Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Иной взгляд на треугольник: Саакашвили, Иванишвили и грузинский народВообще нам отсюда, из нашего далека казалось, что в Грузии на последних выборах произошла простая вещь. Михаил Саакашвили, сделав в течение 9 лет многое, посчитал это достаточным пиаром для своей партии, Бидзина Иванишвили пообещал сделать чуть больше, чем сделал предшественник, и обошел его ровно настолько, насколько больше пообещал. И народ ровно настолько же повелся.

Гадали мы лишь о том, насколько быстро народ, опьяненный мечтой, протрезвеет. И, как нам кажется, это происходит гораздо быстрее, чем мы могли ожидать.

Впрочем, Натпресс предлагает читателям иной – поэтический взгляд на произошедшее. Ведь, согласимся, поэзия нам тоже не чужда.



« …мечтанье юношей питает и старцев мудрых усыпляет»
А. С. Пушкин


В течение последних шести лет интересно было наблюдать трансформацию грузинского общества на пути к развитому «Бидзинизму». Общество все время мыслило на уровне метафор. Людей все время тянуло сначала к Надежде (Имеди), которая не осуществилась, но зато постепенно переросла в мечту, которая, вдруг, неожиданно для всех сбылась.

На самом же деле, такая неистребимая тяга к неодушевленным именам существительным с абстрактным значением объясняется многочисленными психофизиологическими факторами. Классическая цепочка – слово-смысл-понятие-референт – приобрела в трактовке наших людей лишь психологическое направление, в котором никак не отражен смысл, а лишь есть поверхностное прикрепление к знаниям о мире. Оказалось, что именно то, в чем нет конкретного содержания, манит их больше всего. Ясность содержания была абсолютно никчемным атрибутом для восстановления справедливости, «возвращения чести и достоинства» целому народу в отдельно взятом государстве. Подумать только. Сколько же это чести, достоинства и справедливости надо сгенерировать, чтобы удовлетворить потребности всех в таковых. И уже тогда ни нефть, и ни газ не понадобятся. Только не очень понятно, как можно возвратить опять-таки столь абстрактные и аморфные понятия всем и сразу, да еще так, чтобы огромная часть общества приняла бы их без поправок и оговорок. А когда возвратят? Кто и как это будет измерять и в каких единицах?

В общем, слова с позитивной окраской абстрактного происхождения наиболее благоприятствуют и располагают в борьбе за власть, тем более когда твой избиратель – надежный мечтатель, полный чести и достоинства и к тому же свято уверовавший во всемирное торжество справедливости. При этом даже не интересующийся о механизмах возвращения таковых. Вот так и живем по понятиям, которые по умолчанию, настолько укоренились и срослись с самим естеством каждого индивида, что по-другому он уже даже не мыслит своего существования.

А им девять лет про демократию рассказывали, про какие-то ценности упоминали. Не вышло сословного диалога, друзья. Надо признать и признаться себе самим. «Любовная лодка разбилась о быт», а точнее об понятия и их содержание. А вы все о формах. Да о формах. Вам усердно и последовательно обещали интеграцию с Европой, слиться в экстазе с НАТО и вместе с этим стратегически, а иногда и тактически «партнерствовать» с Америкой. Но старушка Европа, к сожалению, была уже не в силах нас обласкать, НАТО оказалась девушкой беспечной, хитрой, и любящей флирты на стороне. Ну а мадам США вовсе невдумчивой, невнимательной и, видимо, не готовой к таким долгосрочным партнерским отношениям, хотя вроде бы стаж обязывал. К этому времени и народ подустал, практически десять лет находившийся в состоянии нано технологического эксперимента.

По сути, им сменили привычную среду обитания, соединили несоединимое, и ожидали приобретения новых характеристик и качеств, которые изначально просто не значились в списке характеристик. Существовали они лишь в описаниях, представлениях и исторических хрониках. В ходе эксперимента у его участников появилась лишь внешняя реакция на происходящее и поразительное изменение поверхности. Внутри же элементы продолжали оставаться неизменными. Видимо, слишком стойким и добротным оказался материал. Все-таки made in USSR! Это тебе не Китай какой-то. Короче говоря, эксперимент, претерпев ряд технологических прорывов, провалился. На выходе был получен слегка видоизмененный в силу развития научно-технического прогресса материал, с едва улучшенной формой благодаря современным достижениям медицины. Сии процессы никак не затронули ментальные ресурсы и сознательные инстинкты. Не были изменены и традиционные поведенческие линии. Что поделаешь, не случилось «химии» с лаборантами!

