Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Адыгабзэ – что нам от его немереного богатства

Черкесский язык – Адыгабзэ, когда смотришь в его вглубь, как в ночное небо – прозрачен. Кажется, до замысла Божьего. Смотришь по сторонам, видишь некие неправильности и понимаешь, что это творение не раз разрушалось. Затем его воссоздавали, часто слишком по-своему, кто как понимал предназначение. И если язык состоит из «кирпичиков», то при новом возведении шли в ход и их половинки, и целые неразъемные блоки.


С помощью черкесского языка – Адыгабзэ – мы можем стать ближе к Создателю?Как в космосе, не понять, где верх, а где низ, что начало, а что конец. Но четко просматриваются именно эти две противоположные стороны – сегодняшнее и далекое-далекое предыдущее.

И вопросы, много вопросов. Например, невероятное множество звуков, огромное количество словообразующих единиц было изначально в языке или нажито в процессе, так сказать, эволюционного развития? Если это богатство нажито, то возникает вопрос, для чего? Что с помощью данной особенности делалось, какое было его прикладное значение? Ведь не может быть, что просто так – случайно.

Вообще, в связи с этим интересно бы задуматься, над тем, что является мерилом успешности нации. Практически любой представитель нынешнего человеческого сообщества на такую постановку вопроса, не задумываясь, ответил бы: наличие у нации передовой мысли, технологий, что, в конечном счете, будет означать лучшее вооружение.

Да, возразим на это, но разве может быть признаком цивилизации – умение убивать себе подобного, разве это не путь к деградации индивидуума, нации, к которой он принадлежит?

Услышав это, гипотетический представитель нынешнего человеческого сообщества, видимо, скажет, что вообще-то его неправильно поняли, вооружение нужно исключительно для обороны, а развитие общества гарантировано демократическими нормами. Только свободная нация становится конкурентной.

Ничего не имея против демократии, а также самозащиты, уточним: все-таки, если речь идет о нации, народности, какой-либо другой общности людей, общающихся между собой, понимающих друг друга, то первым их отличительным признаком становится язык. Он же, если сравнительно богат, должен стать и инструментом более динамичного развития сообщества, потому что люди в нем лучше, чем в иных обществах, могут объяснить друг другу суть вещей, а также что и как нужно делать.

А если на показанную нами ситуацию спроецировать теорию эволюции Дарвина, марксистскую теорию об общественно-экономических формациях, то должно оказаться, что сообщество людей, обладающее более богатым языком, не может не заменить менее удачливых конкурентов. При этом оружие ему, хоть и не помешает, тем не менее, не должно оказаться главным. И строй для такого сообщества не должен иметь значения: родовой он, коммунистический, либо еще более продвинутый.

Но это то, как должно было быть согласно логике. Прошлое же человечества, в том числе и далекое, когда причин для противостояний между людьми возникало несопоставимо меньше, говорит о другом. И с черкесским языком происходило не то, что следовало бы, как и с его праязыком. Чуть ли даже не прямо противоположное.

Например, вот, что пишет по теме нашего исследования Андрей Осташко в статье «Хьет жегъыIэ! – Будь хеттом!» или «хетты существуют до сих пор». Это о том, что происходило с хаттским, то есть проточеркесским языком, примерно четыре тысячи лет назад. Речь идет о периоде, когда в хаттский – к тому времени «имперский» массив – вошли малым числом предки нынешних индоевропейцев.

«Многие носители хаттского языка могли перейти на более простой индоевропейский язык, особенно в сфере государственного управления, - отмечает он. - Подобные примеры в истории черкесов были и позднее – мамлюкские султаны-черкесы управляли империей на арабском языке. А современные черкесы в Турции перешли на турецкий, как на государственный и более лёгкий язык, по сравнению с их родным».

