Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Черкесы Сирии, занимая нейтральную позицию в гражданской войне, становятся все более инородными в этой арабской стране. Уже не менее 10 тыс. из них покинуло ее, беженцев было бы гораздо больше, однако поток людей останавливает то, что им некуда деться. Первая волна в значительной степени исчерпала материальные возможности ближайших черкесских диаспор, а на государственном уровне не берется помочь ни одна страна, в том числе и Российская Федерация.

Об этом и некоторых других факторах, которые создают нынешнюю бедственность положения сирийских черкесов, рассказывает один из активных общественных деятелей Адыгеи и зарубежья Али Бганэ.


Али Бганэ: Ни одна страна на государственном уровне пока не занимается черкесами Сирии– На сегодняшний день Сирию, на мой взгляд, в течение достаточно короткого срока готово покинуть еще порядка 10 тыс. черкесов. Это не все, кто не может найти себе места в стране, но наиболее обездоленная их часть, чье имущество превращено в пепелища.

Черкесы, как известно, живут в Сирии не компактно – их села находятся в нескольких отдаленных друг от друга провинциях. Когда война вспыхивает в одном из мест компактного проживания, люди на время уходят в другое – чаще всего к своим сородичам. Затем возвращаются, пытаются снова закрепиться. Но тут и к ним, хоть у них уже нет условий, приходят беженцы издалека.

– В СМИ писали о том, что черкесы страдают из-за своей позиции – нейтралитета. Будто их принуждают: вступайте в наши ряды или убирайтесь. Так ли это?

– Есть в этой войне и межнациональный акцент, но пока черкесам удается договариваться со сторонами. И с правительственной, и с оппозиционными.

– А что можно сказать о заявлениях по тому, что черкесы все-таки воюют – либо на стороне Асада, либо на стороне его противников? Или об утверждениях, что есть черкесы задействованы с обеих сторон?

– Я думаю, если и воюют, то их единицы. Нынешний конфликт в Сирии – это конфликт между интересами миллионов. И черкесы Сирии просто не в состоянии заметно повлиять на то, чтобы создать, скажем, верховенство какой-либо из сторон конфликта. Может быть, поэтому они ни к кому не примыкают.

Во всяком случае, мы в основном слышим о потерях среди мирного черкесского населения. Но не о солдатах или повстанцах. Это не война черкесов.

– А чья она – эта война? Или поставим вопрос по-другому: чья победа выгодна черкесам в этом конфликте?

– Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нужно рассказать о том, что послужило причиной событий. По моему мнению, сирийская революция, как и остальные арабские, начинались с экономических требований. Развитие СМИ в современном мире привело к тому, что никакая внутренняя пропаганда уже не могла убедить граждан Ливии, Египта, других стран, что живут эти граждане очень хорошо. Люди постоянно вынуждены сравнивать – те, например, в Европе живут хорошо, а мы – плохо.

Это и стало движущей силой протестных масс – захотелось перемен.

– Вы хотите сказать, что черкесам, которые находились в Сирии, меньше нужны были перемены, чем арабам.

– Уверен, что требований у них меньше. Они живут в чужой стране, и по логике, должны довольствоваться тем, что имеют. Правда, сказанное не значит, что из-за этого сейчас нет опасности более широкого вовлечения черкесов в войну.

Но сказать я хочу все-таки о другом. О том, чья победа выгодна или не выгодна черкесам.

Так вот, в Сирии все пошло не по ливийскому или египетскому сценарию, а, скорей всего, по ливанскому. В конечном счете, то простое желание людей в переменах к лучшему, о котором я сказал выше, разными силами было подогнано под свою идеологию.

Причем этих сил в Сирии не две, как это часто понимается: «за» правительство и «против» правительства. Их – четыре-пять. И видящие это местные черкесы наверняка как никто другой понимают, что война, длящаяся здесь уже больше двух лет, не закончится ни в чью пользу.

– И сколько она, на ваш взгляд, продлится?

– Трудно сказать, конкретно – сколько. В Ливане, с которым я провел аналогию, она шла лет 15. Затем произошло замирение: столица Бейрут вследствие этого долгое время делилась на сектора. Да и сейчас Ливан не самое спокойное место на Ближнем Востоке.

– А скажите: вы действительно считаете, что возможности черкесской диаспоры по приему беженцев исчерпаны?

– Для Иордании беженцы уже давно стали причиной экономической напряженности. Для Турции, думаю, проблема не так остра. Что касается «черкесских» республик Северного Кавказа, то, как я надеюсь, здесь даже у общественного уровня еще найдутся незадействованные возможности.

– На Facebook была опубликована информация о том, что в столичном Хасэ Майкопа есть список подписей тех черкесов, кто хочет вернуться в РФ? Якобы в него входит около 400 человек.

– Верно, есть. С этим списком сейчас организация и работает. Необходимо найти способ оказания помощи этим нуждающимся. Пока речь идет о проработке членами организации законодательного аспекта, поскольку, как вы, видимо, знаете, квоты на переселение в наших республиках исчерпаны.

– А скажите, этот список – со всей Сирии или из какой-то одной провинции?

– Из одного селения. Мардж-Султан называется. Оно в 15 километрах от Дамаска...

– Что ж, удачи вам! И спасибо за полезную информацию.

– Спасибо и вам!..

natpress
 (голосов: 1)
Опубликовал administrator, 1-10-2013, 15:13. Просмотров: 1533
Другие новости по теме:
Али Берзег: В Сирии воцаряется хаос, черкесы ищут пути спасения
За два года войны Сирию покинуло около 10000 черкесов, 1500 из них вернулос ...
В марте состоится встреча иорданского, израильского и турецких комитетов по ...
Яхья Сташ: Как это было в 1967 году с беженцами-черкесами Сирии
В Сирии сейчас правду о российской помощи черкесам едва ли скажут