Лишь с течением лет некоторые кристаллизовались, некоторые распались. Незначительная часть «выкристаллизовалась», ничтожное количество испарилось. Все остальные «выпали в осадок». Насадить «не насаждаемое» оказалось провальным даже в эпоху стремительного развития новых технологий. Да и экспериментаторы тоже не сильно преуспевали в осознании происходящего и удачно (для себя) быстро забыли, что народ – это не «фокус группа» для выявления и определения степеней возможности реализации своих идей и инноваций. Упоенные властью, убаюканные мыслями о непоколебимости системы, уверовавшие в свою правоту и непревзойденность, убежденные, что стоят на страже «мира, демократии, прогресса» и «глаголом жгут сердца людей», они изо всех сил старались реанимировать угасшую страсть электората. «Но слишком узок стал их круг, и слишком далеки были они от народа».

Однако, царедворцы не унимались – вам и мосты, вам и дороги, вам и инвестиции, вам и зрелища, и отстроенные заново города и села, наконец! Но нет, демос оставался непреклонным и предпочел погрузиться в тихий гипноз «чорвильского» мечтателя. Владелец банков, заводов, аптек и пароходов, «зацепил», затронул самые «чувствительные струнки» в душах, сердцах и желудках. Это, безусловно, зависело у кого, что выше. Но превыше всего оказалось наше «уникальное» чувство «собственного достоинства» и уязвленного самолюбия. А оно у нас особенное, как демократия у Путина, суверенное. Коллективное бессознательное сработало безотказно. И именно это бессознательное и безответственное определило нынешнее бытие, которое никак не лучше предыдущего и которое определилось именно сознанием. И никак не наоборот. Такого даже Маркс не мог предполагать.

Но зато все это преисполнено такой «изумительной» «кратией» демоса, что люди млеют, ликуют и готовы «задрав штаны» бежать за новоявленным покровителем. «Приедет барин – всех рассудит». Приехал-таки и таки рассудил. Да еще как судит – четко, по понятиям. Создается впечатление, что новые правители – члены выездной сессии Страшного Суда.

«О, сколько нам открытий чудных» готовил не «просвещенья дух», что даже «опыт, сын ошибок трудных», никак не может помочь в осознании происходящего.

Всемогущий Правитель мечтателей и романтиков, лириков и физиков, светских львов и львиц, авторитетов местного масштаба и негодяев повсеместного, конформистов и пацифистов, экологов и гинекологов, сейсмологов и астрологов, не спешит заниматься «сбыванием мечт». Медлит, нерасторопный наш. То ли фантазия иссякла, то ли его собственные мечты сбылись. Управляет, как может, говорит, как знает. Чувство когнитивного диссонанса все больше обуревает и одолевает крошечную кучку трезвых голов. Но кучка, увы, даже самая могучая, не в силах (материальных и интеллектуальных) побороть всеобъемлющий национальный постгипнотический транс. Точнее, даже не транс.

Сегодняшний диагноз состояния общества – это сепсис, осложненный слабым иммунитетом, неустановленной стремительной инфекцией и характеризующийся провалами в памяти. Нужный и действенный антибиотик еще не найден. Организм, сам того не подозревая, мобилизует свои последние силы, хотя подсознательно больной понимает, что ему необходим антидот последнего поколения, который по всей видимости, существует, но еще не апробирован на людях. И сам себе думает, мучаясь и вопрошая, почему именно он подхватил такую инфекцию.

А тем временем события развиваются на стыке драматизма и гротеска. Постепенно больной впадает в маразм. А маразм – это не оргазм (И. Губерман). И если сейчас большинство хотя бы имитирует таковой, будучи уже в маразме, то все потуги имитации в будущем при существующей и прогрессирующей болезни дают твердые основания предполагать, что не придется рассчитывать даже на секс по телефону.

Состояние, при котором «мы не пашем, не сеем, не строим, мы гордимся общественным строем» стало, а скорее всегда было идеальной формой существования, для которого содержание никогда не имело никакого значения!

natpress
 (голосов: 1)
Опубликовал administrator, 8-01-2013, 12:25. Просмотров: 686
Другие новости по теме:
Юлия Латынина: О «Грузинской мечте» и жареном зайце, бегущем по улице
Грузия приступает к пересмотру политики в отношении Абхазии и Южной Осетии
Шмулевич как причина падения Саакашвили или "Еще ничего не потеряно"
Адыгэ Хабзэ: опыт частного постижения, - Мадина Хакуашева
Руслан Курбанов: Наша молодежь теряет наследие своего народа, а народ – сво ...