Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


На конференции в Анкаре «Кавказскую войну XIX века» обсудили, но не осудили – даже черкесы


На конференции в Анкаре «Кавказскую войну XIX века» обсудили, но не осудили – даже черкесыВ Анкаре в Университете экономики и технологий (TOBB-ETU) 30 сентября 2013 года состоялась международная конференция «Кавказская война XIX века: Realpolitik и «войны памяти». В ней участвовали представители России, Турции, Грузии и Азербайджана, которые обсудили «исторические проблемы Кавказской войны ХIХ века». Присутствовали-таки на ней и ученые Северного Кавказа, в частности, кабардинские.

То есть это последнее опровергает предположение Натпресс , озвученное за несколько дней до начала данного мероприятия, о том, что, скорей всего, в Анкару не приглашены ученые-черкесы. Оказалось – были приглашены и выступили. Но оказалось также и другое – лучше бы ни того ни другого не случилось.

Смысл таких встреч может быть в том, чтобы действительно свободные ученые, заинтересованные в поисках истины… и т.д. и т.п. А если это мероприятие проводит мощная пропагандистская инстанция, которая лишь делает вид исследователя? А если на мероприятие призваны члены какой-то из ее подневольных ячеек?

Например, те же черкесы. Могут ли они в таком случае в своем докладе, скажем, акцентировать внимание на то, что в Сочи, как и в любом месте массовых захоронений, нельзя весело кататься с горочки на санках даже безгрешным детям? Нет, они на такую крайность наверняка не пойдут, а выберут заведомо «компромиссную» позицию.

Тем не менее мы представляем на суд одну статью по докладу, зачитанному на конференции, автору которого, на наш взгляд, меньше всего удалось покривить душой. Возможно, потому что не обошел тему горочек и саночек.

Лишь, пожалуй, эта фраза цепляет: «различные подходы к осмыслению Кавказской войны не столько опровергают, сколько дополняют друг друга». Получается, что если и был на конференции абсолютно лживый доклад, то он тоже на пользу.

Касболат Дзамихов: значение Кавказской войны можно понять только на фоне всех отношений России и Кавказа

На конференции в Анкаре «Кавказскую войну XIX века» обсудили, но не осудили – даже черкесы«Черкесский взгляд» на Кавказскую войну и её интерпретацию в российской историографии и общественном сознании раскрыл 30 сентября на международной конференции «Кавказская война XIX века: Realpolitik и «войны памяти» завкафедрой истории Кабардино-балкарского университета Касболат Дзамихов. В первую очередь профессор подчеркнул, что любые попытки предложить «современную», «новую», «комплексную» трактовку Кавказской войны в отрыве от историографической традиции и достижений северокавказской историографии бесплодны.

«Изучение Кавказской войны в отечественной историографии развивалось при сильнейшем влиянии идеологической составляющей, что оказало определяющее воздействие на характер исследований, на выбор сюжетов, на трактовку источников, на построение концептуальных работ. Это в полной мере относится и к российской имперской традиции. Не отрицая, что Кавказская война была вызвана продвижением России на юг, русские дореволюционные авторы целиком оправдывали решительную политику Петербурга на этом направлении исторической необходимостью, державными интересами и даже нравственными соображениями (цивилизаторская миссия, избавление христианских единоверцев от мусульманского ига и т.д.)», - отметил Дзамихов постоянство влияния идеологии на историю Кавказской войны.

«Одно из характерных проявлений такого подхода - отрицание горской культуры как таковой, муссирование «дикости» местных племён, уклонение от изучения войны как цивилизационного конфликта. Победа России в Кавказской войне преподносилась как однозначно благое дело: Россия получала очень важную в геостратегическом отношении территорию, а горцы – основы «гражданского быта» и возможность для приобщения к цивилизации и культуре. Вопрос о ближайших и отдалённых последствиях Кавказской войны в контексте внутреннего развития горских народов практически не ставился», - указал профессор на одну из историографических лакун, связанных с Кавказской войной.

Идеологизация лишь усилилась в революционный период российской истории. «Теперь движение горцев стало рассматриваться в русле общероссийского освободительного процесса, включавшего «антиколониальные силы». Критерий «прогрессивности» того или иного явления чаще всего сводился к способности расшатывать опоры русского царизма. Суждения и оценки теоретиков и вождей революционного социализма, полностью соответствовали европейскому общественному мнению, которое в своей значительной части традиционно резко критически относилось к внешней и внутренней политике Российской империи», - напомнил Дзамихов, приведя в пример отношение к Кавказской войне Карла Маркса и Фридриха Энгельса, для которых движение кавказских горцев было прогрессивной и освободительной борьбой против «жандарма Европы».

В советский период на понимание Кавказской войны воздействовали классово-партийные принципы. «В ранг «фундаментальных», «теоретических» положений были возведены идеологизированные высказывания Маркса и Энгельса, Ленина и Сталина. Во многом на них строился вывод об «антиколониальном» характере движения. Они же якобы позволяли обосновать тезис о складывании в ходе Кавказской войны классового союза между угнетёнными трудящимися Северного Кавказа и России против классового союза между местными и русскими эксплуататорами, опиравшимися на «реакционный» царизм. Отсюда вытекала идея о единстве, сплочённости и дружбе народов в борьбе с самодержавием», - рассказал историк, добавив, что до 1980-х изучение Кавказской войны находилось в состоянии глубокого кризиса.

