Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Нужна ли власть, игнорирующая государственный язык своей республики?В связи с суверенизацией республик в составе Российской Федерации и провозглашении государственных языков в 1994 г. в Адыгее был принят закон «О языках народов Республики Адыгея», согласно которому государственными стали русский и адыгейский языки.

Принятие закона должно было содействовать повышению интереса к адыгейскому языку, регламентировать его значимость в деятельности государственных органов и в общественном сознании.

На этапе становления молодой республики это было важным событием, в особенности для коренного населения — адыгов, которые долгие годы не имели своей государственности, письменности и как суверенная нация выживали благодаря знанию своего языка, многовековому общению на нем и соблюдению требований обычаев адыгэ-хабзэ и адыгагъэ.



Все мы понимаем, что в Российской Федерации основным средством межнационального общения был и остается русский язык. Приоритет его бесспорен, и больших усилий местных и республиканских властей в сфере обучения нашего населения он не требует.

Иное положение с адыгейским языком. Он нуждается в особом внимании гражданского общества и правительственных структур Адыгеи. Обеспечение такого внимания предполагает и требует Закон «О языках народов Республики Адыгея». Его нужно просто выполнять, чего, к сожалению, не происходит. Главными виновниками такого положения являются правительственные структуры, Госсовет-Хасэ и сам глава республики Адыгея, который знание адыгейского языка воспринимает лишь как необходимый конституционный атрибут для выборов и произнесения клятвы в момент инаугурации. В нарушение Закона этими структурами не ставится задача сохранения и всемерного развития государственных языков республики. В свою очередь Госсовет-Хасэ, правоохранительные органы, да и сам глава Адыгеи не осуществляют контроль за исполнением данного закона.

В результате мы имеем катастрофическое положение и состояние государственного адыгейского языка — культурного наследия нации — как в системе обучения, начиная с семейного уровня, дошкольных учреждений, школы (младших классов), так и в быту и разговорной речи, уже не говоря о функционировании адыгейского языка в структурах власти. Для придания значимости которому не было проведено ни одного совещания на адыгейском языке. Тем более что технические возможности синхронного перевода позволяют это сделать.

Удивляет, что при наличии адыгейского республиканского института исследований имени Т.М. Керашева с большим коллективом маститых талантливых ученых, одной из основных задач которых является исследование и развитие адыгейского языка, в республике отсутствует четкая языковая политика, концепция, целевая программа, направленные на сохранение, развитие и изучение государственного адыгейского языка. Не проводится анализ качества пособий и методик по изучению языка коренной нации, методов его популяризации через средства массовой информации, отсутствие синхронного перевода (хотя бы бегущей строки) в адыгейских передачах по телевидению.

В особенности огорчает нежелание интеллигенции и общественности бороться со стереотипом мышления большинства родителей, сложившимся еще в пятидесятых годах прошлого столетия, благодаря чему они считают, что изучение русского языка с детства гораздо важнее, чем изучение языка адыгейского — в целях жизненного и карьерного роста. Все это сдерживает наших детей от активного изучения родного языка. Родители старшего поколения забывают, что в прежние времена в аулах они с успехом параллельно изучали эти два языка, и от этого их умственные способности, грамотность и знание русского языка не пострадали. И, соответственно, знание двух языков не помешало их карьерному росту.

Следует отметить равнодушную, слабую позицию ученых-языковедов Адыгеи. А их у нас немало, и многие добились больших успехов в своих научных изысканиях, касающихся как русского, так и адыгейского языков. Но эти знания в наибольшей степени используются в процессе защиты кандидатских и докторских диссертаций, где описывается история и особенности адыгейского языка, но не заостряется внимание на его сегодняшнем катастрофическом состоянии.

Министерство науки и образования Республики Адыгея, главы администраций городов и районов не учитывают, что в последние десятилетия происходит значительная миграция активного адыгейского населения из аулов и сел в города Майкоп и Адыгейск. Эти обстоятельства требуют культивирования системы обучения адыгейскому языку в городах с использованием богатого опыта прошлых лет: изучения языка в аулах, начиная с семьи, детского сада, младших классов.

