Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В России все опаснее становится говорить правду. Раньше сверху на голову мог упасть кирпич, теперь, хотя и кирпич остается в деле, могут посадить за клевету, за фальсификацию и т.д. Но творческий человек во все времена, даже при диктаторах, своей «пуповиной» был связан с Богом. Существовало, конечно, и множество нитей, с помощью которых он закреплялся за современность, то или иное государство, народ и т.д.

Александр Сокуров – о России и Украине, морали и политикеПредлагаемое ниже интервью интересно, в том числе и внутренней борьбой в творческом человеке. С одной стороны, он обязан не просто не врать, а говорить правду, с другой, если скажет – наступят реальные, земные последствия. Вот и плавает человек в каких-то неточностях, иносказаниях или отрицаниях. При этом правда, как на ладони.




Александр Сокуров: «Мы, русские, украинцам не братья, мы им – просто соседи»

Художники и религиозные деятели, участвующие в политических процессах, наносят удар по будущему развитию страны, - так считает известный кинорежиссер, заслуженный деятель искусств РФ, народный артист России, обладатель «Золотого льва» Александр Сокуров.

Своим мнением о том, почему вопросы морального порядка и политическая практика – вещи несопоставимые, а также о борьбе политических элит и возможной пользе от санкций Александр Сокуров поделился в интервью «АН-онлайн».

– Недавно президенту Владимиру Путину была представлена «Белая книга», основная задача которой продемонстрировать перед общественным мнением реальные факты и свидетельства о событиях на Украине. Получается, что мы вводим ограничения в своей стране, но следим за гражданскими свободами в соседнем государстве?

– Как вы думаете, почему этот вполне закономерный вопрос ни разу не был задан Владимиру Владимировичу на последних многочасовых пресс-конференциях? Потому что такова позиция правительства и президента по данной конкретной теме. Это деталь политического поведения государства в международной политике, причем это всего лишь часть какого-то, наверное, более значительного, развернутого действия. Я не знаю всех элементов этой политической акции. Поэтому мне трудно комментировать.

– На основании этой книги депутаты Госдумы намерены обратиться в международный Гаагский суд с обвинением нынешней власти Украины в развязывании гражданской войны...

– Дума поддерживает политику государства, поэтому она следует простому принципу: пошел – значит, иди. Это же не затрагивает ничьих интересов. Это один из элементарных политических шагов государства и правящей партии. Парламент действует так, потому что не имеет никакого отношения к народу, и у нас нет никаких инструментов, чтобы что-то оспорить. Это касается не только данного вопроса, а их решений в целом.

В данной ситуации одна сторона в политической борьбе пользуется ошибками другой. Это соревнование даже не двух государств, а двух политических элит – нашей и украинской. И украинская политическая элита в этой войне терпит систематические поражения.

А народы этих государств к данной процедуре имеют незначительное отношение, потому что не обладают достаточной осведомленностью. Мы ведь не знаем, что на самом деле происходит внутри этих процессов. Это обычная каждодневная работа политической государственной машины.

– Почему среди обычных граждан неожиданно появилось столько много поддерживающих присоединение Крыма?

– В этом нет ничего удивительно, наш народ не меняется. Пока нам ни наше общество, ни наша история не продемонстрировали никаких изменений в мировоззрении. Разве вы сомневались, в том, что народ одобрительно воспримет возвращение Крыма в Россию? Лично я не сомневался.

Когда начались серьезные волнения в Украине, это было первое, о чем я подумал.

Было очевидно, что одна политическая сила воспользуется слабостью другой, как всегда происходит в истории. Это абсолютно нормальная заурядная ситуация. Россия сделала все, чтобы аннулировать решение, которое когда-то странным образом принял Никита Хрущев. Просто не надо этому удивляться.

– А если не получается?

– Не стоит даже пытаться моральными категориями оценивать политическую практику. К сожалению, ее можно измерить только методами экономической целесообразности или экономическими интересами. Вопросы морального порядка и политическая практика - вещи несопоставимые. Вся предыдущая практика политической жизни, начиная со средних веков, была примерно одной и той же, и сейчас она такая же. Ничего не изменилось.

– Насколько страшны для России санкции США и ЕС?