На конференции в Анкаре «Кавказскую войну XIX века» обсудили, но не осудили – даже черкесыВ частности, по его словам, за 50 лет не появилось ни одной фактологической истории этой эпопеи, и поддерживался миф о том, что единственным вождём горцев был имам Шамиль, а основным фронтом – Восточный Кавказ. Выйти из тупика позволила резкая актуализация проблематики путей и форм вхождения народов Северного Кавказа в состав России на рубеже 1980-1990-х годов.

«Общий сдвиг в историографической ситуации определялся соединением двух тенденций. Во-первых, переходом инициативы в определении общественной и научной актуальности тех или иных тем к местным интеллектуальным кругам, тесной увязкой постановки научных проблем с национальным вопросом, восстановлением исторической памяти, возрождением национально-культурных традиций. Во-вторых, установкой на замещение идеологемы «добровольного вхождения» народов Северного Кавказа в состав России идеологемой завоевания и колониального порабощения», - поведал о резких изменениях в историографии Кавказской войны в этот период Дзамихов.

Всё это многообразие концептуальных подходов и острая дискуссионность проблематики Кавказской войны, подытожил профессор, объясняется сложностью и многомерностью этого исторического феномена.

«Его целостная интерпретация в какой-либо отдельной плоскости – истории международных отношений, геополитики, социальной истории народов Северного Кавказа, политической истории России и т.д. и т.п. – невозможна. Значение Кавказской войны для нас, для настоящего и будущего России и, особенно народов российского Кавказа, можно определить, только рассматривая её на фоне всего длительного исторического цикла российско-кавказских отношений от их истоков до сегодняшнего дня. В этом случае обнаруживается, что различные подходы к осмыслению Кавказской войны не столько опровергают, сколько дополняют друг друга», - обратил внимание на положительный эффект разностороннего освещения Кавказской войны в историографии завкафедрой истории КБГУ.

Международная конференция «Кавказская война XIX века: Realpolitik и «войны памяти» приняла итоговое заявление

В итоговом заявлении подчёркивается, что в истории народов Кавказа XIX стал одним из «долгих» веков. «Как переходный от традиции к новому времени и от самостоятельного существования к интеграции в состав Российской империи он начался в XVIII веке, а завершился в XX веке», - сказано в документе. - Кавказская война представляет собой только один из этапов исторического взаимодействия России и народов Кавказа, которое началось гораздо раньше и продолжается до наших дней. Кавказ стал для Российской империи вызовом не только политическим, но и культурным. Именно в XIX веке она утвердилась в качестве Кавказского государства, распространяя узы гражданства и новые культурные практики в иной, но постепенно становящейся своею среде».

На конференции в Анкаре «Кавказскую войну XIX века» обсудили, но не осудили – даже черкесыИтоговое заявление конференции констатирует, что одни и те же события Кавказской войны неизбежно приобретали разное значение в разные времена, а в качестве ключевых для интерпретации прошлого принимались разные события. «Когда такие интерпретации провозглашаются в качестве полной и окончательной истины, которой надо следовать в сегодняшней жизни, они превращаются в мифы. Исторические мифы иногда порождаются искренними заблуждениями, иногда - политической конъюнктурой. «Войны памяти» ведутся не за утверждение истинного знания о прошлом. Те, кто ищут истину, не воюют друг с другом, а учатся друг у друга», - подчёркивают участники конференции.

По их убеждению, средства против «войн памяти» – профессионализм и открытая академическая дискуссия. «Профессиональное сообщество историков не отгораживается от запросов современности. Но оно отвечает на них в соответствии с собственными критериями – правилами и нормами академической исследовательской работы. Полагаем, что ключевое требование к профессиональному историку – это знание контекста событий, которые он изучает, - как регионального, так и глобального», - сказано в документе.

«В истории Кавказской войны было немало трагических страниц. Профессиональный историк заинтересован не в замалчивании, а в обнаружении всех фактов, чтобы построить обоснованные, доказательные и непротиворечивые интерпретации Кавказской войны как исторического явления определенной эпохи. Оценивать эти факты он будет в контексте той эпохи, в соответствии с представлениями и практиками того времени. Если же предметом его исследования является более широкая история российско-кавказских отношений, включающая и современный их период, то значение событий прошлого будет оцениваться в контексте современных и перспективных интересов стран и народов региона», - поясняют свою позицию участники конференции.

Также в итоговом заявлении отмечено существование независимой от политической конъюнктуры общности интересов России и всех народов Кавказа, в одинаковой степени заинтересованных в мире, долгосрочной стабильности и успешном развитии. «Сохранение и развитие братских связей адыгов и других кавказских народов, проживающих в России, Турции, Сирии, Иордании, Израиле, Абхазии и других стран может стать залогом будущих добрососедских отношений в регионах Черного моря и Ближнего Востока. Мы верим, что наша общая история может и должна стать почвой не для вражды и разделения, а для искреннего заинтересованного диалога и культурного обмена», - заявили историки и политологи, принявшие участие в мероприятии, призвав коллег к диалогу, основанному на вдохновенном изучении прошлого.

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 8-10-2013, 15:50. Просмотров: 1608
Другие новости по теме:
Конференция «Кавказская война XIX века: Realpolitik и «войны памяти» пройде ...
В столице Адыгеи открылась выставка «Страницы истории народов Северного Кав ...
В Москве открыта выставка «Страницы истории народов Северного Кавказа...»
Президент РФ Борис Ельцин к 130-летию окончания Кавказской войны
К 150-летию окончания Русско-Кавказской войны АРИГИ проводит опрос