Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Из истории формирования этнической общности


Автором предпринята попытка комплексного исследования переломного периода истории адыгов XIX в., когда в результате Кавказской войны адыгское общество, представлявшее прежде целостную систему жизнеобеспечения и функционирования, принудительно подверглось дифференциации и трансформации. Представлена авторская интерпретация категории дифференциации не только как социального явления, но и внесоциальной поляризации, обусловленной экстремальными ситуациями военного противостояния. Рассмотрены процессы трансформации адыгского общества при вхождении частей разорванного этноса в две разные среды - в Российскую и Османскую империи.

Этнической общности в аспекте ее исторического развития свойственны две основные составляющие – этногенетическая и этноисторическая. Первая из них связана с формированием генеалогически «исходного пласта человеческого субстрата» данного этноса, т.е. тех элементов, которые в процессе древнего взаимодействия заложили основу народа, оформившегося как некоторая величина. На этом уровне научного анализа исследуется проблема создания народом своей территории, этнолингвистическая принадлежность, а также этнодемографические процессы, которые привели к «собиранию» и «уплотнению» их этнического ядра. Под этноисторическим аспектом можно понимать все последующее движение истории данного этнического ядра уже как многокомпонентной системы со своей собственной средой, передающей от поколения к поколению традиционные черты давно зародившегося, но все-таки по своему динамичного этноса.[1]

В русле нашего исследования обращение к истории формирования адыгской общности обусловлено особенностями исторического развития адыгов в рассматриваемый период. В истории адыгов XIX в. стал переломным. Одной из центральных проблем, вобравшей в себя политическую, социальную и экономическую историю народа, явилась эмиграция большей его части в пределы Османской империи. Это произошло в ходе Кавказской войны.

Переселение охватило многие народы Кавказа, но именно адыги (черкесы) оказались под угрозой исчезновения как этнос. Известный абхазский историк А.Г. Дзидзария говоря, что переселение горцев Кавказа в середине XIXв. в пределы Османской империи поставило целые народы на грань их полного исчезновения, отмечал, что это относится, прежде всего, к адыгейцам (черкесам), убыхам, абхазам, к этим «трем самостоятельным величинам».[2] Именно они оказались после выселения или совсем не представленными в числе народностей Кавказа или же сохранили немногие «обломки некогда многочисленных и богатых поселений». Северо-Западный Кавказ изменил в течение нескольких лет эмиграции и последовавшей за ней иммиграции разноплеменных колонистов до совершенной неузнаваемости свой этнический облик.[3]

Население Северо-Западного Кавказа, со своеобразными этническими особенностями, с самобытным строем внутренней и общественной жизни, покинуло родные места, где прожило много веков и расселилось по разным провинциям Европейской и Азиатской Турции. В настоящее время по неофициальным данным адыгский (черкесский) этнос включает в себя более чем трехмиллионную диаспору, а проживающих на своей исторической родине только около полумиллиона (адыгейцы, черкесы, кабардинцы).

Если оценивать степень трагизма судьбы какого-либо народа по соотношению количества его представителей, проживающих на исторической родине, и численности диаспоры, то едва ли найдется в мире народ, чья судьба сложилась бы столь трагически. Заметим, что такое соотношение у армян два к одному, у евреев - один к четырем, а у адыгов - один к шести.[4]

На различных этапах истории человечества наблюдались миграции населения, вызванные различными причинами - экономическими, социально-политическими, религиозными. С тех пор, как существуют народы, борьба за существование в этнографической области не прекращалась; процесс поглощения слабейших наций более сильными в физическом или духовном отношении повторяется беспрестанно и во всем мире. Сколько слабых племен на наших глазах подверглось в Америке, Австралии и даже в Европе такому превращению или истреблению![5] Но адыгское переселение, пожалуй, не имеет аналогов в мировой истории. Анализ этнического и количественного состава переселенцев (с учетом имеющейся статистики) подтверждает, что 57 человек из каждых 100 переселившихся горцев были адыгами.

