Архив сайта
Сентябрь 2017 (22)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Часть 2 – «Есть ли будущее у черкесов?»


Евгений Ташу: Добрый день, Авраам! От имени администрации группы и ИА «Адыгэ Хэкум и макъ. Голос Черкесии» приветствую Вас и благодарю за то, что согласились уделить нам время и ответить на оставшиеся после первой беседы вопросы. Также в ходе конференции желающие могут задать новые вопросы.

Итак, первый вопрос: Авраам. На Ближнем Востоке началась чехарда религиозных войн и переворотов. Религиозные фанатики свергают светские режимы, учиняют гражданские войны, истребляют мирное население, которое хочет жить по светским или по своим национальным законам, а не по навязываемому шариату. Рано или поздно, но подобные события всколыхнут и Турцию. Кто, на Ваш взгляд, может быть союзником черкесов в этом взрывоопасном регионе? Могут ли быть им курды? Стоит ли черкесам начинать искать контакты с ними?

Есть ли будущее у черкесов: Он-лайн конференция с политологом Авраамом Шмулевичем. Часть 2Авраам Шмулевич:
Разумеется, стоит. Но, в первую очередь, черкесам Турции стоит в полной мере осознать, что они являются отдельным народом, со своими отдельными национальными интересами. И начать строить свою национальную политику, в том числе и внутри Турции. Тогда они естественным образом увидят, что их национальные интересы имеют очень много точек пересечения с национальными интересами других нацменьшинств, в первую очередь курдов. Начала такого сближения уже можно наблюдать, правда, инициатива исходит пока именно от курдов.

Однако, черкесы Турции не являются политической силой, не существует ни одной черкесской политической партии, или общетурецкой партии, которая заявила бы, что выражает черкесские национальные интересы. Более того черкесские организации так и не сформулировали, в чем заключаются эти национальные интересы как внутри Турции, так и за ее пределами.

Это касается даже сегодняшнего момента, когда Турция стабильна.

Но нельзя исключить и того, что произойдет то, о чем Вы говорите. Что волна нестабильности, которая охватила арабскую часть Ближнего Востока, захлестнет и Турцию, что радикальные исламисты станут действующей силой, и события начнут развиваться по типу Ирака и Афганистана, что и в Турции начнется, по сути, гражданская война. Если к этому моменту турецкие черкесы не организуются в политическую силу, то они окажутся бесправной жертвой событий, как это происходит в Ливии и Сирии, где с ними делают все, что захочется сильной стороне.

Если же черкесы найдут в себе силы политически организоваться, то я не думаю, что курды смогут быть главной опорой, поскольку турецкие курды, вообще курдское национальное движение, сильно расколото, между курдами уже в какой-то степени идет даже гражданская война, то есть радикальный исламизм имеет сильные позиции и среди курдов. Ряд исламских радикальных организаций, действовавших методами террора, например, турецкая Хизбалла, разгромленная турецкими спецслужбами, были в основном курдского происхождения, состояли, в основном, из курдов.

Черкесам, в случае начала радикализации Турции, и того, что события там пойдут по сирийскому сценарию, нужно будет искать союзников вне Турции, среди внешних сил, которые заинтересованы в стабильности. Это, в первую очередь, Израиль, Западная Европа и США. Конечно, им также следует кооперироваться и с анти-радикальными силами внутри самого турецкого общества.

Если турецкие черкесы смогут сделать это, то они еще раз сыграют важную роль, какая выпала им после распада той же Османской империи, после окончания Первой мировой войны – когда они, во многом, спасли целостность турецкого государства.

Тогда черкесы смогут стать значимым фактором и мировой политики.

Дважды в новой истории у черкесов была возможность стать политической силой мирового значения – и дважды они проваливали ее, проигнорировали предоставленный шанс.

Первый раз это было во время Крымской войны, когда черкесы не выступили на стороне Англии, Франции и Турции, не стали их союзниками. И после окончания войны были предоставлены на произвол судьбы, точнее, России. Второй раз – после окончания Первой мировой войны, когда черкесы имели возможность создать свое национальное государство на части Анатолии. Такое предложение было сделано странами Антанты, но черкесы отвергли его. В случае возможной радикализации Турции, В-севышний может дать черкесам третий шанс.

Пока, правда, не видно, что они найдут в себе силы им воспользоваться.

