Архив сайта
Сентябрь 2017 (22)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Раджана Дугарова была одной из тех немногих, кто в 2006-07 годах открыто, вел кампанию против объединения Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Сейчас она живет за границей. В том числе из-за этой своей позиции. Нас же (Натпресс) данный материал интересует потому, что в нем один в один отражены черкесские проблемы.

Почему вы уехали за границу? Какие были мотивы и причины?

Раджана Дугарова: «Россия – страна умирающих языков»Решение уехать (хотя бы на время) я приняла в 2009 году, потому что захотелось расширить жизненные горизонты, попробовать найти применение своим силам вдалеке от дома. Кроме того, мне надоело повышенное внимание органов, которые незаслуженно называют компетентными, к моей скромной особе. Мне постоянно пытались перекрыть кислород, вмешивались в проекты.

Например, в 2008 году некоммерческая организация, в которой я работала, организовала в Бурятии международный летний волонтерский лагерь, в рамках которого в Улан-Удэ мы провели ряд встреч со студентами БГУ. Казалось бы, что плохого в том, что наши студенты пообщаются со сверстниками из Германии, Польши, Швейцарии, Италии?

Однако некоторые встречи провести не удалось, потому что, например, на юридический факультет позвонили (понятно откуда) и предупредили, что мероприятие, которое организует «радикалка Дугарова» проводить нежелательно. Это даже не смешно, потому, что во всем остальном мире радикалами называют террористов. Один друг мне тогда сказал, что я заработала «волчий билет», а в относительно маленьком городе жить «с волчьим билетом», сами понимаете, довольно тяжело.

Где живете? Чем сейчас занимаетесь? Какие ваши планы?

До последнего времени я жила и работала в Польше, стажировалась в Варшавском университете, вела с коллегой из Якутии семинар-киноклуб «Сны о Сибири», работала в некоммерческой организации. Сейчас в моей жизни грядут перемены, видимо, пришло время, вновь выйти из зоны комфорта, какой была для меня все эти годы Польша, но я предпочитаю с некоторого времени о своих планах не распространяться. Есть известная поговорка: «Хочешь рассмешить Бога – расскажи Ему о своих планах».

Вы получили политическое убежище? Какой сейчас ваш статус?

Я не подавала документы на политическое убежище, потому что, у меня нет такой цели. Я не собираюсь отказываться от возможности приезжать в Россию и жить в Бурятии, когда захочу.

Вы сотрудничаете с Восточно-Европейским демократическим центром? В одной из наших республиканских СМИ была статья на эту тему, это правда что там написано?

Очень хорошо, что вы задали этот вопрос. Эта статья – прекрасная иллюстрация к моему ответу на первый вопрос, о причинах отъезда. Я еще тогда, два года назад в своем блоге написала, что статья написана по заказу ФСБ, ибо просто кишит внутренней информацией. В противном случае, надо полагать, что автор собственноручно взломал мой скайп и е-мейл. Из каких источников ему стало известно о том, что организатор проекта с польской стороны передумала приезжать в Бурятию в 2012 году? Как показали дальнейшие события, в том числе и эта во всех отношениях «замечательная» статья, что решение, в результате которого я приехала в Улан-Удэ одна, были вполне оправданным.

Другие измышления и инсинуации, фигурирующие в статье, откровенно говоря, не хочется даже комментировать. Но придется, чтобы раз и навсегда поставить все точки над «и». Действительно, первыми тренерами на наших семинарах были сотрудники «Товарищества Льва» из Украины, давние партнеры ВЕДЦ, имеющие колоссальный опыт проведения тренингов для НКО. Вменять им в вину львовское происхождение на основании того, что когда-то в этом городе «националисты избили 9 мая ветеранов» по меньшей мере, глупо. Это все равно, что сказать, что все москвичи – неонацисты, потому что в Москве регулярно убивают людей неславянской внешности на почве расовой ненависти.

