Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Сулиета Кусова: "Кавказский сопромат"Еще никогда в своей тысячелетней истории Северный Кавказ не испытывал такого цивилизационного потрясения, как в последнее тридцатилетие с момента распада СССР, но он продолжает яростно сопротивляться потоку бесчисленных постперестроечных экспериментов над собой, порой кровавых, порой бессмысленных и дилетантских, и всегда – неудачных. Судя по всему, экзамен по кавказскому сопромату «суверенная демократия» окончательно провалила. Остается ждать, пока инерция естественных процессов не вырулит регион к спасительному берегу.

Периодически назначаемые на Северный Кавказ Моисеи окончательно сбились с пути, а указующий перст из Москвы не только не освещает путь, но делает его труднопроходимым. Россия на Кавказе не живет, она здесь гастролирует, и эта «опасная гастроль» становится обоюдоразрушительной. Нужно, наконец, четко сформулировать, что мы имеем в этом особом регионе, в чем его специфика и что мы от него хотим. Привычные мантры о маргинальности Северного Кавказа, о его неспособности к модернизации, о нахлебничестве, гиперказнокрадстве, клановости и генетическом бандитизме заглушила Кущевка, обнажившая цинизм правовой системы, криминализацию власти и гражданское бесправие как общероссийскую аномалию.

Да, безусловно, у Северного Кавказа есть своя специфика. И она не в особой кавказской коррупции и клановости - они такие же циничные, как во всей России. И не в дикости нравов, часто демонстрируемых в российских городах нашей молодежью, и не в терроризме - ваххабизме, который был экспортирован в регион через Москву (об этом уже забыли) и уносит жизни сотен россиян и тысячи тех же россиян - кавказцев. И даже не в нашей экономической депрессивности, порожденной провалившимися модернизационными реформами еще со времен Горбачева. И не во многом другом, что навешали за эти годы на республику аналитики-фантасты, не видевшие Кавказ даже в районе Кавминвод.

Северный Кавказ лишили голоса, права выбора. Народ, сформировавший свою горскую демократию и живший в ней тысячелетиями, сделали безликой массовкой, лишив при этом возможности достойного труда, загнав его под власть прокураторов. Я не вдаюсь здесь в описание этой горской демократии, горской ментальности, но об этом, наконец, должна когда-то узнать страна, хотя Кавказу это уже все равно, как о нем подумают. Его так долго делали изгоем российской государственности, что он начал думать о себе сам. Вертикаль власти, как осиновый кол, пронзила национальное тело горцев, придавила их дух и уничтожила веру в благие намерения власти, федеральной и региональной, причем на всех уровнях. К чему это приводит здесь, на Кавказе, по-моему, для всех очевидно.

Как-то по ТВ услышала от кинолога: если служебной тренированной собаке одеть намордник она лишена возможности выражать свое отношение к окружающему, в ней накапливается агрессия и она думает, кого бы цапнуть. Заметьте, это происходит не с шавочкой, и без того тявкающей на всякого, а умной собакой, привыкшей охранять и выполнять команды, приученной к долгу.

Нет состязательности в политике, поляна вытоптана так, что в ней произрастает только единоросская рассада, настолько хилая, что даже кремлевская подкормка не вырабатывает в ней хлорофилл. Зачем власти неуважаемый обществом человек? Чтобы он чирикал то, что она хочет слышать? Но если ей действительно нужна связь с народом, то нужны и соответствующие проводники этой связи. Ведь народ за теми, кто сегодня в публичном поле, не пойдет. К этим думцам и «совфедам» отношение в республиках почти брезгливое, зачем нужен руководитель, чья главная задача угодить верхним этажам, а нижние, полуподвальные, обходить – не царское это дело. Поборы, взятки, злоупотребление властью пришли на Северный Кавказ вместе с царской бюрократией.

«Кавказская служба как дойная корова: кто пришел - подоил и ушел, клок сена ей бросил, и оттого бедная корова чахнет», - писал П. П. Чайковский в заметках о кавказских горцах военному министру Чернышеву, заметьте, писал в 19 веке, а чем не сегодняшняя картинка?

Все, что нужно знать о Северном Кавказе, чтобы понять его специфику, уже сформулировано в русской истории, особенно в 19 веке, когда Россия буквально на ощупь осваивала регион, открывая все новые возможности для его колонизации. Рецепты империи крайне полезны сегодня для «суверенной демократии», если она не склонна повторять излюбленный русский аттракцион с граблями.

«Нужен ли Кавказ для будущего блага России или нет? Сообразно решению этого вопроса следует одно из двух: или употребить на этот край усиленные средства, или бросить его навсегда. Полумерами мы образуем только язву, истощающую лучшие силы государства», - так в июне 1857 года писал кавказский наместник (читай - полпред) А.И.Барятинский брату царя великому князю Константину Николаевичу. Через два года в августе 1859 года будет пленен в дагестанском Гунибе создатель имамата Шамиль. Но чтобы это произошло, эти два года были насыщены решительными действиями.

За месяц до окончательного покорения северо-восточного Кавказа канцлер Горчаков писал Барятинскому: «Если бы дали нам мир на Кавказе, Россия приобрела бы сразу одним этим обстоятельством в десять раз больше веса в совещаниях Европы (в это время шли переговоры европейских держав в Цюрихе, определившие значение каждой из них в большой политике – прим. С. К.) никто не призван оказать России большую услугу, чем та, которая представляется теперь вам» Этой услугой оказалось окончание войны на восточном Кавказе.