Несомненно, при изучении истории адыгского народа, который в настоящее время проживает более чем в 40 странах мира, расположенных на разных континентах, прежде всего, возникает вопрос – всегда ли адыги были так разобщены, где их историческая родина и с какого момента можно говорить об адыгах как о самостоятельном этносе?[6] Исследование этих проблем поможет дать более аргументированные ответы на многие вопросы, возникающие в ходе изучения адыгской эмиграции XIX в. В числе первых продолжает стоять вопрос о причинах столь массового переселения и его последствиях. На протяжении многих лет преобладали конъюнктурные, а то и великодержавные подходы к оценке причин адыгской эмиграции. Среди прочих, учеными высказывалась мысль о том, что адыги не являются автохтонами Северо-Западного Кавказа, и именно это послужило причиной их легкого, т.е. без весомых на то причин, переселения в пределы другого государства. Почвой для таких высказываний послужила господствовавшая долгое время в дореволюционной и западной историографии так называемая миграционная теория происхождения адыгов. Тем самым отрицался факт формирования адыгской общности на территории Северо-Западного Кавказа.[7] Существовали разные версии. Адыгам приписывалась сарматское, тюркское и даже славянское происхождение. Их предками считали выходцев из Аравии, Египта, Сирии. Некоторые представители дореволюционной школы полагали, что адыги берут свое начало от абиссинцев, арабов, индусов, были и такие исследователи, в том числе и советские, которые доказывали происхождение адыгов от киммерийцев, сармато-алан, гуннов. (В.Д. Блаватский, Л.И. Лавров и др.).[8]

Однако ученые отмечают, что ни письменные источники, ни археологические материалы не подтверждают киммерийской версии адыгского этногенеза. Киммерийцы, как и скифы, сарматы, степняки иранского происхождения. Известный археолог Н.В. Анфимов указывает, что в VIII-VIIвв. до н.э. на Северо-Западном Кавказе складывалась древнемеотская самобытная культура аборигенного (адыгского) населения, принадлежащего к кавказской языковой группе, отличного от киммерийцев.[9] Упомянутые версии отрывают историю происхождения адыгов от общекавказской истории, от процессов формирования народов кавказской языковой семьи. Это первое, что побудило нас обратиться к вопросам этногенеза адыгов. Второе – связано с утверждением ученых, что диаспору может образовать только группа с уже сложившейся идентичностью, т.е. диаспоры могут возникнуть только на основе этнически однородных групп, которые сложились в период, предшествовавший переселению. Т.е. прежде чем приступить к изучению истории адыгов XIXв., нам непременно следует обратиться к вопросам этногенеза адыгов. Говоря о значении этногенеза, известный абхазский ученый Ш.Д. Инал-Ипа отмечал, что если ранний этногенез народа принять за начальную главу исследования формирования этноса, тогда остальную этническую историю можно было бы представить себе как последующие разделы книги о дальнейшем этническом и культурном развитии народа во всей ее сложности и неповторимой оригинальности. Если этногенез отвечает на вопрос, где, когда, из каких компонентов и при каких условиях сложилось первоначальное ядро этноса, то этническая история показывает те многообразные изменения, которые пережил он после своего зарождения на протяжении последующего многовекового развития.[10] Это в полной мере относится и адыгам.

Формирование адыгской общности происходило в сложных исторических условиях. В контексте нашего исследования представляется достаточным изучить общую картину состояния проблемы. Р. Бетрозов отмечает, что к настоящему времени многие из вышеупомянутых версий уже представляют чисто историографический интерес и не являются предметом дискуссий ученых. В последние десятилетия проделана огромная работа по накоплению и изучению исторических материалов, связанных с автохтонами Северного Кавказа. Большой вклад в изучение этой проблемы внесли археологи, антропологи, этнографы. Проблема происхождения коренных народов Северного Кавказа стала решаться комплексно, с привлечением данных различных отраслей науки. Проблема этногенеза коренных народов Кавказа поставлена теперь на широкую историко-лингвистическую основу. Накопленные знания (особенно установленный факт принадлежности адыгов к кавказцам) заставил многих исследователей отказаться от чисто миграционной теории и отодвинуть процесс становления адыгских племен в глубь тысячелетий. Соответственно была выдвинута теория местного, автохтонного происхождения адыгов, которая предусматривает проживание их предков на Северо-Западном Кавказе уже в очень глубокой древности, по крайней мере, с эпохи бронзы –III-II тыс. до н.э.[11]

Более того, некоторые ученые придерживаются автохтонно-миграционной теории (З.В. Анчабадзе, Ш.Д. Инал-Ипа и др.). Признавая автохтонность населения Западного и Северо-Западного Кавказа, в то же время они не отрицают роль пришлых элементов в формировании адыгов. Если исходить из археологических и некоторых других данных, формирование адыгов было длительным процессом этнического смешения определенных групп населения с древнейшими кавказцами Западного Кавказа.[12] То есть ученые признают, что миграционные процессы, происходившие с древнейшее эпохи на Северо-Западном Кавказе определили характер этногенеза и всей этнической истории автохтонов. Тем не менее, важно отметить, что археологами прослеживается основная линия культурной преемственности в развитии населения Северо-Западного Кавказа, начиная с неолитической эпохи и кончая ранним железным веком (1тыс. до н.э.), когда с уверенностью можно говорить об этническом составе населения региона.