Также мне было бы весьма интересно узнать, откуда автору статьи стало известно, что «на семинаре была озвучена и причина замены украинских тренеров на «наших». Кстати, я не припомню, чтобы эта причина озвучивалась, что впрочем, не важно. На «наших» тренеров, тогда видимо ничего компрометирующего найти не удалось, кроме моей рекомендации и того, что одна из них «специализируется на работе с лесби, геями, бисексуалами и транссексуалами» (как будто это нечто ужасное).

Да, я сотрудничаю с Восточно-Европейским демократическим центром, который действительно выигрывает на свои проекты грантовые конкурсы международных фондов, таких как National Endowment for Democracy и FREEDOM HOUSE, и причина, по которой автору статьи стало об этом известно, предельно проста. Вся эта информация находится в открытом доступе, на сайте организации, которой нечего стыдиться и нечего скрывать. Эта организация не нарушает законов, ведет открытую, честную политику взаимодействия с обществом.

А вот он сам, через год после этой обличительной антиамериканской статьи, съездил на стажировку в США, по программе «Открытый мир», финансируемой Конгрессом США. Даже написал об этом статью.

К слову сказать, мне не довелось стажироваться в США на деньги Конгресса или пресловутого Госдепа.

Еще в 2009 году вы говорили, что по-настоящему возрождение бурятского языка может начаться, только если создавать для языка новые и современные площадки для развития и что будущее языка – это молодежь, поэтому на нее и должны быть направлены основные усилия. Сейчас все это начали делать, появились множество курсов в Сети, разрабатываются приложения, ролики Солбона Лыгденова, какой будет следующий этап? Что далее нужно делать?

Не забывать про детей. Молодежные проекты, конечно необходимы, но еще нужнее система непрерывного образования на бурятском языке от бурятских детских садов и до университета, которая у нас отсутствует. Вообще у нас, как сказал когда-то Воланд, «за что ни схватишься, ничего нет». В Улан-Удэ практически отсутствует бурятская языковая среда, и я рада, что постепенно силами энтузиастов эта лакуна начинает заполняться.

Про обязательность и необязательность изучения в школах ведутся споры и в обществе и в НХ. Ваша позиция по этому поводу?

Мне очень понравилось аргументированное мнение юриста Биликто Дугарова, напечатанное в «Новой Бурятии»: «Существующая норма в Законе об образовании Бурятии о том, что необходимо изучать государственный язык Республики Бурятия – бурятский язык – на добровольной основе, является абсолютно незаконной. Эта норма противоречит Конституции РФ и Конституции РБ. Считаю, что в Законе об образовании Бурятии может быть поставлен вопрос только о том, что те граждане Российской Федерации, которые проживают на территории Республики Бурятия, но не желают изучать один из государственных языков нашей республики, а именно бурятский язык, должны иметь возможность этого не делать. То есть такие граждане должны иметь возможность на законных основаниях отказаться от изучения государственного языка Бурятии – бурятского языка.

Незаконная норма о добровольности изучения бурятского языка в Законе об образовании Бурятии должна быть отменена, так как данная норма позволяет по аналогии гражданам Российской Федерации отказываться и от изучения второго государственного языка – русского языка, а это уже вообще недопустимо и нелогично. Таким образом, указанная скандальная и незаконная норма Закона об образовании дестабилизирует политическую и социальную ситуацию в нашей республике, подрывает конституционные устои Республики Бурятия и Российской Федерации в целом». Я готова подписаться под каждым словом.

Вы действительно считаете, что если будет обязательное изучение, то количество желающих изучать бурятский язык увеличится? Ведь понятно, что человек, родитель выбирает изучать или нет, не потому что там, что-то написано в законе?

