Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Этот пес приписан ко двору одного из местных министров. Двор, расположенный в самом центре Майкопа, хорошо просматривается из стоящей рядом пятиэтажки. Он практически пуст, чуть раньше нанятые рабочие разобрали в нем большую часть строений по кирпичику, очистили кирпич, а теперь и он уже весь продан.

Говорят, министр купил этот двор, бывшее производство, на деньги, заработанные в свое время игорным бизнесом. Злые языки утверждают также, что и саму должность тоже. Так ли, нет ли, сегодня эта территория используется как ночная стоянка для машин, очень немногих, от которых двор никак не выглядит заполненным.

Пес не ночует во дворе, только кормится там. В качестве дома он облюбовал небольшую зеленую лужайку за гаражом под пятиэтажкой. Сюда и прибегает к нему его свора, сторожащая двор. Таким образом собачье сообщество подтверждает главенство пса. И он, самый крупный среди своры, снисходительно допускает их к себе.

Раньше, видимо, ярко рыжий, но с годами несколько посеревший, всем своим видом он выражает заматерелость. Особенно на это работает его взгляд – он не смотрит в глаза: чуть мимо и безразлично. И от этого взгляда даже у тех, кто живет в пятиэтажке – мороз по коже. Пес будто перенял манеру у хозяина, тот смотрит так же.

Нельзя сказать, что пес никого не любит, любит, хоть и положение свое понимает. Есть в его своре маленькая черная и, видимо, молоденькая сучка. Когда он лежит во дворе, как обычно на боку, вытянув ноги, она, набегавшись, часто ложится ему под брюхо. И он тогда, не дыша, будто боясь нарушить что-то хрупкое, замирает. Может быть, и так, что эта привычка его лежать на боку исходит из постоянной готовности ждать ее и иногда чувствовать ее тепло.

Любит ли она его – неясно. Возможно, ей нужно от него лишь его покровительство, и она считает дружбу с ним для себя престижной. Пса действительно уважают в округе – буквально через улицу находится другой двор, тоже министерский, в котором верховодит соразмерный черный с белыми, точнее, уже серыми пятнами пес.

Псы не нарушают суверенитета друг друга, как, наверное, и их хозяева – министры. У каждого своя подведомственная территория, своя свора, поэтому только в редкие разы они незлобно перегавкиваются, видимо, уточняя-уясняя какие-то детали. И их своры в такие моменты ведут себя смирно, отдавая должное важности происходящего.

И все бы это не так плохо, но чувствует наш министерский пес высшую несправедливость бытия. И именно из-за большой своей любви к этой молоденькой сучке. К примеру, когда прошлой осенью у нее случилась течка, она перво-наперво, разумеется, обратилась к псу-предводителю. Однако разница в росте, как он ни старался, ничего не позволила им сделать. Вся пятиэтажка злорадно наблюдала за этим больше часа.

Не он сдался – она, устав ждать, с оглядкой, виновато поджав хвост, убежала делать свое дело к другому. Как тут не набросишься на первого попавшего. Тем более, что они, прохожие, такие ущербные, жалкие, не то что министры – лоснящиеся, уверенные в себе, в собственной самодостаточности. Пес сразу отличал их от толпы, не в том дело, что боялся, но и не трогал.

На этот раз он покусал профессора филологии, который в тот же день отпросился с работы и уехал в аул лечиться, и не менее интеллигентную женщину, которой, видимо, не было куда уехать, и она после укусов целый месяц ходила на уколы в поликлинику, обходя стороной министерский двор. Хотя пес успокоился сразу, когда сучка, нагулявшись, легла ему под брюхо.

Дело не в том, что в Майкопе не жалуются на бездомных собак. Есть здесь, конечно же, мэрия, а значит, и письма туда идут регулярно – с просьбой отстрелять «кусачих» псов. Но живут в городе и защитники животных, которые, относясь к гражданам, чьи ноги тоже хочется хватануть в порыве ярости, устраивают пикеты с требованием не убивать бездомных, а построить им питомник.

Мэрия никак не реагирует ни на радикальных горожан, ни на защитников животных. Лишь иногда в своей газете она публикует статьи о том, что у нее нет денег в бюджете на строительство и содержание такого рода питомников. И подобный заочный диалог, до которого ни одному из псов нет дела, длится годами.

И правда, что им до этих бесполезных разговоров. Во-первых, они не бездомные псы, а повыше даже, чем домашние. Во-вторых, где мэр, а где министр – что город может сказать против республики? В-третьих, мэр тоже выглядит довольно полноценно, может быть, и у него есть такой же пустующий двор поблизости.

Да и вообще, не в этом ведь беда. Она, повторимся, лишь в том, что в сердце незаживающая заноза.

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 16-12-2012, 14:11. Просмотров: 1086
Другие новости по теме:
Аслан Шаззо: В собачьей доле пока без перемен… (притча)
В столице Адыгеи борьба с бездомными животными продолжается с одинаковым ус ...
В Адыгее прилавки стали ломиться от местной картошки. Своей, не завезенной
Аслан Шаззо: Солнечный, Разноцветный, Зеленый, Черный...
Аслан Шаззо: Нужно ли нынешней черкесской молодежи идти во власть