Есть ли будущее у черкесов: Он-лайн конференция с политологом Авраамом Шмулевичем. Часть 2Circassian Parliament: Уважаемый Авраам! Как мы давно заметили, казачество очень серьёзно готовится к развалу России и образованию своего государства на оккупированных Царской Россией черкесских территориях. Как история показала не раз, казачество очень враждебно настроено против евреев, и они по своей сущности очень агрессивные антисемиты. Они, не стесняясь, на всю Россию распространяют лозунги типа «Бей жидов, спасай Россию». Вы, как раввин, политолог, президент «Института Восточного Партнерства» как относитесь к казачеству и к возможности появления на территории Европы антисемитского государственного образования?

Авраам Шмулевич:
Современное российское казачество, действительно, является очень сильно антиеврейски настроенной силой, антисемитизм является частью неофициальной идеологии «возрождаемого казачества».

Хотя надо сказать, что так было не всегда.

Традиционное, старое – дореволюционное казачество отнюдь не отличалось каким-то особым антисемитизмом. Более того среди донских, терских, кубанских и забайкальских казаков было достаточно много природных казаков, кто принимал иудаизм (они назывались субботниками или иудействующими). В различных станицах были даже казачьи синагоги. Например, в станице Михайловской было до революции даже три синагоги. Делегаты от казачьих войск принимали участие в российский сионистских конгрессах.

Но все это осталось в прошлом. Хотя многие настоящие природные казаки помнят об этом, и казаки – иудйесивующие еще кое-где сохранились. Последние религиозные евреи-казаки были еще в 80-е годы 20-го века.

Современное организованное казачество имеет лишь частично отношение к традиционному казачеству. Оно формируется заново российской властью. И совершенно открыто российская власть, Кремль, готовит из казаков свою ударную силу, которую можно будет использовать для наведения порядка как на территории центральной России, так и, особенно, на территории Северного Кавказа, где уже использует казаков как ударную силу против северокавказских народов.

Мы видим, что антиеврейская идеология уже играет и в будущем будет играть еще большую роль в этом движении. Вообще, враждебность к «инородцам» специально насаждается центральной властью среди этих вновь создаваемых казачьих движений.

Более того, у меня такое впечатление, что местная российская власть юга России – Ставрополья и Краснодарского края – не исключает возможности того, что в России начнется распад единого российского государства, и они рассчитывают на казаков, как на опору своей власти в случае, если начнется движение по отделению от Центра. Тогда казаки будут переформированы в вооруженные силы, которые будут поддерживать правительства региона, сформированные правящей там сегодня бюрократией. Теперешние власти рассчитывают «в случае чего» с помощью вооруженных казачьих, точнее, псевдоказачьих, отрядов пересесть из кресел наместников Москвы в кресла независимых правителей – подобно тому, как это сделала партноменклатура на большей части СССР после его распада.

Circassian Parliament: Вы долгое время изучаете вопросы, связанные с черкесским движением, и вы один из немногих профессиональных аналитиков по черкесскому вопросу. Поэтому хотел бы услышать ваше мнение по вопросу – какие на сегодняшний день существуют у черкесского движения проблемы и в чём они заключаются?

Авраам Шмулевич:
Главная проблема черкесского национального движения в том, что его не существует. Не существует как политической силы. Черкесы – не политическая нация.

Нет черкесской политической организации, которая занималась бы решением проблем всего черкесского народа, нет никого, к кому можно было бы обратиться, и узнать, что требуют черкесы. Нет никого, кто начал бы добиваться выполнения этих требований.

То есть, нет четко сформулированной общечеркесской общенациональной идеи.

А она не появляется в один день. Это процесс. Сейчас у черкесов этот процесс идёт. Он идёт тяжело, больно, может продолжаться длительное время.

А пока непонятно, что такое черкесские требования. Нет единой организации, которая бы их формулировала, непонятно, кто выступает от лица черкесов.

Я считаю, что проблемы черкесов должны решать сами черкесы. А пока черкесы этого не делают. Черкесы разобщены. Они – не политическая сила.

Черкесы могли бы тут взять пример с абхазов. Несмотря на намного меньшую численность, перед войной все абхазские организации были объединены в единую организацию, в единую силу, что и позволило им добиться победы. Была ясная национальная цель. И абхазы заставили, причем не силой, ее у них не было, но силой пропаганды и политтехнологий, работать на выполнение этой цели внешние силы. В первую очередь черкесов. Пока же черкесы не могут заставить самих себя работать над достижением своих целей.

Есть еще одно свойство у черкесов, которое очень им мешает.