Мэрии Майкопа и Адыгейска практически бездействуют и даже игнорируют эти возможности решения проблемного вопроса — изучения адыгейского языка. Вся надежда на гражданскую позицию нашего общества, на общественные институты, на Советы старейшин, существующие и при главе республики, и при главах администраций районов. В давние времена старейшины — адыги и казаки — в условиях отсутствия государственности решали важнейшие вопросы, и их мнение было бесспорно даже для князей и атаманов.

Я уверен, что наших старейшин проблема сохранения адыгейского языка и в целом обычаев адыгэ-хабзэ очень волнует. Иначе они постоянно не обсуждали бы ее при встречах, не поднимали бы эти вопросы на сходах граждан, не ставили бы их перед местной и республиканской властью. Но эти тактичные и скромные обращения наша власть не слышит и не воспринимает. Взять, к примеру, отношение к данному вопросу Совета старейшин общественного движения «Адыгэ Хасэ — черкеский парламент», который неоднократно выражал обеспокоенность проблемой изучения адыгейского языка, предлагал вынести этот вопрос на парламентские слушания.

Еще 23 марта 2011 года члены Совета старейшин встретились с президентом республики Асланом Тхакушиновым и в присутствии представителей научного и педагогического сообщества поделились своей обеспокоенностью и сделали ряд конструктивных предложений. В ответ они получили обнадеживающие обещания президента. Прошло полтора года, «а воз и ныне там». Ничего не изменилось.

Учитывая, что истинная мудрость старейшин заключается не в лояльности и терпимости по отношению к власти, а в четкой гражданской позиции, в честности и принципиальности, проявляемых в интересах общества, не пора ли нам, старейшинам, поставить перед обществом вопрос: «А нужна ли такая власть?», которая глуха и слепа, если речь идет о конкретных проблемах, волнующих население, но активно занимающаяся решением своих личных задач. Нужна ли нам власть, погрязшая в невежестве, клановости, коррупции, в наглом самолюбовании и безнаказанности, да к тому же, игнорирующая государственный язык своей республики?

В заключение хотел бы извиниться перед:

— старейшинами, которых обвинил в отсутствии принципиальности;

— родителями старшего поколения, которых обвинил в стереотипном мышлении в вопросах изучения их детьми родного языка (к сожалению, я сам такой родитель);

— нашей интеллигенцией, учеными-языковедами, деятелями культуры, которых обвинил в слабости и неспособности потребовать от власти исполнения закона «О языках народов Адыгеи»

Да, результат нашего бездействия — катастрофа адыгейского языка. Но все вы сделали очень много для развития как русского, так и адыгейского языков. Вы — гордость и огромный творческий потенциал не только нашей республики, но и всей России. С большим уважением отношусь к ученым-языковедам: А. А. Схаляхо, Е. У. Блягозу, Ю. А. Тхаркахо, М. Х. Шхапацевой, М. Н. Берсирову, М. Н. Хачемизовой, Н. М. Шикову, А. Н. Абрегову, Н. Т. Гишеву.

Многие из вас в устной и письменной форме не раз обращались к общественности и власти, будучи обеспокоены состоянием адыгейского языка. И в лучшем случае вы получали равнодушный, формальный ответ. А это значит, что либо ваши усилия были недостаточными, либо наша власть непробиваема.

Желаю вам здоровья, творческих успехов, консолидации и оптимизма в борьбе за наш родной адыгейский язык!

Ким Симбулетов,

член Совета старейшин общественного движения «Адыге Хасэ — Черкеский парламент»

Freedom-info.ru
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 29-12-2012, 10:23. Просмотров: 1854
Другие новости по теме:
Ученые и представители общественности Адыгеи обеспокоены отсутствием целево ...
Рамазан Беданоков: Решение Верховного суда республики не может повлиять на ...
Университеты Адыгеи и Турции создадут программу по изучению адыгейского язы ...
«Адыгэ Хасэ» Адыгеи недовольно уровнем изучения адыгейского языка в республ ...
Мнения: «Дети-адыги родной язык должны изучать обязательно»