Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Зыбкое «завтра» Кавказа

Кем мечтают стать старшеклассники Северного Кавказа: самая востребованная профессия – врач (о ней грезят 28% ребят), а вот чиновниками хотят быть не более 2% (столько же, кстати, как и учителями).

Мечтают подростки из СКФО о профессиях архитектора, дизайнера, лингвиста, журналиста... Только массово идут почему-то в юристы и экономисты. Ведь подростковые мечты разбиваются о суровость родительской воли. Сами воспитанные в годы перестроечного безденежья, родители сегодняшних абитуриентов мысленно уготовали им безбедную, но скучную карьеру.

«...помогать людям жить без боли»

Молодежь Северного Кавказа плохо представляет, каким будет ее недалекое будущееВ среду, 16 апреля, в Пятигорске прошел межрегиональный круглый стол «Профилактика конфликтов в студенческой среде Республики Дагестан и Ставропольского края». Состоялся он в стенах Северо-Кавказского института Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). Подробнее о содержании форума КАВПОЛИТ расскажет в ближайшие дни, а сегодня речь об одном из выступлений: директор Центра современной кавказской политики (ЦСКП) «Кавказ» Игорь Сопов презентовал результаты исследования «Гражданская идентичность старшеклассников СКФО».

Социологи опросили детей в возрасте от 14 до 18 лет изо всех республик Северного Кавказа: в каждом из регионов были отобраны по четыре школы – две городских (в столице) и две сельские (в районах). Все ребята заполняли анкеты, а затем с частью из них социологи общались более подробно (в формате фокус-групп).

Вкратце о выборке: 56% опрошенных школьников – девочки, самый «популярный» возраст – шестнадцать лет (36% детей). Что касается национального состава, то 20% ребят – это чеченцы, по 14% – кабардинцы и осетины и лишь 12% – русские (они нашлись среди опрошенных в школах только трех регионов: конечно, Ставрополья, а также Карачаево-Черкесии и Северной Осетии). Впрочем, именно такая «картинка» и нужна, чтобы понять умонастроения той «национальной» молодежи, которая, уезжая на учебу в регионы за пределами СКФО, порой и становится источником конфликтов.

И вот какие данные озвучил в своем выступлении Игорь Сопов.

Ученые в частности пытались выявить профессиональные предпочтения детей. Оказалось, что больше 28% ребят мечтают стать врачами: как ни странно, но больше всего их в Дагестане и Ингушетии, а меньше всего – на Ставрополье (лишь 16%). Причем это желание вполне зрелое, о чем говорят социологические интервью ребят, отрывки из которых прочел Сопов: «Мне нравится помогать людям», «Врач-хирург – эта профессия востребована всегда, она почетна и приносит пользу», «Хочу помогать людям жить без боли».

Развеять социологические мифы

7% хотят связать свою судьбу с погонами: служить в МВД, МЧС или Вооруженных силах (столь низкий процент по сравнению с остальной Россией, по мнению Игоря Сопова, связан с тем, что долгие годы из республик СКФО молодежь не призывается в армию).

Опровергают социологи давно распространенный миф о том, что северокавказская молодежь поголовно желает стать чиновниками, юристами и экономистами. На самом деле юристами хотят быть 5% опрошенных старшеклассников СКФО, 10% хотят связать судьбу с бизнесом или сферой финансов. О госслужбе мечтает чуть менее 2% ребят (столько же, кстати, как и грядущей профессии педагога).

Правда, стоит помнить, что это всего лишь желания 16-17-летних подростков. Решающее же влияние на их судьбу (и особенно это касается республик Западного Кавказа, где слово старшего непререкаемо) оказывают родители, которые, собственно, и дают деньги на учебу. А родители нынешних абитуриентов (то есть поколение, родившееся в середине семидесятых и заставшее безденежье перестройки и «шоковой терапии») куда охотнее выучат своих отпрысков на чиновников или банкиров, нежели на архитекторов или дизайнеров (ими мечтают стать, соответственно, 2,4% и 1,1% опрошенных ребят).

24% ребят пока не знают, кем хотели бы стать в будущем (либо просто не ответили на этот вопрос). Причем больше всего таких «умственных лентяев», аж 31%, именно на Ставрополье – единственном русском регионе на Северном Кавказе. Как ни странно, но очень близкие показатели у республик Западного Кавказа, где абсолютно отличная от Ставрополья структура общества: в Дагестане не определились с будущей профессией почти 30% ребят, а в Чечне – 28%. Зато, например, в Ингушетии их лишь 14% (самый низкий показатель на Северном Кавказе). Никакими законами социологии такой разброс объяснить невозможно. Быть может, речь всего лишь идет о большой погрешности при исследовании.

Идеалы и идолы кавказской молодежи

Один из вопросов в анкете, предложенной старшеклассником, касался героев и кумиров: «Укажите любимый вами исторический персонаж или любимого героя художественного произведения (из книги или кино)». По 23% набрали герои из зарубежных и отечественных кино/книг. Самыми популярными персонажами, которых называли ребята, были Шерлок Холмс, граф Монте-Кристо, Ахиллес, Робинзон Крузо, Евгений Онегин, Григорий Печорин, Тарас Бульба (как видно, персонажи из школьной программы литературы), а также киногерои Рокки Бальбоа, Гарри Поттер, Дон Корлеоне, Макс фон Штирлиц.