Царский генерал Ростислав Фадеев писал о разнице между Западным Кавказом (Черкесией) и Восточным (Чечня, Дагестан) и различных методах их покорения:

«В этом отношении, как и во всем остальном, положение вещей было совсем иное на Западном Кавказе, чем на Восточном. Начиная с того, что лезгины и чеченцы были уже приучены к повиновению, сплочены в общественное тело властью Шамиля: Русскому государству нужно было побороть имама, стать на его место, чтобы повелевать этими народами. На Западном Кавказе приходилось иметь дело с каждым человеком отдельно; надобно было бы покорять закубанцев по одному».

Но всякое свойство имеет свою положительную и отрицательную сторону. Сейчас это проявляется в том, что черкесы демонстрируют прямо-таки патологическую неспособность к политическому объединению, а черкесские активисты все время ссорятся друг с другом.

Circassian Parliament: Как в российском, так и на мировом информационном пространстве существует табу на освещение в средствах массовой информации тем, связанных с черкесским вопросом, а именно с Геноцидом Черкесского Народа, совершённого Российской империей в 19 веке. Как вы думаете, какие силы стоят за всем этим, и что ими движет?

Авраам Шмулевич:
Это не совсем так.

Табу на тему черкесского геноцида, и вообще на полное и объективное изучение событий Кавказской Войны существует только в России. В этой области мы вновь вернулись к ситуации времён СССР – когда существовала «отечественная», то есть «российская» наука и отличная от нее наука западная. То есть, можно сказать, что реставрация порядков времен СССР, о которой мечтает и лично Путин, и значительная часть российского общества – началась именно с отношения к черкесскому вопросу.

В РФ нет ни одного официального историка, который открыто бы употреблял слов «геноцид» или «этническая чистка» для обозначения произошедшей с черкесами исторической трагедии. Хотя имеются отличные специалисты, в том числе и этнические черкесы. Но они вынуждены работать почти в тех же условиях цензуры и официальных ограничений, как и историки советского периода.

На Западе же, наоборот, нет ни одного ученого – специалиста по истории Кавказа, который отрицал бы факт геноцида.

Я дал обзор западных публикаций на момент признания геноцида Черкесского народа Парламентом Грузии в статье «Как русский медведь проспал черкесский вопрос».

В последние месяцы на Западе вышли сразу две книги, в которых исследуется вопрос Геноцида черкесов. Слово «геноцид» присутствует уже в их заглавиях. Walt Richmond. «The Circassian Genocide». В 2008 Walt Richmond опубликовал книгу «The Northwest Caucasus: Past, Present, Future», где есть глава, посвященная теме геноцида и депортации.

Но, конечно, это только первые шаги.

Эти работы – лишь введение в тему. В книге проф. Ричмонда всего 178 страниц, обнимающих период от возникновения черкесского этноса до Олимпиады и дела Аслана Черкесова.

В Германии 2 октября издана книга «Der vergessene Völkermord: Sotschi und die Tragödie der Tscherkessen» («Забытый Геноцид: Сочи и трагедия черкесов»). Автор книги немецкий журналист Manfred Quiring. Событиям Кавказской войны от самого ее начала (основание Моздока) посвящено всего 37 страниц.

Это естественно. Западная историография лишь начинает интересоваться Кавказской войной. Кавказоведение не является ведущей дисциплиной. Что такое Кавказ и его важность для современного мира – в университетах Европы и США мало кто понимает.

На Западе не так уж много специалистов, которые вообще могли бы заниматься этой темой.

Естественно было бы ожидать, что зарубежные черкесы внесут свой вклад в историю своего народа. И что состоятельные черкесы, которых не так уж мало и в РФ и в диаспоре. Начнут поддерживать изучение истории черкесского народа. Выделить какие-то деньги на изучение истории черкесов – это можно без всяких проблем и в условиях путинского режима. Но этого не происходит.

Черкесские организации не спонсировали и не провели ни одной научной конференции которая была бы посвящена истории Кавказской войны, депортации и геноцида, вообще вопросам черкесской истории. Все конференции, и все научные издания на эту тему проводились или какими-то не черкесскими, западными или грузинскими фондами или официальными российскими организациями. В последнем случае понятно, какой была их направленность – «никакого геноцида не было, черкесы сами выселились».

Во всей Турции нет НИ ОДНОГО музея черкесской истории и культуры! Единственный черкесский музей за пределами РФ есть только в Кфар-Каме, в Израиле.

Сложилась такая ситуация, что черкесы, у которых есть какие-то деньги, не желают их жертвовать на изучение черкесская история, в том числе на поддержку исследования проблем геноцида.