Проживавшие здесь племена, имели прямое отношение к адыгскому этносу. Протоадыгское население античной эпохи являлось прямым потомком древнейших племен - носителей бронзовых культур. Со II тыс. до н.э., несмотря на довольно ощутимое влияние скифской культуры, сарматское и даже греческое воздействие, и до самого позднего времени на территории Западного Кавказа не ощущается существенной смены населения.[13] Подтверждается это еще и тем, что, по мнению ученых в позднебронзовое время, завершилось формирование полиэтнического нартского эпоса (существовали три центра формирования эпоса - осетинский, адыгский и абхазский). Но Ш.Д. Инал-Ипа считает, что это не снимает проблемы моногенетизма - проблемы существования единого первоначального его ядра: имеются интернациональные термины - Сатаней, Сосруко и другие имена и сюжеты, восходящие к одному первоисточнику - этническому субстрату, из которого образовались впоследствии рассматриваемые народы.[14] В 1тыс. до н.э. существовал субстрат племен, которые стали непосредственными автохтонами абхазо-адыгов, осетин, карачаевцев и балкарцев.

Необходимо отметить, что к настоящему времени учеными достоверно установлено, что не позже 1 тыс. до н.э. сложились основы коренных народов Северного Кавказа. В это время начинается процесс формирования адыгской народности на основе более древнего населения бронзовой эпохи. Все исследователи сходятся на том, что непосредственными предками адыгов являлись племена синдов, меотов, дандариев, фатеев, керкетов, тореатов, тарпетов, досхов, псессов, зихов, гениохов, занимавшие до н.э. восточное побережье Черного, Азовского морей и Прикубанье, и достаточно хорошо известные по сведениям греко-римских историографов Гекатея Милетского, Геродота, Гелланика Митиленского, Скилака Кариандского, Диодора Сицилийского, Страбона, Птоломея, Плиния, Полиэна, Арриана, Помпония Мелы, Псевдо-Скилака.

Известно также, что в начале нашей эры родственные проадыгские племена начали объединяться вокруг приморского племени зихов. Совершался процесс консолидации племен Северо-Западного Кавказа в адыгскую и абхазскую народности. К X в. н.э. адыги, как народ с единым языком и культурой, в общих чертах сложился. Уже с первой половины Xв. письменные источники считали адыгов единым народом, населявшим значительные территории от Таманского полуострова на Западе и до Абхазии на Юго-Востоке, на Севере до Приазовья и р. Кубань.[15]

Следует отметить, что и в дальнейшем происходило формирование и обособление этнических групп в результате перемещения племен на новые территории. Например, миграция части адыгов на восток в XIII-XIV вв. явилась причиной образования кабардинской народности, как особой восточной группы адыгов.[16]

Этническая структура Северо-Кавказского региона в основном сложилась к XVI-XVII вв., но окончательное ее формирование произошло к XIX в.[17] К этому времени адыги, несмотря на значительные изменения в территории и численности, связанные в основном с причинами социально-экономического характера и классовой борьбой продолжали занимать обширные пространства, оставаясь самой многочисленной группой на Северо-Западном Кавказе. В 1836г. известный адыгский этнограф Хан-Гирей писал, «что черкесские земли простираются в длину слишком на 600 верст, начиная от устья Кубани вверх по этой реке, а потом по Куме, Малке, Тереку до границ Малой Кабарды, которые простирались прежде до самого слияния Сунжи с рекою Тереком. Ширина различна и заключается от вышеупомянутых рек на полдень по долинам и по скатам гор в разных кривизнах, имеющих от 20 до 100 верст расстояния, составляя, таким образом, длинную узкую полосу, которая начиная от восточного угла, образуемого слиянием Сунжи с Тереком, то расширяется, то опять стесняется, следуя на Запад вниз по Кубани до берегов Черного моря».[18]