По мнению автора статьи, «так произошло и в Стране Хатти, где более простой индоевропейский язык быстро распространился по полиэтничной империи, как более приемлемый в качестве международного, а сложный местный хаттский язык остался как разговорный и священный язык». И со сказанным следует согласиться – отчасти. В целом же требуются пояснения, хотя бы некоторые из них.

Что способна вскрыть археолингвистика

Для этого попробуем применить сопоставительную археолингвистику, посчитав, что такая наука уже существует.

Возьмем для этого три черкесских слова: «щыт», «щыс», «щылъ» – «(он, она) стоит», «(он, она) сидит», «(он, она) лежит». Здесь же отметим, что приведенные выше слова переводятся и как имеющие форму повелительного наклонения: то есть – «стой», «сиди», «лежи». Такой вариант перевода нельзя не учитывать потому, что в проточеркесском языке, именно повелительное наклонение являлось начальной формой глагола.

Первое, на что невольно обращаешь внимание, приведенные в ряду черкесские слова отличаются лишь конечными компонентами «т», «с», «лъ» при общем аффиксе «щы». И это, собственно, указывает на то, что древними, а для нашего исследования лучше сказать исконными, корнями рассматриваемых слов являются именно указанные компоненты.

Так оно и есть – «щы» еще в далекие дохаттские времена придавало глаголам повелительного наклонения «ты», «сы», «лъы» (реконструированные формы) второе лицо настоящего времени. Затем формы слов «ты», «сы», «лъы» по какой-то причине, например, став существительными, перестали выполнять первоначальные функции, и их повелительные значения передались словам «щыт», «щыс», «щылъ».

Более того, «прозрачность» черкесского языка позволяет строить закономерные предположения о том, как эти слова, вышедшие из речевого оборота в далеком прошлом, выглядели еще раньше. В том числе подобное можно сказать и о компоненте «щы». Что, в свою очередь, говорит о безусловной исконности, изначальной не заимствованности данных слов.

И коль скоро основные археолингвистические моменты показаны, перейдем к сопоставительной части.

Что совпадает в приведенном ряде черкесских слов с их переводом на русский язык? Смотрим: «щыт» – «стоит, стой», «щыс» – «сидит, сиди», «щылъ» – «лежит, лежи». Во всех русских аналогах, и, что важно, соответствуя конкретному слову по значению, присутствует компонент, который выше назван древним черкесским корнем. И это не случайное совпадение.

Более того, есть основания полагать, что это лексические элементы, ведущие не к единому праязыку, а заимствования. Причем заимствования, которые произведены практически всеми древними индоевропейскими языками – не одним только прапрарусским. На это указывает в частности то, что в проточеркесском языке эти слова этимологизируются дальше, на русском или любом другом из индоевропейских языков – это застывшие, не членимые формы.

В связи с этим следует обратить внимание и на сопоставленные слова «щыт» и «стоит». Ведь здесь если говорить точно параллель корневых компонентов не «т» – «т», а «т» – «ст». А если это так, то откуда в русском варианте появилась «с»? Да, все просто: слово «щыт», которое на черкесской основе реконструируется как «сыт», перешло целиком в индоевропейские языки в виде «ст». И это тоже говорит в пользу заимствования.

И, конечно, речь идет не только об этом ряде – он лишь показателен. Заимствований очень много, и они самые неожиданные. О части из них говорится, например, в статье вашего покорного слуги «О некоторых древнейших черкесо-русских лексико-семантических параллелях», опубликованной в Майкопе в 1993 году в книге «Молодые исследователи Адыгеи».

Ей, к сожалению, не придан электронный вид из-за сложности знаков транскрипции, передающих черкесские звуки. Поэтому просто приведем из нее еще один ряд корневых параллелей: «гъун» (от древне-черкесского «гъэ» - «лето») – «сохнуть», который сопоставим с русскими корнями «гор-гар» в словах «гореть», «загар»; «жъэн» – «жар» в глаголе «жарить»; «жъон» (кабардинский вариант «вэн») – «вар» в слове «варить».