Например, ко мне несколько раз обращались черкесский активисты из России, которые предлагали, чтобы я доработал цикл своих статей «Кровь Красной Поляны». Чтобы издал их в виде книги, и издал бы отдельной книгой мои статьи по черкесскому вопросу. Но через некоторое время они говорили мне, что не смогли добыть необходимые для этого средства. Я несколько раз говорил, что черкесам было бы хорошо организовать научный журнал, посвященный столетней русско-черкесской войне, вообще кавказской войне, провести конференцию и так далее и всегда это упиралась нехватку средств. Если сами черкесы не захотят изучать свой историю, то кто будет делать это за них?

Однако, действительно, мир мало знает об истории черкесского народа и, особенно, о той трагедии, которую пережили черкесы, об их насильственном выселении с Кавказа и истреблении.

То, что большинство людей за рубежом и в России уверены, что черкесы по своей воле покинули земли, на которых жили тысячи лет и переехали в Турецкую империю – это есть результат целенаправленной политики, которую проводили и власти Российской Империи, и сами черкесы диаспоры – это важно подчеркнуть.

В первую очередь за этим стоит не только политика российских властей – но и целенаправленное политика черкесских организации диаспоры. Что касается «вклада» самих черкесов, то после распада Турецкой империи, именно черкесы Сирии, Иордании, других арабских стран настаивали и продолжают настаивать на формулировке «махаджирство». Писали, что черкесы не были насильственно изгнаны, - а именно приехали в эти страны добровольно, чтобы избежать жизни под властью неверных, не-мусульман.

Понятно, что черкесы хотели, чтобы арабы рассматривали их не как пришельцев, которых насадила турецкая власть, а хотели представить себе как людей, которые приехали туда из религиозных соображений, чтобы жить под властью мусульман. Возможно, это объяснимое желание, но оно имело своим следствием полное искажение событий черкеской истории и забвение черкесской трагедии самими же черкесами.

Что касается властей России, то их политика неизменна и во времена Российской Империи, и во времена СССР и сейчас – «геноцида не было», было «добровольное» переселение под влиянием эмиссаров Турции и Англии, которым поверили наивные черкесы, а Россия пыталась их удержать в своих пределах.

Власти Российской Империи сознательно начали тщательно продуманную компанию дезинформации.

Это – продуманная информационная политика, имеющая под собой основание. Направлена была эта компания дезинформации, эта операция психологической войны и на нейтрализацию противодействия плану выселения черкесов со стороны многих российских генералов и чиновников. Примечательно лишь то, что и советская постсоветская власть в точности следовала пропагандисткой линии, выработанной генералами Александра Второго.

Есть ли будущее у черкесов: Он-лайн конференция с политологом Авраамом Шмулевичем. Часть 2На эту тему недавно вышла замечательная статья в журнале « Архивы и общество», Выпуск №21 и Выпуск №22. «План генерала Евдокимова (1856-1860)». Её автор Ф.А. Озова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований из Черкесска.

Я ее просто процитирую:

Военное право, действовавшее в России и в европейских государствах в XIX в., запрещало депортацию автохтонного населения из захваченных стран, признавая ее военным преступлением. Именно это обстоятельство не позволяло российскому военному руководству открыто рассуждать об экспатриации населения из Западной Черкесии, идея о которой возникла еще в 1830-х гг. (документы как тогда, так и позже носили секретный характер – О.Ф.). После окончания Крымской войны (1853-1856) и заключения Парижского договора идеи генерала А.А. Вельяминова, первого, кто высказал мысль о возможности депортации причерноморских черкесов (натухайцев) с целью захвата их земель, были развиты генералами Барятинским, Милютиным и Евдокимовым. Депортация стала рассматриваться в качестве способа окончания войны на Западном Кавказе и воплотилась в жизнь под условным названием «план Евдокимова».

Один из очевидцев выселения черкесов (по предположению Озовой, это выдающийся русский философ и мыслитель, уроженец крепости Геленджик Лев Тихомиров) писал: «План Евдокимова был совсем иной. С черкесами ужиться нельзя, привязать их к себе ничем нельзя, оставить их в покое тоже нельзя, потому что это грозит безопасности России, разумеется, не вследствие пустячного хищничества абреков, а вследствие того, что западные державы и Турция могли бы найти в случае войны могущественную опору в горском населении. Отсюда следовал вывод, что черкесов, для блага России, нужно совсем уничтожить. Как совершить это уничтожение? Самое практичное – посредством изгнания их в Турцию и занятия их земель русским населением. Этот план, похожий на убийство одним народом другого, представлял нечто величественное в своей жестокости и презрении к человеческому праву».