– Возможно, они пойдут нам на пользу. Например, если они приведут нас к тому, что будут – да, под таким вот давлением – реанимированы промышленность и сельское хозяйство, которое мы сами задушили и затоптали. Значит, спасибо этим санкциям. Пока они затрагивают интересы очень узкого круга богатых людей.

Однако они могут войти в жизнь и обычных граждан, каждого из нас, если будет пресечен экспорт энергоносителей. Вот тогда мы можем оказаться в сложной ситуации. Но на эти меры наши противники не идут, в том числе по причинам политической логики, замешанной на здравом смысле.

– После трагических событий в Одессе для многих, даже известных людей, слова «украинец», «бандеровец» и «фашист» стали едва ли не синонимами...

– Мне кажется, людям, в голове которых рождаются подобные глупости, нужно немного подумать и помолчать. Среди русского населения, особенно молодежи, достаточно людей, придерживающихся националистической идеологии. Это же не говорит о том, что мы все такие. В наших отношениях с Украиной кроется очень старая проблема. Мы глубоко заблуждаемся, считая друг друга братскими народами, это не так. Мы два больших народа, которые являются соседями, но мы не братья и сестры.

Русские никак не могут этого понять. У нас есть сосед, в жизни которого нам многое напоминает нас самих. Например, в культуре, но, тем не менее, мы не являемся ее частью, так же как и украинцы не являются частью русской культуры. Это иллюзия, это некая восприимчивость. Мы можем воспринимать и понимать друг друга в определенных обстоятельствах, но мы разные. У нас разные страны, разные обычаи, но есть и некая схожесть, которая и вызывает это заблуждение.

Еще при советской власти украинцы мечтали жить отдельно, создать свое государство. И для этого у них есть все условия – территория, самость и огромное желание стать полноценной страной и развиваться самостоятельно. Они всегда опосредовано чувствовали давление или влияние большого русского государства. Им было тяжело жить не с русской культурой или людьми, а именно с государством. Потому что оно все время испытывало потребность в определенной схеме поведения в отношении к своим соседям.

Русские действительно всегда воспринимали украинцев как братьев и сестер, наивно полагая, что они думают так же. Но они думали по-другому. Нельзя заставлять людей считать себя родственниками, если вы таковыми не являетесь. Ну, нет у нас этого полноценного и тотального родства.

Украинский народ достоин своего государства, независимого, культурного и глобального существования. На одном языке говорят англичане и американцы, но это совсем не одна страна или культура, и ни у кого не возникает желания Англию сделать Соединенными Штатами или наоборот. Даже в мыслях нет.

– Крым расколол российскую интеллигенцию на тех, кто подписал знаменитое письмо, и отказался это сделать. Правильно ли это – активно вовлекать актеров, спортсменов, представителей религии в политические процессы?

– Вовлечение людей разных профессиональных групп в политический процесс – типичный инструмент для политической работы. Если люди хотят быть винтиками в чьей-то игре, то они ими становятся. Однако политическая практика слишком серьезная вещь, чтобы можно было просто так ей доверять. Сегодня политика одна, а завтра она может поменяться. И кто может сказать, что политик, поменявший свою политическую позицию, неправ? Никто, такова суть политики, она меняется.

А что будет делать тот самый певец или спортсмен, когда поймет, что он не настолько «пластичен» как политик? Что он будет делать, когда осознает, что его просто обманули?

Я знаю, что моя точка зрения нелюбима многими коллегами, но она такова. Я считаю, что категорически нельзя вмешивать в политический процесс, исходя, прежде всего, из интересов будущего общества, церковь и культуру. Художники и религиозные деятели, участвующие в политической практике, наносят удар по будущему развитию страны.

natpress
 (голосов: 0)
Опубликовал administrator, 13-05-2014, 15:45. Просмотров: 1145
Другие новости по теме:
Григорий Явлинский: Государство начнет рушиться, а народ ничего делать не б ...
Ахмед Шаззо: Размышления о сути внешней политики современной России
Григорий Явлинский в Интернете: О позиции
В Адыгее насторожены высказываниями Багапша: Интервью ИА REGNUM
Максим Шевченко: Жириновский – тяжелая болезнь России, от которой надо изле ...