Изучив источники XYIII и начала XIX вв., В.К.Гарданов довольно точно устанавливает общие границы, занимаемые адыгами к началу XIXв.. Начиная от северо-западной оконечности гор Большого Кавказа адыги заселяли обширную территорию по обе стороны Главного хребта примерно на 275 км (считая по водораздельному хребту с Северо-Запада на Юго-Восток), после чего их земли переходили уже исключительно на северные склоны кавказского хребта, в бассейне Кубани, а потом Терека, простираясь на юго-восток еще примерно на 250 км ... по побережью Черного моря адыги занимали территорию протяженностью около 250 км, гранича на юге по р. Шахе с убыхами. В самом широком месте земли адыгов простирались от берегов Черного моря на Восток до Лабы примерно на 150км (считая по линии Туапсе-Лабинская), затем при переходе из бассейна Кубани в бассейн Терека эти земли сильно сужались, чтобы опять расшириться на территории Большой Кабарды до 100 с лишним километров.[19]

Очерченная территория включает в себя все виды ландшафтов: степь, лесостепь, лесные холмистые предгорья, лесные горы, обширные горные долины и нагорные плато, субальпийские и альпийские луга, скалистые горы, покрытые снегом и ледниками, плавни по Кубани.[20]

Водные ресурсы Северо-Западного Кавказа несопоставимы ни с одним другим регионом Кавказа. По его территории протекает более пятидесяти больших и малых рек. Кроме того, Северо-Западный Кавказа еще и наиболее лесная часть Кавказа. От берегов Кубани до моря, за исключением самого высокого пояса гор, он полностью покрыт лесом. Ученые отмечают, что по природно-климатическим, географическим и ландшафтным характеристикам это совершенно уникальный регион.[21]

На этой территории в конце XYIII в. проживало 18 этнических групп адыгов. Однако на протяжении первой половины XIXв. в адыгском обществе происходил процесс консолидации этнических групп, что ведет к уменьшению этнической раздробленности. К наиболее значительным этническим группам относятся кабардинцы, бесленеевцы, темиргоевцы, бжедуги, хатукаевцы, махошевцы, мамхеговцы, егерухаевцы, абадзехи, шапсуги, натухайцы. Егерухаевцы, мамхеговцы, адамиевцы в значительной мере объединяются с темиргоевцами, а абадзехи с натухайцами и шапсугами.[22]

А. Фонвилль, находившийся на Западном Кавказе в 1863-1864г., на карте Черкесии[23] указывает на 17 этнических групп. Такие расхождения возможны по двум причинам, во-первых, в то время интенсивно проходил процесс слияния и смешения различных этнических групп, а во-вторых, многие авторы включают в состав адыгских этнических групп некоторые абхазские племена (аибга, ахчипсоу, псху), карачаевцев и абазинцев. Большинство историков сходятся во мнении, что адыги, действительно, в то время были самой значительной этнической группой на Северном Кавказе, оказывавшей большое и всестороннее влияние на окружающие их народы.[24]

Интерес представляет не только определение территориальных границ, но и численности адыгов. Это один из наиболее трудных вопросов. У разных авторов существовали разные подходы к оценке сведений, полученных из источников, а также разные системы исчисления. Наиболее достоверными, отмечал В.К.Гарданов, можно считать данные Хан-Гирея, Ф.Ф.Торнау и К.Ф.Сталя. Сам же он пришел к выводу, что численность адыгов не превышала 500 тыс.[25]. По данным Хан-Гирея эта цифра составляла 265140[26]. Ф.Ф.Торнау 495500[27], К.Ф.Сталя 307478[28]. До Хан-Гирея такими исследованиями занимался Г.В.Новицкий, который утверждал, что численность адыгов достигала 1082200 чел.[29] Приближаются к этой цифре данные Т.Лапинского - 800000 чел.[30] и А.Лонгворта - около 1 млн. чел.[31] Следует отметить, что некоторыми исследователями учитывалась только мужская часть населения (Ф.Торнау), а другие исходили из самых минимальных предположений о численности отдельных адыгских племен (Хан - Гирей, Сталь).

А.Х.Бижев пишет, что внимательное изучение трудов Хан-Гирея не оставляет сомнения в том, что их автор выполнял двоякую задачу - отвести от соплеменников надвигающуюся катастрофу, и по возможности воспроизвести точную картину адыгской действительности. Он взыскателен, точен даже в деталях, когда речь идет об этнографическом материале. И настолько же небрежен, неточен он в собранной систематизированной информации, которой могут интересоваться военные. Поэтому он сам признает, что приводимые им сведения о народонаселении явно занижены и идут «противу мнения лиц, уже писавших об этом».[32]

