Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Удивительное дело, как мифологические события, преломляясь в обыденном сознании, незаметно переходят грань от фольклорной фантазии к реальным, имевшим быть место событиям. Общеизвестно, что в мифологии северокавказских народов неоднократно упоминается о том, что во время всемирного потопа корабль Ноя причаливал к Эльбрусу.

Обратимся к весьма оригинальной статье П. Острякова «Народная литература кабардинцев и ее образцы». И хоть ее автор, проживший в Нальчике около полугода, допустил ошибку в определении этнонима балкарцы, приводимые им образцы народного творчества весьма интересны.

Ноев ковчег на седловине ЭльбрусаТак представляя читателям отрывок из поэмы « Нарты», где, в частности, говорится следующее: « Как только творец создал Кавказ и лучший его перл – величественный Эльбрус, то и позволил у подножия этой горы селиться людям; первыми поселенцами был Ной со своим семейством, ковчег которого, после всемирного потопа, остановился на Эльбрусе» , автор делает занимательную ремарку.

«Горцы, пишет он, положительно убеждены, что Ноев ковчег остановился на Эльбрусе. Одни указывают на впадину между двумя вершинами горы как на место, через которое прошел ковчег, а другие, более основательно, ссылаются на то, что одному из горцев, выходившему на вершину, удалось найти обрубок как бы обделанного дерева и обрубок этот до сих пор хранится у них как святыня».

Уточнив, что статья была написана в 1879 году, обратимся к другому, чуть более раннему источнику – книге Дугласа Фрешфильда « Путешествия по Центральному Кавказу и Башану, включая посещение Арарата и Тавриза и восхождения на Казбек и Эльбрус» , вышедшей в 1869 году в Лондоне в издательстве « Лонгман, Грин и К0» . Книга эта по большому счету и открыла европейской публике Кавказ как таковой и его обитателей, в частности жителей Кабардино-Балкарии. Ее автор Д. У. Фрешфильд – тот самый знаменитый англичанин, одним из первых побывавший на Кавказе, проторивший сюда дорогу для горовосходителей всего мира и тем самым начавший новую главу в истории альпинизма, получившую впоследствии название « Альпинизм за пределами Альп».

Дело в том, что члены созданного в 1857 году Английского альпийского клуба, заявившие своей целью « содействовать установлению дружбы между альпинистами, развитию горных восхождений и исследований во всем мире и лучшему познанию гор через литературу, науку и искусство», спустя десять лет покорили практически все пики в Альпах. Тогда они обратились, так сказать, к « чужим» вершинам, направив свой взор на совершенно не исследованный к тому времени Кавказ.

Летом 1868 года сюда отправились экспедиция, в состав которой входили Дуглас Фрешфильд, Каминс Таккер и Адольфус Мур. Они взошли на Казбек и Эльбрус (на Восточную вершину с проводником-французом и двумя местными жителями – Ахией Соттаевым и Дячи Джаппуевым), побывали в Осетии и Сванетии, в Балкарии, вершины которой буквально потрясли англичан. Невозмутимый до сей поры англичанин, пораженный величием увиденных пятитысячников, воскликнул: « Как жаль, что Коштан-тау и Дых-тау ниже Эльбруса, именно они достойны носить титул настоящих короля и королевы Кавказа».

До последнего времени эта работа знаменитого альпиниста, как и другая – « Исследование Кавказа Дугласа Фрешфильда» (1896 Лондон, Нью-Йорк, издательство Эдварда Арнольда) не были известны русскоязычному читателю. Мы решили восполнить этот досадный пробел, осуществив перевод избранных глав из трудов альпиниста и издав их под общим названием « Исследования Кавказа».