Но какие выводы можно сделать из этих сопоставлений? Прежде всего, следует для себя уточнить: индоевропейские племена действительно пришли к черкесскому «имперскому» массиву малым числом. Ни о каком завоевании ими империи Хатти речи, конечно же, не шло. В результате взаимодействия доиндоевропейского языка с проточеркесским выработался третий язык, тоже индоевропейский, но более усложненный по отношению к предыдущему.

Однако и сформулированный вывод так будет, конечно, не очень точной характеристикой того, что произошло в реальности. Скорей всего, индоевропейских этнических групп было несколько. Назовем их условно: «романская», «германская», «славянская», иранская и т.д., которые, соответственно, взаимодействовали с разными проточеркесскими этническими массивами, а, следовательно, выработали разные индоевропейские праязыки.

Сначала, конечно, были межплеменные браки, затем – появление «новых» хаттов, которые, вырабатывают более простой для себя, но более сложный для индоевропейцев язык. Далее и пришлые, и представители «коренной национальности» начинают массово переходить на не чужой для них этот язык. А следом все так, как в статье Андрея Осташко – этот язык, в конечном счете, становится государственным (или языки – государственными).

И как следствие индоевропейские языки занимают Европу, пол Азии, а позже обе Америки и Австралию. Что касается хаттского, то он с тех пор, как и его последователь – черкесский язык, только и делает, что теряет ареал своего использования.

Чего мы достигли с помощью исследования

Однако что дают нашему исследованию приведенные примеры? Разумеется, не только то, что без знания черкесского языка очень многие этимологические моменты в индоевропейских языках так и останутся темными. Речь идет о гораздо большем: черкесский язык опровергает эволюционные теории – о видах, об общественно-экономических формациях.

Согласно внутренней логике черкесского языка все было не так: homo erectus, homo habilis, homo sapiens. Бог создал Адама и Еву. И дал им язык. Поскольку то, что творит Создатель, не может не быть совершенным, и Адам, и Ева были совершенными людьми. Язык, который Он вложил им в уста, тоже был совершенным.

Однако Он дал им и выбор. Например, возможность стать «проще». Не только в смысле языка. А если это так, то и заложил в них стремление к прежнему совершенству. Что уже, если использовать имеющиеся под рукой черкесские термины, Адыгэ Хабзэ – кодекс Адыга (первоначально, видимо, Человека), понятие, параллельное рассматриваемому нами Адыгабзэ.

Другими словами, можно сказать и так, что знание черкесского языка, соблюдение кодекса Адыгэ Хабзэ позволяет человеку приблизиться к своему Создателю.

Что касается языков, их функционирования в обществах, то согласно нашим выкладкам до сих пор востребованными оказывались те из них, которые оставались достаточно простыми. Именно они занимают сейчас огромные пространства. Правда, нужно оговориться: притом, что в них заложена тенденция к развитию, к усложнению.

Для того же, чтобы ответить на вопрос: какова причина предыдущего почти абсолютного «упрощения» праиндоевропейских языков, нужно новое исследование. Того же потребует и вопрос о том, придет ли когда-нибудь время для языка, равного по уровню сложности современному черкесскому. Точнее, для этого необходимо подобрать и систематизировать свидетельства, которые подтверждают, что такое время придет. Даже, возможно, уже пришло.

Аслан Шаззо,

Natpress
 (голосов: 3)
Опубликовал administrator, 1-05-2014, 12:18. Просмотров: 1939
Другие новости по теме:
Индоевропейская и адыго-абхазская языковые семьи имели единый праязык?
Один из богатейших в мире языков – черкесский – на грани смерти, - что его ...
В чем беда «Концепции преподавания русского языка» – и не только для черкес ...
Аслан Шаззо: Элементы археолингвистики в этимологии термина «Нарт»
Аслан Шаззо: Этимология черкесского слова «Бог» восходит к эпохе матриархат ...