Исследователи более позднего перида М.В.Покровский[33], Б.М.Джимов, Т.Х.Кумыков считают, что адыгов насчитывалось около 700-750тыс. человек.[34] Но никто из названных авторов не учитывал число умерших на Черноморском побережье, высланных сухопутным путем, а также ставших жертвами политики геноцида. А.Х. Бижев утверждает, что если суммировать все это и учитывать число оставшихся на родине адыгов, то можно согласиться с теми данными, которыми располагал фельдмаршал Паскевич – 1,7млн.[35] Т.е. не вызывает сомнения, что адыги имеют общее происхождение, общую территорию, где происходили первоначальные этапы его этногенеза. Но для окончательного (полноценного) формирования этнической общности, ощущения себя единым народом непременно необходимо проявление этнического самосознания, как важнейшей особенности и психологической структуры этноса и его членов.[36]

Т.е. именно этническое самосознание является наиболее важным этническим определителем. Для этноса характерно противопоставление себя всем прочим аналогичным коллективам людей, различая «своих» и «других» («мы» и «не мы»). Тем самым этнос приобретает самосознание – «я – концепцию» или «мы – концепцию». Ключевым моментом этнического самосознания является идентификация индивидов с определенной этнической общностью, которая проявляется в самоназвании «этнониме».[37] Следует учесть, что самоназвание как и все другие компоненты этнического самосознания – категория историческая и, естественно, выкристаллизовывается в ходе формирования этнической общности. При этом необходимо различать эндоэтноним и экзоэтноним – имя, которое дает этнос самому себе и имя, которое дают ему другие.

Адыги (адыгэ) – самоназвание современных кабардинцев, черкесов, адыгейцев Республики Адыгея, шапсугов Причерноморья и всех адыгов, проживающих за рубежом. Во всем мире их называют черкесами.

Значительный интерес представляет вопрос о происхождении эндо и экзоэтнонимов адыгов. Прежде всего обратимся к высказываниям очевидцев.

Л.Я. Люлье, довольно глубоко изучивший быт адыгов, писал: «…мы привыкли все племена, населяющие северную покатость кавказских гор, называть черкесами. Между тем как они называют себя адыге».[38] Так их называют в своих описаниях и многие путешественники, ученые, военачальники такие как К.Ф. Сталь[39], Ф. Торнау[40], Н.Ф. Дубровин[41], К. Кох[42] и др. И.А. Гюльденштедт, ученый, путешествовавший в течение трех лет по Кавказу во второй половине XVIIIв. отмечал, что жители называют сами себя и землю свою Адиги, турки и татары – черкас, грузинцы – черкессияни, россияне – черкесами, немцы – черкессиен, а осетинцы – казах…[43] Тэтбу де Мариньи, француз по происхождению, имевший возможность достаточно близко общаться с адыгами писал, что в Европе знали эти народы под общим именем «чиркассиенс». Русские называют их черкесы…Интересно, что черкесы сами себя называют только «адыги»; мы не находим следов этого имени в том, что оставили нам историки древности. …имя черкесов должно вероятно, происходить от «керкеты»…[44] Приведенные выше выдержки из работ известных авторов достаточно убедительно показывают, что народ, который сам себя называл «адыгэ» во всем мире был известен как «черкесы».

Первые упоминания самоназвания народа относится к 70-м гг. XV в. Впервые термин «адыге» наряду с этнонимами «черкес» и «зихи» назван Георгием Интериано. Он писал: «Зихами (zichi) зовутся они на народном греческом и латинском языках, татары и турки зовут их черкесами, а на их собственном наречии имя им адиге».[45] Они живут (на пространстве) от реки Таны до Азии по всему тому морскому побережью, которое лежит по направлению к Босфору Киммерийскому, - пишет далее Интериано, ныне называемому Восперо, проливом Святого Иоанна и проливом Забакского моря, иначе – моря Таны, в древности называвшегося Меотийским болотом, и далее за проливом по берегу моря вплоть до мыса Бусси и реки Фазиса и здесь граничит с Абхазией, т.е. частью Колхиды.[46] Высказывание Интериано считается наиболее ранним упоминанием в источниках самоназвания адыгоязычных народов.