Эта короткая справка видится уместной, потому что в означенном труде есть сразу два момента, имеющих отношение к рассматриваемой нами теме. Первый – это пассаж, приводимый альпинистом. Вот он: « Таубии не знали об Арарате. Они лишь знали легенду, по которой кавказская гора связана с Арменией. Согласно местному преданию, ковчег зацепился за вершину Эльбруса прежде, чем остановился на Арарате. Верная оценка схожести высот этих двух гор действительно могла быть использована как довод в правдивости этой истории. Если ко всему этому подойти с общим признанием, мы готовы с радостью отказаться от риска иметь честь первыми взойти на Эльбрус в пользу команды ковчега, или, как весело произнёс Франсуа, «La famille de Noah».

Ноев ковчег на седловине ЭльбрусаУточнив, что в переводе с французского данная фраза звучит как «Семейство Ноя» , мы тем не менее не разделим иронию англичан. Это, кстати, и есть второй момент обращения к труду Фрешфильда, так как дальше мы поведем речь об одном из его проводников – Дячи Джаппуеве и его потомках

Но об этом чуть ниже. А пока еще одна цитата, еще более ранняя – из вышедшей в 1838 году во Франции книги» Путешествие в Крым, на Кавказ, в Грузию, Армению, Переднюю Азию и Константинополь в 1829-1830 годы» . Автор ее Жан-Шарль де Бесс – под таким именем его знали во Франции, а в Венгрии, откуда он родом – Янош Карой Беш (1799– после 1838 года) – сотрудник журнала « Хроника иностранной литеаратуры», издававшегося в Париже, автор « Грамматики тюркского языка». Занимаясь изучением этногенеза своего народа, а именно древнейшим кочевым периодом в истории венгров, Беш отправился в путешествие по маршруту предполагаемой миграции предков.

Оказавшись в Ставрополе, услышал о том, что генерал от кавалерии Георгий Емануель собирается покорить Эльбрус. Несмотря на то, что экспедиция уже несколько дней как ушла, Беш, бросив дорожную коляску, верхом на лошади догнал Емануеля. Напомним, что знаменитая экспедиция Емануеля, завершившаяся первым восхождением на Эльбрус, состоялась в июле 1928 года.

И вот что пишет знаменитый венгр: «Мы еще находились в лагере, как кто-то пришел известить генерала о находке в четырех разных местах ископаемого угля. В то же время кабардинец принес треножник, найденный им, по его словам, в Приэльбрусье, в горах, покрытых снегом. Этот треножник весил примерно 10 ливров (ливр – 400 грамм), а высота его была, примерно, 15 футов (33 см) и в диаметре он имел такую же величину.

Судя по тому, как железо было отполировано и нигде не поржавело, можно было предположить, что это был чугун; местные жители рассказывали, что они слышали от своих предков, как Ноев ковчег остановился сначала у вершины Эльбруса, а затем ветер отнес его к Арарату. Как бы там ни было, можно предположить, что туземцы, жившие по соседству с Эльбрусом, не преминули бы приблизиться к этой величественной горе, которую они всеми силами стараются, прежде всего, скрыть от иностранцев».

И, наконец, цитата из еще одной весьма парадоксальной работы, подвергнутой уничижительной критике, причем, как современниками, так и потомками – запискам « Путешествие по Астраханским степям и по Кавказу» польского аристократа Яна Потоцкого (1761–1815), совершившего осенью 1797 года путешествие по Северному Кавказу.

Цитируем: «22 ноября. Сегодня я перерисовал и раскрасил мое генеалогическое древо и могу сказать, что я изготовил весьма благородное растение, достойное фигурировать в генеалогических лесах Германии. Однако оно представляется срубленным, поскольку некоторые неясности скрывают основание этого почтенного пня; однако так же обстоит дело со всеми родами в Европе.