Пожалуй, нигде как в этом российском регионе проблема кадров, которые решают все, не стоит так остро. Судя по тому, как внимательно следили за этим российские цари, они это хорошо понимали. Бывало не без кадровых проколов, но в основном люди на Кавказ посылались образованные. Оставленные многими мемуары - тому свидетельство современников, их тонкое проникновение в ткань кавказской специфики по сей день – ликбез для политиков.

Особенно записки Потто и генерала Фадеева. «Для успехов на Кавказе - три важнейших потребности: люди, люди и люди. Там не всякий годится», - напоминал генерал Е А Головин наместнику Кавказа Воронцову М С в разгар кавказской войны. «Эти господа, приезжая из Петербурга, думают, что на Кавказе можно воевать по правилам тактики, которую они, впрочем, не знают, бросаются в огонь, не имея понятий об образе войны горцев и ломают себе шею… они судят о Кавказе, сидя на мягких диванах в Петербурге». Узнаваемая ситуация. Это из письма офицера Генштаба капитана А.К. Вранкена с фронта событий 1841 года.

Пик неудач русской армии в борьбе с Шамилем. Как подтверждение этому через 4 года в 1845 году случится шокирующий провал даргинской экспедиции под командованием графа Воронцова, практически катастрофа русского войска. Из 9500 человек погибло 3510 солдат и офицеров, среди которых три генерала. Поражение приведет к коренному пересмотру тактики и стратегии войны. Надо признать, что большая часть царских генералов выглядела в кавказском ландшафте соответственно его масштабу. Несостоятельность и слабость отсеивалась быстро.

Даже генерал Ермолов, прославившийся своей жестокостью и цинизмом на Кавказе, был дерзким и умным полководцем в полном соответствии с его девизом на фамильном гербе («ни опрометчив, ни робок»). Многие ермоловские мысли давно уже стали историческими цитатами, от некоторых из них, правда, волосы встают дыбом, но ясность цели и понимание тактики ее достижения очевидны. «Каказ - это огромная крепость, защищенная полумиллионным гарнизоном. Надо или штурмовать её, или овладеть траншеями. Штурм будем стоить дорого, так поведем же осаду».

А нынешним потомкам удержать бы завоеванное их предками в руках. Правда, под осадой подразумевалось полное уничтожение селений, уморение горцев голодом, вырубание лесов для очистки гор «от вредоносного населения и физическое истребление непокорных». Но и штурм обошелся дорого, потому что, как заметил генерал Ростислав Фадеев, «в кавказских горах вооруженные силы - все жители от 12лет до последней дряхлости». А еще полезно вспомнить надпись на орденах, учрежденных Шамилем: «Кто думает о последствиях, тот не герой».

И еще одно важное наблюдение боевого генерала: «В кавказских горцах сливаются свойства двух пород, которые они разграничивают. Со страстной впечатлительностью азиатов они соединяют энергию и независимость личности и предприимчивость европейцев». И это объяснимо даже географически: по Главному Кавказскому хребту проходит юго-западная граница Азии с Европой. По этому рубежу в кавказских пределах проходила еще недавно государственная граница СССР с Турцией, Ираном, которую мы уже безвозвратно потеряли. Не потерять бы теперь каспийский рубеж.

Записки князя Гагарина крайне полезны по сей день как взгляд русского чиновника: «Надо, чтобы кавказец находил для себя столько же пользы принадлежать нам, сколько мы в его удержании». Этот вывод флигель адъютант князь Гагарина сделал в 1844 году, объезжая Кавказ по особому поручению главы военного министра А. .И. Чернышева. 1840-1844 годы были особенно неудачными для армии. Начался поиск мирных альтернативных путей покорения . За 20 лет до окончания Кавказской войны именно военное ведомство начало формирование политической и социально-экономической системы расположения местного населения к российской власти.

«Чем более созерцал я восхитительную природу Кавказа,тем более его статные жители казались мне храбрыми, сметливыми и покорными, тем преступнее и ненавистнее казались мне незаконное управление ими…» (князь Гагарин). Кто-нибудь сегодня из архитекторов всевозможных кавказских стратегий хоть раз усомнился в собственной недееспособности, проанализировал вслух публично причины их провала без списания на неистребимое кавказское воровство? И уж тем боле до сих по не нашлось среди больших чиновников смельчака, который бы вслух за флигель -адъютантом Гагариным произнес: «Народы, прежде вполне нам преданные, питают к нам лишь чувства тайной ненависти или презрения или непреодолимой недоверчивости».

Таковы главные черты к портрету Северного Кавказа, наиболее важные для его понимания. С тех пор мало что изменилось, разве что внешний антураж. Сегодня ощущение, будто история откручивает пенку назад. Поэтому, чтобы не цитировать кавказофобов, прущих из всех щелей, предпочла исторический экскурс. Он будет гораздо полезней трындёжа современных «патриотистов», тем более что авторы - русские офицеры, делавшие во благо российской государственности конкретное дело и делавшие его хорошо, несмотря на то, что название этому делу было – имперское завоевание. Но такова история. Такова геополитика, И нужно исходить из этих реалий.

] Рortal21.ru
 (голосов: 2)
Опубликовал administrator, 10-12-2012, 12:59. Просмотров: 1206
Другие новости по теме:
Черкесский вопрос и Абхазия – исторические моменты и современные вызовы
Кремль запускает на Кавказе «вкусный» в денежном плане информационный проек ...
Авраам Шмулевич: Россия будет вынуждена уйти с Кавказа
Шмулевич считает, что Северный Кавказ ждут теракты, в которых обвинят местн ...
Председатель РКНК Алий Тоторкулов: Мы не давали вам права писать историю Ка ...