Н.Г. Волкова отмечает, что фиксация самоназвания адыгов в источниках конца XV в. еще не означает, что возникновение термина в среде самого народа относится к этому же времени. Так, Л. Лопатинский предполагает, что в основе самоназвания «адыге» лежит этноним античного времени «зихи» через промежуточную «а-дзыге».[47] Но следует отметить, что термин «адыге» редко встречается в средневековых источниках и даже в литературе XVIII в. Едва ли ни единственное упоминание имени «адыге» в источниках того времени имеется у Палласа (Adigee).[48] Для обозначения адыгов в исторической литературе и в среде соседних адыгам народов чаще использовались этнонимы «зихи», «касоги», «черкесы».[49] Появление их относится к разным историческим эпохам. Подробнее рассмотрим происхождение термина «черкесы». В его толковании ученые выделяют три концепции: греко-римскую, иранскую, тюркскую. Это объясняется тем, что, занимая огромные территории от Малой Азии до современной Чечни, многочисленные родственные племена - древнейшие предки абхазо-адыгов не могли находиться на одинаковом уровне развития и тем более избежать взаимовлияния культур, уклада жизни и т.д. Протоадыгские племена подвергались влиянию и соседних народов. Если говорить о греко-римской концепции в толковании термина «черкес», которой придерживается большинство ученых, то она, естественно, связана с греческим влиянием.

Одно из заметных мест в истории цивилизации предков абхазо-адыгов занимали синдо-меотские племена. Древние античные авторы знали их под общим собирательным названием меоты. Древнегреческий географ Страбон к числу меотов относил синдов, торетов, ахеев, зигов. Он писал, что подле Боспорского моря лежат азиатские земли и Синдика. К этим же племенам ученые относят и фатеев, псессов, дандариев, досхов, керкетов и др. Все они под общим названием меоты являются одними из предков адыгов. В Vв. до нашей эры создается Синдское рабовладельческое государство, которое оставило немалый след в развитии кавказской цивилизации. Общеизвестно, что Малая Азия (Анатолия) была естественным мостом в передаче культурных достижений в древнейшую эпоху. Но Древняя Синдика испытала влияние не только Малой Азии, но и Греции.[50]

Самые ранние указания на греческие поселения на Северном Кавказе относятся ко второй четверти VIв. до н.э., когда существовал регулярный путь от Синопы и Трапезунда к Боспору Киммерийскому. Создание в Причерноморье греческих колоний политически, экономически и в культурном отношении тесно связанных как с античной метрополией так и коренным населением Северо-Западного Кавказа, способствовало более углубленному и достоверному познанию греками и римлянами этой части Кавказа. В настоящее время установлено, что почти все греческие колонии в Крыму возникли не на пустом месте, а там где были поселения местных племен, т.е. синдов и меотов. Синдское государство, формально входившее в состав Боспорского царства, испытало сильное влияние греческой цивилизации. Впервые термин «керкеты» (kercetai) встречается в IVв. до н.э. у греческого автора Скилака Кариандского.[51] Большинство ученых придерживающихся греко-римского толкования слова «черкес» связывают его именно с греческим «керкет».

Более основательные исследования относительно трансформации этнонима «керкет» в название «черкес» известны с конца XVIIIв. Ш.Б. Ногмов, адыгский историк и просветитель впервые в российском кавказоведении высказал предположение о связи терминов «черкес» и «керкет»: «…что касается до названия черкес, то несмотря на то, что одни его производили от персидского языка, а другие от татарского, - думаю, что естественнее всего признать в нем древнее нарицательное имя Керкет, которое греки часто употребляли для означения наших предков».[52]

Эта концепция получила развитие в трудах многих ученых, хотя ими же был высказан ряд недостатков в адрес греческой версии толкования термина «черкес».[53] Так М.В. Цицнадзе, как и ряд других авторов считает, что название «керкеты» для обозначения адыгов является термином самого позднего происхождения. Но, одно несомненно, – самоназвание этого народа адыге и лишь другие народы называют их то черкасами, то керкетами, а порой зихами.[54]

Тем не менее, большинство авторов утверждают, что основой термина «черкес» является «керкет». Ш.Д. Инал-Ипа поясняет, что у греков не было звука «ч» и соответствующую фонему они передавали через звук «к».[55] И.Х. Калмыков согласен с Л.И. Лавровым в том, что термин «керкет» позже, будучи переделан в «черкези», сохранился у грузин, которые передали его другим народам.[56]

А.Г. Авакян отмечает, что некоторые исследователи трансформацию этнонима «керкет» в термин «черкес» объясняют не прямым путем, а через латинский (римский) вариант этнонима «керкет» - «цирцет» (Circet), ввиду того, что греческую фонему «к» римляне передавали через звук «ц». Поэтому цепочка трансформации выглядит следующим образом: керкет(Kerketai) – циркет (Circet) – черкес (Cherkes).[57]

Эта версия, на наш взгляд, может быть подтверждена и тем, что начиная со второго века нашей эры племена Северного Кавказа сильно пострадали от нашествия кочевых племен (сарматов, готов, гуннов). В результате нарушается естественный процесс консолидации коренных народов Северного Кавказа, в III-IVвв. н.э. наблюдается их размежевание. Именно в этот период прерываются контакты Северного Кавказа с Малой Азией, Египтом, Сирией, Грецией.