Что касается кавказского завоевания, взгляды Милютина носили еще более радикальный характер. Так, в своей записке к императору Александру II накануне его визита на Кавказ в 1861 г. он отмечал, что идея депортации населения Западной Черкесии является его «всегдашним убеждением».

Он отмечал «человеколюбивость» этого плана: «Колонизация Европейцев в Америке повела за собою истребление почти всех первобытных там жителей, но в наш век обязанности к человеческому роду требуют, чтобы мы заблаговременно приняли меры для обеспечения существования даже и враждебных нам племен, которых, по государственной надобности, вытесняем из их земель». Для этого Милютин убеждал выселить черкесов в донские степи, а донских казаков – на их земли – «в таком простом обмене заключается ключ к разрешению трудной задачи завоевания Кавказа...»

После Крымской войны Западный Кавказ приобрел особое значение в связи с условиями Парижского договора, запретившими России базироваться на Черном море. Именно поэтому приобрела актуальность идея об опоре при завоевании Западной Черкесии на казачьи войска и линии казачьих станиц. Предполагалось, строя новые линии казачьих поселений «стеснять постоянно горские племена до полной невозможности жить в горах», «совершенно вытеснить... из страны».

А. И. Барятинский считал, что депортации подлежали, прежде всего, черкесы Западного Кавказа, занимавшие прекрасные причерноморские земли и оказывавшие ожесточенное сопротивление Кавказской армии. Он писал: «Единственным средством прочного утверждения нашего в Закубанском крае признано водворение казаков на передовых линиях, чтобы постепенно стеснять горцев и лишать их средств к жизни. Нет причины щадить те племена, которые упорно остаются враждебными, государственная необходимость требует отнятия у них земель».

В марте 1857 г. рассмотрение вопроса о дальнейшей стратегии войны на Западном Кавказе было возложено императором на Особый комитет, представивший свое заключение в 1858 г. Приняв ряд положений Барятинского, Комитет негативно оценил планы Главнокомандующего Кавказской армией по депортации черкесов с Кавказа.

По проблеме депортации, предуготовленной черкесам Барятинским и Милютиным, комитет подчеркивал, что «это повело бы не к покорности, а к их истреблению. Такая попытка совершенно бы изменила характер войны на Кавказе, т.е., вместо постепенного замирения горских племен и постепенного подчинения их правительству не только силою оружия, но и всеми средствами, которые могли бы их сблизить с нами и обеспечить их благосостояние, нарушая сколько можно менее их вековые обычаи, повели бы к самой непримиримой и единодушной против нас борьбе, развязку которой трудно угадать...»

Относительно замечания Милютина о том, что депортация черкесов «человеколюбивее», чем способы колонизации европейцами Америки, Комитет отвечал, что истребление индейцев Америки «последовало не по заранее обдуманному плану, не по распоряжению правительства, а было естественным следствием столкновения слабых телом, духом и умственными способностями Индейцев с просвещенными, сильными и промышленными пришельцами и что едва ли можно допустить сравнение этих Индейцев с Кавказскими горцами, которые так мужественно защищают свою родину в продолжение более столетия».

Милютин в ответ составил специальную записку «с возражениями на мнение ген.-адъют. Коцебу», в которой писал: «Стеснение горцев и переселение их предполагается не как средство для очищения земель, будто бы недостающих для новых козачьих поселений, а наоборот как цель, для которой пространства, ныне занимаемые неприятелем, заселяются Русским воинственным народом, через что уменьшается числительная сила враждебного нам туземного населения».

Наказной атаман Войска Донского генерал-адъютант М. Г. Хомутов назвал выселение на Дон черкесов, а казаков за Кубань тяжелою и несправедливою мерою, «и особенно в отношении Черкесов жестокою и бесчеловечною».

Важнейшее место в политической жизни того периода занимала информационная война вокруг методов завоевания Кавказа, и, особенно, «способа подчинения» Черкесии. Она, как и военные акции, была организована и направлялась генералами Барятинским, Милютиным, Фадеевым. Особая обеспокоенность этими проблемами императора Александра II способствовала тому, что пропагандистские действия кавказского командования носили широкий размах.