Итак, род князей Кабарды начинается от Сема, сына Ноя; это несколько удалено во времени, но соответствует утверждению, что они пришли из Аравии, и в этом утверждении нет ничего абсурдного, поскольку точно известно, что начиная с 800 года до 1200 года многие арабы приходили в Болгар, Маджар, в Бессарабию и даже в Венгрию, где они основали город Пешт; их тогда называли исмаэлитами. Их потомки до сих пор живут в южной части Кавказа, или, по крайней мере, жили в начале нашего века, о чем говорит Гербер. Следовательно, правящая в Кабарде фамилия могла прийти из Аравии; однако не меньше правды и в том, что начало этой генеалогии покрыто мраком неизвестности и искажено очевидными анахронизмами.

Текст. Пророк Ной имел трех сыновей, старшего звали Сем. Сем имел 4 сыновей: Ларуна, Радуна, Лауна и Рауна. От Ларуна произошли ханы Аравии, а от трех других – князья. Эти князья терпели много бедствий в Аравии, поэтому они ушли из нее и рассеялись по разным странам».

Отвлечемся от высказанных предположений и отметим только родословную, идущую от Ноя, а точнее ее привязанность к нашим местам. Одним словом, Ной для коренных жителей Кабардино-Балкарии не библейский персонаж, а по большому счету родственник.

Вот, наконец, мы и подошли к сути данного материала.

…Как-то в издательстве появился улыбчивый разговорчивый мужчина, который отрекомендовавшись, что зовут его Виталий Келеметов и он наш читатель, сообщил как бы между прочим следующее: в Нальчике живет человек, который когда-то, а точнее будет сказано, в 1940 году, держал в руках деревянный брусок от корабля Ноя с вбитым в него железным костылем. Пряча ироничную улыбку, мы тем не менее записали имя и адрес человека, прикоснувшегося своими руками к одной из самых загадочных реликвий мировой истории. Зовут его Шагабан Хасымович Джаппуев, живет он в Вольном ауле.

Ноев ковчег на седловине ЭльбрусаСвидетельствуем, после того рассказа пробежало куда больше года и, если честно, не собирались мы на эту встречу, видя в ней прежде всего еще одну завиральную историю, но вот в чем дело. В разговорах с местными жителями, особенно верховий Баксанского ущелья, история эта всплывала то и дело. В Тегенекли живут Хаджиевы, так старшие рода рассказывают о плавании Ноя как о реальном событии, имевшем место, пусть и произошедшем тысячелетия назад.

И этот феномен человеческой памяти, причем с детализацией события, связанных с ним фактов и эпизодов, заинтриговывал не меньше, чем сама история корабля Ноя. Откуда такая уверенность, если не сказать убежденность рассказчиков. Вымысел не обладает свойством оставаться в памяти, тем более переходить из поколения в поколение на протяжении многих столетий. Захотелось понять, на чем зиждется, чем подпитывается этот феномен.

И вот мы едем к Шагабану Джаппуеву, проживающему в Вольном ауле, праправнуку знаменитого проводника Дячи. Корни-то бруса с костылем растут отсюда. Да более того – опираются на реальные артефакты.

Вот что нам рассказал человек, приближающийся к своему восьмидесятилетию. Рассказывал смущаясь, как бы оправдываясь за то, чему был свидетелем.

Итак, дело было перед войной, а следовательно, где-то в году 1940-м. Родители Шагабана проживали в родовом поселении Джапыр, что располагалось чуть ниже нынешнего поселка Эльбрус в Баксанском ущелье. Отселок, или по другому хутор, состоял из 13-15 саклей. Джапуевская ничем от других не отличалась. Было в ней и место, которые балкарцы называют тёр – далекое, глубокое, не тайник, а что-то вроде ниши, где хранился всякий-разный хубур-чубур. У Джаппуевых в нем стоял старый, почерневший от времени, с многочисленными мельчайшими дырочками, проеденными жуком-короедом, невысокий сундук.

О том, что в нем находилось, восьмилетнему пострелу Шагабану давно хотелось узнать, да вот случая все не представлялось. Бабушка строго-настрого запретила приближаться к сундуку, тем более открывать его. Но запрет только усилил мальчишеское любопытство. И как-то улучив момент, в отсутствии взрослых Шагбан, пыхтя и надрываясь, вытащил сундук и открыл его.