На родине абхазо-адыгов из родственных племен образуются самостоятельные союзы – Абхазский, Зихский и Касожский. Последние два -чисто адыгские. Т.е. с этого времени на задний план уходят те племена, которые в прошлом играли наиболее важную экономическую и политическую роль, каковыми были синды и меоты. На смену им на историческую арену выходят наиболее уцелевшие адыгские племена и начинают занимать доминирующее положение на Северо-Западном Кавказе. Это – зихи и касоги.

К.Х. Унежев предполагает, что зихи меньше всего пострадали от нашествия кочевых племен и смогли выделиться от остальных родственных им племен. Укрепление политического и экономического значения зихов среди соседних им родственных племен началось задолго до гуннского нашествия на Северный Кавказ. Одним из факторов, способствовавших этому, было то, что еще во II веке н.э. вождь зихов Стахемфах установил контакты с римлянами и признал себя подданным римского (византийского императора). Но зихи все-таки не подчинились римлянам. Это подтверждает византийский писатель-историк Прокопий Кесарийский, который в середине VI века н.э. писал, «что в древности этим зихам римский император назначил царя: теперь же эти варвары ни в чем не повинуются римлянам». А византийский летописец Феофан, живший во второй половине VIII – начале IXв., упоминает Зихию как исключительную страну на восточном берегу Черного моря. В зихский союз входили тогда почти все остальные адыгские племена Северо – Западного и Западного Кавказа.[58]

В Iв. н.э. начинается активное проникновение алан в восточные районы Прикубанья. Древнееврейский историк Иосиф Флавий писал, что «племя аланов есть часть скифов, живущая вокруг Танаиса и Меотинского озера».[59] Аланы входят в тесные взаимоотношения с Боспорским царством. Подтверждением этому служит плита Херака (208г. н.э.) – главного аланского переводчика, найденная в станице Таманской.[60] Проникновение на Северный Кавказ кочевничьих элементов в лице алан привело к значительному уменьшению оседлого населения по правобережью реки Кубани и восточных ее районах. Со IIв. н.э. усиливается натиск сарматов в районы проживания меотов. Установление гегемонии алан в степях Приазовья и Северного Кавказа естественно не прошло бесследно. События этого периода и обусловили появление в XIXв. иранской концепции в толковании термина «черкес».

Иранской версии придерживаются В.И Абаев, М. Фасмер и др.[61] Согласно иранской концепции, термин «черкес» означает «caerqaes» (орел). В.И. Абаев проводит ближайшую параллель иранского слова «caerqaes» с согдийским «carkas» – «хищная птица», исходной формой для последнего считая «karkasa» (букв. «куроед») и, сравнивает karkasa с аварским kahrkasa, пехвелийским karkas, персидским karqas – «коршун». Подтверждением этой цепочки В. Абаев считает вогульское слово sarkes, корнями уходящее в скифо-сарматский язык.[62]

Иранская концепция дает четкое определение этимологии термина «черкес» через скифо-сарматский корень и иранское слово «caerqaes» (орел, коршун, куроед), а также объясняет терминологию «Kercetai» через иранское окончание /- tai /. Подтверждением лингвистическому обоснованию служит факт наличия иранского субстрата в районе проживания черкесских народов на Западном Кавказе в древности и раннем средневековье.[63]

Следует отметить, что Маркварт, говоря о керкетах, писал, что они несомненно являются собственно черкесским племенем, чье название начиная с монгольского времени связано с Karkas, что означает «четыре племени касс» и связано с древним аланским обозначением «кашак», древнерусским «касоги», греческим «касахия» (Kadacia) и составляет определение черкесов, но не связано с керкетами и принадлежит к многочисленным скифско-иранским формам множественного числа на /-ta /, которые передают названия племен на – tai (керкетай).[64]

Если даже принять за основу первоначальное иранское происхождение термина «черкес», то факты говорят о том, что его окончательное формирование и распространение, а также этническая природа связана с тюркской средой. Поэтому, возможен вариант перехода от иранской концепции к тюркской посредством изменения толкования иранского слова carkas или адаптации его к тюркской лингвистической среде. Подобным образом объясняется этимология термина «черкес» в так называемой промежуточной, тюрко-иранской теории происхождения термина «черкес».