Можно сказать, что была развернута целая спецоперация по организации в средствах массовой информации России и Европы многочисленных публикаций для дискредитации национально-освободительного движения кавказских народов и для оправдания преступных методов войны. Их главная цель состояла в том, чтобы меры, принимаемые на Кавказе, не возбуждали в общественном мнении Европы и России ни малейшего сомнения в законности действий имперского руководства. Для этого высшее военное командование на Кавказе предприняло поиск литературно одаренных офицеров, которые должны были готовить эти корреспонденции.

Одним из них был А.Л. Зиссерман, уже зарекомендовавший себя талантливым военным корреспондентом, печатая статьи о кавказской жизни еще с 1846 г. Он вспоминал в своих мемуарах, что в марте-апреле 1857 г. получил несколько писем из Тифлиса от генерала Р.А.Фадеева, написанных по поручению Барятинского и Милютина. Фадеев передавал Зиссерману, что Милютин поручил ему «просить вашего (Зиссермана) содействия в одном деле, занимающем теперь начальство. Иностранные газеты, особенно Journal de Constantinople, врут о Кавказе немилосердно, так что вывели из терпения не только Кавказское начальство, но и правительство».

Фадеев писал Зиссерману, что сильная часть европейской прессы, принадлежащая англо-австрийскому мнению, «предприняла возбудить в Европе такое же увлечение мнения в пользу героических Черкесов, какое возбудила она в 20-е годах в пользу героических Греков. Если дать такому потоку разыграться, он может быть очень опасен для нас...».

Была поставлена задача формировать определенное общественное мнение вокруг действий русского правительства на Кавказе: не только тем, что публиковать документы и известия, но и тем, чтобы в систематическом, одноцветном, направленном к одной цели изложении хода и сущности Кавказских событий».

По распоряжению императора к этой работе были привлечены газеты «Кавказ» («для этого и назначены ему средства, и труды сотрудников (извините за плеоназм) будут достаточно вознаграждены») и «Русский инвалид». Наиболее интересные статьи предполагалось перевести на французский язык и опубликовать в бельгийской газете «Le Nord» – «добросовестность редакции и обширность сношений доставили этой газете такой кредит в Европейской публике, – писал Фадеев в письме к Зиссерману, – что слова ея принимаются без проверки (?!)».

Фадеев уверял Зиссермана, что «цензуры не будет, кроме начальника главного штаба». Предлагалось отправлять по одной статье в месяц или в два месяца. В статьях должны были излагаться сведения не только о текущих событиях, но и освещать «характер неприятеля, интересные случаи, разумеется, в занимательной форме, чтобы на них не было отпечатка казенного труда, и, главное, без преувеличения и похвальбы. Европе рассказали такие дивные вещи о паршивых горцах, что она серьезно считает их какими-то героическими типами и питает к ним в настоящее время такую же симпатию, как бывало к Грекам во время их войны за свободу. Это-то чувство и надо рассеять действительностью».

В результате этого приглашения генерала Фадеева Зиссерман опубликовал ряд статей в «Современнике» (1857, 1858). В его статье «Современное состояние Кавказа», опубликованной в октябре 1857 г., было показано не только положение дел на Кавказе, но и дана «характеристика горцев со стороны их изуверства, алчности и продажности». В этой статье он: 1) опровергал мнение официозных газет Англии, Франции, Германии, Австрии «на счет рыцарства Кавказских горцев – героев, гибнущих, якобы отстаивая свою независимость...»; 2) показывал, «что Кавказские рыцари почти исключительно дикари-хищники, которым нужна свобода грабить и жить без всякой узды, без всякого уважения к правам другаго племени; что князья разных Черкесских родов, сознавая неизбежность потери влияния при Русском владычестве, поддерживаемые Турецкими пашами, подстрекали массы к борьбе, а подстрекать было тем легче, что горцы боялись потерять торговлю по Черноморскому прибрежью с Турецкими кочермами, на которые сбывался живой товар для гаремов».

Таким образом, можно сказать, что Зиссерман стал одним из тех, кто принял активное участие в правительственной акции, направленной на подмену понятий. Существовавший в умах современников образ кавказского рыцаря, прославленный Пушкиным, Лермонтовым, Бестужевым-Марлинским стал замещаться образом кавказского дикаря – жестокого, продажного, алчного типа, для которого не имеют никакой святости ни Бог, ни Закон, ни Свобода, ни Собственность, ни Узы родства, которые, на самом деле, составляли основу ментальности и общественных отношений не только черкесской нации, но и всей Кавказской цивилизации.