Что в нем было, навсегда врезалось в детскую память. Прежде всего пистолет – двуствольный, с удлиненным дулом; кинжал, что был раза в два больше обычного и два-три деревянных бруска – примерно в полметра длиной, тяжеленных, почерневших, словно вытащенных из огня, в одном из которых торчал ржавый железный штырь.

Вполне объяснимо, что деревяшки совсем не заинтересовали мальчику, но именно их первыми отобрала бабушка, когда застала внука на месте преступления. Нашлепала больно, собачим сыном обозвала, который лазит куда ни надо, а когда положила реликвии обратно в сундук, а его на место, чуть остыла, поутихла и рассказала следующее.

Все эти вещи остались от предков – кинжал и пистолет принадлежали его, Шагбана, прапрадеду – Тутару, который в один из набегов крымцев на наши места, будучи поставленным часовым у входа в одно из ущелий (в районе Кёнделена) проявил такие мужество и выдержку, что поразил пришельцев. Крымский хан распорядился привести к нему часового, расспросил его, подивился и подарил …шаурдена (солдата), сказав при этом: « Если вы будете вместе, в это ущелье даже черт не зайдет!».

Ноев ковчег на седловине ЭльбрусаТак ли это или не так, что здесь выдумка, а что быль, когда происходили означенные события и с чем они связаны, ответить сегодня достаточно трудно, да и не входит это в нашу задачу. А вот что касается « деревяшек» , здесь бабушка произнесла слова, которые врезались в память Шагабану: « Нух байрамбар кемеси» – « Ноя пророка ковчег» . Ни про всемирный потоп, ни про Ноя и сооруженный им ковчег, мальчуган, естественно, ничего не слышал, да и бабушка толком ничего не объяснила, впрочем, что она могла толком сообщить...

Сказала только, что когда-то давным-давно, когда всюду была вода, большой корабль Нух-Ноя зацепился за одну из вершин Минги-тау. А лет семьдесят назад Дячи, прадед Шагбана, повел англичан на вершину Эльбруса и на седловине нашел эти бруски. С тех пор и хранятся они в сундуке.

Правдив ли рассказ Ш. Х. Джаппуева? Мы не сомневаемся, что в сути описываемого – да. О Шагбане отзываются как о человеке честном, искренним, не путающем правду с ложью. Не напрашивался он на рассказ, что видел, что слышал, то и рассказал, ни на что не претендуя и ни на что не рассчитывая. Другой вопрос, были ли те деревяшки частью корабля, на котором спаслось человечество… Хотя сама постановка этого вопроса у многих вызывает ироническую гримасу и рождает весьма язвительные реплики, мы не прочь были бы заглянуть, приоткрыв завесу времени, в тот старый сундук.

Но не дано… В 1944 году, когда жители поселения Джапур, вместе со всем балкарским народом, подверглись насильственной депортации, следы его затерялись. Никто из семейства Джаппуевых, за то недолгое время, которое дали семье на сборы, не вспомнил о месте тёр и запрятанном в нем сундуке. А когда в 1958 году Шагбан, его мать Алтын и сестра Зоя вернулись (два брата и бабушка обрели покой в чужой земле), от сакли, как и от поселения в целом даже следов не осталось…

И неизвестно, в каком костре сгорели бруски от главного в мировой истории корабля, благодаря которому легендарный библейский герой, взяв «каждой твари по паре», даровал человечеству будущее.

viktorkotl.livejournal.com
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 1-07-2014, 21:14. Просмотров: 1802
Другие новости по теме:
Аскер Хаширов: Я чту память своих предков
ФЧМ обратился в РАН (КБР) по восхождению Хаширова на Эльбрус
Черкесская Олимпиада покорила Эльбрус
Международный черкесский проект «UASHKHAMAFE-2014»: победа далась нелегко
Очередное конное шествие с восхождением на Эльбрус состоится в июле