20% опрошенных ребят в качестве кумиров называют выдающихся правителей и полководцев, 5% – зарубежных «звезд», 5% – известных писателей, 2% – религиозных деятелей (тут особо отличилась глубоко религиозная Чечня, где исламских деятелей своими героями считают 11% школьников).

2,4% вспомнили национальных героев: это имам Шамиль (предводитель дагестанцев и чеченцев в Кавказской войне XIX века) и его наиб Байсангур Беноевский, чеченский абрек Зелимхан Харачоевский (предводитель восстания против царской власти в начале XX века), современный дагестанский борец Бувайсар Сайтиев (трехкратный олимпийский чемпион) и другие.

Также ребятам предложили заполнить специальный опросник, разработанный выдающимся израильским социологом Шаломом Шварцем, автором «Теории базовых человеческих ценностей». Шварц считал, что в современном обществе существует десять универсальных ценностей, которые в разных комбинациях определяют поведение и потребности каждого человека. Зависят они от множества факторов – культуры, социальной среды, менталитета. Все человеческие ценности Шварц разместил в двухмерной оси координат: «Открытость переменам – консерватизм» и «Альтруизм – эгоизм».

«Матрёшка»: Европа, Россия, Кавказ

Самой важной ценностью для старшеклассников Северного Кавказа оказалась «Безопасность», которая складывается из следующих компонентов: настоящая дружба, ответственность, здоровье (физическое и психическое), безопасность ближнего круга и нации, чувство принадлежности (чувство, что другие заботятся обо мне). Собственно, ничего неожиданного в этом нет. В регионе, где даже дети каждодневно видят теракты и спецоперации, они вдвойне будут ценить именно безопасность.

Приоритетна для ребят и такая ценность как «Конформность» («Ограничительный конформизм»), который подразумевает самодисциплину (сопротивление соблазнам), покорность, чистоту и вежливость.

На противоположном полюсе – ценности, которые являются для детей Северного Кавказа наименее важными. Это «Власть» (влиятельность, личный авторитет и забота о своей репутации) и «Гедонизм» (удовлетворение личных желаний и наслаждение благами жизни). Наименее важны гедонистические ценности в республиках Западного Кавказа, где мощная религиозная среда требует даже от подростков самоограничения.

А вот, например, в Кабардино-Балкарии неожиданно «выстрелила» еще одна группа ценностей, которую Шалом Шварц обозначил как «Поддержку традиций»: она включает сохранение обычаев, поддержание общественного порядка, почитание родителей и старших, защиту религиозных убеждений.

В общем, социологи лишний раз подтвердили избитую истину – северокавказские общества крайне консервативны, если не сказать архаичны. Странно, конечно, что такими же остаются даже подростки, социализация которых пришлась на «нулевые» годы, когда Россия стремительно европеизировалась, впитывая либерально-демократические ценности на волне технологической революции. Хотя, быть может, это станет заметно уже через поколение, когда во взрослую жизнь будут входить дети тех ребят, что сегодня отвечали на анкеты.

«Мы увидели нормальных школьников...»

Еще один блок вопросов, которые задавали ребятам, касались «образа будущего» (им предлагали представить, какой через пять лет станет их республика или Россия). 56% детей считают, что страна изменится к лучшему, 5% уверены, что никаких изменений за пять лет не произойдет, почти 3% думают, что жить станет хуже и 19% вообще не сумели ответить на этот вопрос.

Как ни удивительно, но больше всего пессимистов оказалось в Северной Осетии: свыше 15% ребят считают, что ничего в их жизни не изменится или станет только хуже. Меньше всего таких «базаровых» (чуть больше 4%) в Дагестане, зато больше 50% школьников республики рисуют позитивный «образ будущего».

Казалось бы, странно: в самой спокойной республике Северного Кавказа ребята не верят в светлое будущее, а в самой взрывоопасной, напротив, уверенно глядят в завтрашний день. Но это как раз и можно объяснить тем, что одни уже устали от бесконечных взрывов (для них вера в завтра – своего рода психологическая защита), а другие, напротив, только про них и слышат, хоть и за пределами Осетии (а потому, вероятно, думают, что скоро и их республику «накроет»).

Самые религиозные ребята нашлись опять-таки в регионах Западного Кавказа, где многие отвечали на вопрос о завтрашнем дне: «Всё будет, как угодно Аллаху». Скажем, в Чечне и Дагестане 1% опрошенных ребят считают, что будущее их республик и России будет тесно связано с исламом.

«Мы не увидели ничего сверхъестественного или специфического для Северного Кавказа. Нормальные школьники с нормальными запросами и нормальными идеями... СКФО – это не уникальная территория, здесь проблемы в экономике и политике идентичные другим регионам. Но имидж Северного Кавказа, который был сформирован за последние лет пятнадцать, он не дает покоя тем, кто зарабатывает себе политические баллы на этом имидже», – подытожил результаты исследования Игорь Сопов.

kavpolit.com

Молодежь Северного Кавказа плохо представляет, каким будет ее недалекое будущее
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 21-04-2014, 13:26. Просмотров: 886
Другие новости по теме:
Опрос: хуже всего россияне относятся к жителям Северного Кавказа
Мурат Кештов (США): «Приглашаю много ребят из КБР и других республик»
В Адыгее гостят 20 ребят из Турции
Нападение на Нальчик прямое следствие продолжающейся войны в Чечне, считает ...
На Северном Кавказе намерены отменить выборы глав республик, - цена вопроса