Фадеев очень хвалил эту публикацию Зиссермана, отмечая, что она имела «у начальства отличный успех; нашли, что она совершенно достигает цели». По этому случаю Зиссерману писал даже начальник Главного штаба Кавказской армии Милютин. Удовлетворенность начальства неудивительна – этому автору удалось убедить даже таких опытных литераторов, как Панаев и Некрасов, чью признательность, он сам с удивлением отмечал: «хотя, казалось, подобные вещи мало гармонировали с духом и направлением «Современника»».

Эта акция кавказского командования приобрела в последующие годы значительный размах. Корреспонденции с Кавказа с завидной регулярностью печатались в газетах «Кавказ», «Русский инвалид», «Московские ведомости», «Петербургские ведомости» и в журналах «Военный сборник», «Современник».

Таким образом, можно констатировать, что в 1856-1860 гг. кавказским командованием с одобрения императора Алексанра II, несмотря на мощную оппозицию среди высшего военного руководства России, был разработан план депортации черкесов с Западного Кавказа в Османскую империю и казачьей колонизации их земель. На протяжении этих лет велась интенсивная подготовка к реализации этого плана военными, дипломатическими и административными мерами.

В последние годы Кавказской войны значительное внимание было уделено подготовке общественного мнения России и Европы к процессу изгнания черкесов с Кавказа. Было положено начало информационной политике, направленной на дискредитацию не только национально-освободительного движения народов Кавказа, но и самого образа кавказца в общественном мнении России и Европы. Для оправдания депортации известный в обществе благодаря классической литературе образ кавказского рыцаря был подменен российской пропагандисткой машиной на образ кавказского дикаря.

Продолжается эта политика и сегодня. С самого начала установления Советской власти и до признания геноцида черкесов Парламентом Грузии тактика состояла в том, чтобы замалчивать проблему. В советское время не выходило вообще исследований по истории войны России против черкесов. В постсоветское – вышли лишь отдельные работы черкасских историков исследования в этом направлении были лишены господдержки.

После признания Грузией началась, как я ее назвал, «война конференций. Российская власть начала выделять средства на проведение различных форумов, на которых проводилась эта старая линия, разработанная еще царскими генералами.

Последний пример: запущен информационный проект «Переселение черкесов в Османскую империю по документам российских архивов. 1860-1865». На сайте http://kavkaz.rusarchives.ru/o-proekte.html сотрудники государственных архивов начали выставлять документы по истории «переселения черкесов». О тенденциозности проекта говорит уже само его название. Эти трагические события названы «переселением» – даже не выселение и не депортация! А такое мирное слово, прямо как переселение на лето на дачу. Тогда как элементарная научная добросовестность требует принять во внимание, что это определение в науке спорно. Понятно, что документы там будут подбираться именно под концепцию «переселения».

Однако, более того, находящийся в Германии Черкасский научный институт утверждает, что внешний вид многих вставленных документов говорит о том, что они были сфальсифицированы, что в них были стерты и вписаны заново какие-то куски. Я сам не могу ни подтвердить, ни опровергнуть эти обвинения, так как еще не изучал тщательно эти документы.

Есть ли будущее у черкесов: Он-лайн конференция с политологом Авраамом Шмулевичем. Часть 2Алхас: Господин Шмулевич! Уважаемым вас называть не буду – слишком много для вас чести. Скажите, пожалуйста, для чего вы разжигаете вражду между братскими народами – Абхазами и Черкесами? Чью злую волю вы проводите в жизнь, претворяя свои сионистские замыслы?

Авраам Шмулевич:
Замечательный вопрос! Сразу видно, что я имею дело с интеллигентным и умным собеседником, умеющим рассуждать логично, настоящим сыном Кавказа. Особенно мне понравилось про «сионистские замыслы». Но Вы, как человек умный и интеллигентный, ведь и сами поняли, что ответ заключен в Вашем же вопросе. Если я претворяю в жизнь «сионистские замыслы», то, очевидно, что я провожу в жизнь именно злую волю сионистов. Хотя лично я – не сионист, а гиперсионист.

И еще: Вам кажется, что называть меня уважаемым – «слишком много для чести», при этом Вы почему-то считаете, что я буду Вам отвечать при таком обращении.

Однако многие читатели этой конференции, думаю, интересуются вопросами, связанными с Абхазией. Поэтому отвечу кратко и на эту тему.