Известный немецкий востоковед, академик Г.Ю. Клапрот писал: «…Однажды старый татарский мулла объяснил мне совершенно серьезно, что имя «черкес» составлено из персидского «чехар» (четыре) и татарского «кес» (человек), потому что эта нация происходит от четырех братьев…»[65]

Один из представителей тюрко-иранской концепции Фолькер предложил оригинальный вариант трактовки термина «черкес». Чисто тюркское (татарское) образование cara – siz, т.е. «без места, не имеющий места» и ceri-kes «человек-воин» боец, воин, солдат, образованное из тюркского ceri – войско, воин и заимствованным из персидского слова kes – человек, личность. Фолькер не исключает, что последнее может быть также персидским словом – kas – «кто-то».[66]

А венгерский ученый, этнограф Бесс Де Жан-Шарль, побывавший на Кавказе, писал: «Черкесы представляют собой многочисленный, храбрый, сдержанный, отважный, но малоизвестный в Европе народ…Мои предшественники и путешественники утверждали, что слово «черкес» происходит из татарского языка и составлено из «чер» («дорога») и «кесмек» («перерезать»), но им не приходило в голову придать этому слову естественный и более подходящий к характеру этого народа смысл. Нужно заметить, что «чер» в персидском языке означает «воитель», «мужественный», а «кес» означает «личность», «индивидуум», «один из них». Из этого можно заключить, что именно персы дали название, которое сейчас носит этот народ…»[67]

Эти высказывания подтверждают возможную связь (или наличие переходной стадии) между иранской и тюркской версиями.

Сторонники тюркской концепции считают, что термин «черкес» появился в XIIIв. в период монголо-татарского завоевания. Ссылаясь на источники, они отмечают, что именно татары впервые начали называть зихов черкесами. Н. Волкова считает, что этническая природа возникновения термина «черкес» связана с тюркской средой и с политическими событиями XIIIв.[68]

Один из сторонников тюркской (татарской) концепции В.М. Аталиков утверждает, что появление терминов «черкес» - «жарказ» и «Черкесия» связаны с Крымским Ханством. Он это обосновывает тем, что название Черкесия (или Жарказия) в источниках появляется только во второй половине XIIIв., а до этого употребляется название «Зихия». Но именно в XIIIв. в Крыму обосновываются татары, которым и обязаны зихи этнонимом «жарказы», которое позже трансформировалось в «черкесы». Татары, как известно, были кочевниками, а зихи – земледельцами, что и выражается на тюркских языках термином «жарказ» (жар/джар – земля, каз/касс – копать, резать, пахать, обрабатывать). По теории лингвистики, и в частности тюркологии, фонемы «ж/дж» и «з» могут трансформироваться соответственно в фонемы «ч» и «с».[69]

Тем не менее, наиболее распространенным толкованием термина «черкес» среди сторонников тюркской (татарской версии) является все-таки «ceri-kes» или чисто тюркское «cer-kes» буквально «режущий голову, головорез».

Несмотря на большой разброс мнений вышеизложенное подтверждает, что термин «адыги» является эндоэтнонимом, а «черкесы» экзоэтнонимом народа. Не вызывает сомнения тот факт, что этноним «адыге» и экзоэтноним «черкесы» появились в ходе многовекового и сложного исторического процесса формирования адыгской этнической общности.

Таким образом, научно-обоснованно, что адыгская этническая общность в течение тысячелетий формировалась именно на территории Северо-Западного Кавказа. Для данного исследования это принципиально важно, т.к. только в случае, если этнос имел возможность долгосрочного обладания своей территорией («почвой»), его раздробление может еще не означать уничтожение этноса. Мировой исторической практикой доказано, что отдельные группы такого психологически крепкого этноса, живя в разных странах, долгое время сохраняют свою этническую идентичность, язык, другие общие элементы и блоки культуры. Это относится и к адыгам.

Светлана Кудаева,

Доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой истории и права Майкопского государственного технологического университета. Заслуженный деятель науки Республики Адыгея. Член-корреспондент Адыгской (Черкесской) Международной Академии Наук.

Аdyg19th.mkgtu.ru
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 27-10-2012, 13:12. Просмотров: 2900
Другие новости по теме:
Адыги, убыхи и абхазы проживают на Северном Кавказе с глубокой древности
Меоты, синды, керкеты, тореты, зихи, ахеи - предки адыгов (черкесов)
«Адыгэ Хасэ» КЧР: К происхождению этнонимов «черкес» и «кабардинец»
Отрывок из книги Руслана Бетрозова «Адыги. Возникновение и развитие этноса»
Хусейн Кушхов: Один народ одно имя, мы - адыги-черкесы