубину рабочими местами.

22 июня 2005 года Верховный суд России решил оставить закон без изменения. Тогда абазины провели митинг протеста на главной площади Черкесска. 29 июня внеочередная сессия парламента попыталась пересмотреть закон, но заседание было сорвано ворвавшимися в зал манифестантами. В ситуацию вмешался Дмитрий Козак. В результате, 10 июля закон было решено пересмотреть и создать в КЧР два национальных района – Абазинский и Ногайский. При этом ногайцам, по сути, удалось достичь своей цели руками абазин – в выступлениях они участия не принимали. Претендуют же они на территорию в Адыге-Хабльском районе, населенном в основном черкесами.

Местный парламент уже принял ряд документов, которые должны облегчить процесс создания новых районов. 25 декабря 2005 года состоится местный референдум по созданию Абазинского района. Референдум по Ногайскому району пока не назначен. Основные технические затруднения связаны главным образом с тем, что и абазинские, и ногайские поселения не образуют на территории республики какого-либо слитного анклава.

Но у этого проекта существуют и основательные политические изъяны. Во-первых, не факт, что создание двух новых районов будет происходить при молчаливом одобрении других этнических групп. Во-вторых, успех абазин и ногайцев, может спровоцировать дальнейшие этнические выступления, причем не только в Карачаево-Черкесии. Внутри КЧР потребовать создания своих территориальных автономий уже готовы часть черкесов и даже русских.

apn.ru (в сокращении)

Опубликовал administrator, 26-11-2005, 12:52. Просмотров: 915
Другие новости по теме:
Суд КЧР признал фальсификацию выборов главы Карачаевскогорайона
Муниципальные выборы в КЧР будут сложными
Основная борьба в Карачаево-Черкесии будет в Карачаевском районе
Зять президента КЧР, обвиняемый в убийстве семи человек, возложил вину на ж ...
Подсудимые по делу о погроме в Карачаево-Черкесии признались в участии в бе ...