Я не имею намерения «разжигать вражду». Более того, конечно, спасибо за столь лестную оценку моих скромных способностей, но я считаю, что один человек, даже если он исполняет злую волю сионистов, не способен путем публикации нескольких статей, поколебать отношения между народами. Я пишу о реально существующих проблемах. Даже не сам пишу, а даю площадку для выражения своих взглядов и черкесам, и абхазам. В том числе и по вопросам абхазо-черкесских отношений.

Например, я опубликовал, на тему абхазо-черкесских отношений, несколько интервью с видным абхазским общественным деятелем Бесланом Кобахия. Готов дать возможность высказаться и другим абхазам – хотя с абхазской стороны чаще звучат именно голоса, подобные Вашему.

Вообще же про состояние абхазо-черкесских отношений стоит спросить, например, господ разного рода – Дасания, Шамба, Чачхалия, президента Анкваба и др., а не меня.

Еще один момент. Как я знаю, многие мои абхазские читатели обиделись на одно мое замечание. Я недавно написал, что, скорее всего, Абхазская государственность не просуществует десять лет. Поясню свою позицию. Абхазское государство и абхазский этнос сталкиваются сегодня с очень серьезными вызовами.

Я – профессиональный политолог, историк и журналист. «Профессиональный» – значит, что это моя профессия. «Профессия» значит то, что я за это получаю деньги. Мне платят гонорары за мои статьи. Поскольку у моих статей много читателей, то мне за них платят много денег. Мне платят за мои аналитические и информационные материалы – и СМИ, и различные бизнес - и государственные структуры, которые интересует моя оценка ситуации или мой прогноз ее развития.

Ценят меня, в том числе и за то, что я не путаю политологию и пропаганду.

Политология – наука во многом точная. Как медицина. Национальный или государственный организм подвержен действию внешних и внутренних факторов. И ситуация в нем и вокруг него развивается в соответствии с определенными закономерностями. Наука – и политология, и медицина – пытаются оценить эти факторы и выявить хотя бы часть этих закономерностей. Зная все это, можно составить прогноз развития организма – будь то физиологического, будь то национально-государственного.

Оценка эта объективна. Насколько может быть объективной и точной оценка в неточных науках.

И она не зависит от позиции эксперта. Я могу сколь угодно сильно любить такого-то человека или ненавидеть его. Или такой-то народ и такое-то государство. Но если его организм подвержен действию таких-то и таких-то факторов – то он совершенно точно умрет. Или выздоровеет – и это произойдет независимо от того, как я к этому отношусь.

Эксперт может оценить ситуацию. Указать на больные точки и указать на наилучшие пути исправления этой ситуации. Если ее можно исправить вообще. Именно за это мне и платят. Главное же условия выздоровления – прислушиваться к мнению эксперта – врача или политолога, а не устраивать истерики.

К Абхазии и к абхазской государственности я, кстати, отношусь хорошо. Считаю, что абхазы имеют право на свое государство и то, что они его сумели создать – достойно восхищения.

Но сегодня абхазский этнос и абхазское государство находятся в непростой ситуации. Как и в случае болезни, выйти из кризиса можно только, если ты понимаешь, что ты болен и принимаешь предписанные врачом меры к выздоровлению.

Я не вижу в Абхазии ни осознания всей критичности ее ситуации ни, тем более, того, что принимаются меры к ее исправлению. Если кризис не лечить – он закончится смертью. Абхазы не лечат, возможно, они одумаются и возьмутся за свое спасение. Тогда моя оценка изменится.

Евгений Ташу: Благодарим Авраама за столь подробные и интересные ответы. Не во всем, конечно, они приятны, но, по сути, правильные и заставляющие задуматься.

К сожалению, на все вопросы сегодня опять не удалось ответить, а потому в следующее воскресенье – 20 октября – мы проведем 3 часть нашей он-лайн конференции.

Авраам Шмулевич:
Спасибо ведущему и организатору конференции уважаемому Евгению, всем задавшим вопросы, и всем читателям – за внимание и терпение, за внимание и за интересные вопросы. До следующей встречи, удачи всем вам!

ИА «Адыгэ Хэкум и макъ. Голос Черкесии»
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 15-10-2013, 16:32. Просмотров: 1568
Другие новости по теме:
Мурат Гукемухов: Дождутся ли черкесы признания геноцида от Грузии?
Для начала царизм наложил негласный запрет на этноним черкес и топоним Черк ...
Появится ли на карте мира государство Черкесия в составе Грузии
Грузинский эксперт: Турция активизирует черкесскую тему в отместку России з ...
Андзор Кабард: «Россия никогда не пойдет навстречу черкесам»