Хорошо, а изучение русского языка в школе обязательно или нет? Бурятский язык – такой же государственный язык в Республике Бурятия, как и русский, почему же возник вопрос об обязательности изучения именно бурятского языка? Я вообще считаю всю эту кампанию по пересмотру Конституции и Закона о языках РБ по меньшей мере абсурдной с юридической точки зрения, и безнравственной с точки зрения этики. Далеко не секрет, что Россия – страна умирающих языков. Языки почти всех языков народов России так или иначе фигурируют в «Красной Книге исчезающих языков», составленной ЮНЕСКО.

Особенно не повезло языкам малочисленных народов. Какие-то языки, как, например, кетский, уже исчезли, другие на грани исчезновения. Бурятский язык в этой книге находится где-то посередине списка, что не дает нам повода для бездействия. Даже в Татарстане и в Саха-Якутии, где ситуация с языком титульной нации не лучше, чем у нас с бурятским, общественники бьют тревогу, добиваются расширения сферы его применения.

Приходится констатировать, что вопрос о языке, это вопрос о власти или гегемонии, в том смысле, который этому слову придавал Антонио Грамши. Успеха в любом деле обычно добивается та группа, которая наиболее внятно излагает свои взгляды, вырабатывает программу действий и убеждает общество в своей правоте. Якутская интеллигенция в этом отношении может показать нам пример того, как завоевывать прочную культурную гегемонию в массе своего народа. Заметьте, там даже саму постановку вопроса о добровольности изучения якутского языка невозможно себе представить.

Все мы знаем о Красной Книге исчезающих животных. А теперь вообразите, что вместо того, чтобы защищать, допустим, амурского тигра, правительство вдруг исключает этот вид из Красной Книги и начинает раздавать охотничьи лицензии на отстрел. А ведь именно это происходит сейчас с бурятским языком. Такое ощущение, что кому-то не дает покоя медленное угасание нашего языка, хочется его непременно добить.

Татарская телекомпания сняла недавно фильм об успешном опыте ревитализации валлийского языка. Так вот, главной причиной успеха там было названо введение обязательного обучения на валлийском языке. Этот фильм мне напомнил разговор с общественницей из Уэльса несколько лет назад. Действительно, по ее словам, деятели валлийского национального движения несколько десятков лет назад повели и выиграли борьбу за свой язык. Но чтобы это случилось, надо ведь было начать бороться!

Политическая борьба – часть нормального политического процесса в демократической стране. А уважение прав меньшинств, в том числе, культурных и лингвистических – необходимое условие демократии.

Ваше отношение к тому, что некоторые «лидеры» бурятского народа призывали к тому, чтоб вернуть границы 1937 года и вернуть название – «Бурят-Монгольская»?

Положительное. Кстати, почему слово «лидеры» у вас забрано в кавычки? Требование восстановить территориальную целостность республики озвучивалось с конца 1980-х годов вполне легитимными институтами бурятского народа – Съездами, Конгрессом бурятского народа и ВАРКом (Когда ВАРК еще был реальностью, а не симулякром). Более того, наша первая политическая акция как движения началась с открытого письма В.В. Путину «Молодое поколение за территориальную реабилитацию бурятского народа», в котором мы писали: «Бурятский народ всегда помнил трагическую историю появления бурятских округов. Усть-Ордынский и Агинский автономный округа, Ольхонский и другие районы были насильственно отторгнуты от Бурят-Монгольской республики в 1937 году. Раздел республики сопровождался широкомасштабными репрессиями бурятского народа.

Мы не отрицаем практической целесообразности административно-территориальной реформы, предполагающей укрупнение регионов Российской Федерации. Однако нам представляется, что эта реформа действительно актуальна в европейской части России с наибольшим количеством незначительных по территории субъектов федерации. В случае проведения реформы в отношении национальных автономий единственным разумным шагом могло бы стать воссоединение таких расколотых народов, как бурятский. Такой шаг не только ознаменует торжество исторической справедливости, но и будет отвечать взятому курсу на оптимизацию рычагов управления регионами». Это письмо подписали в 2005 году в преддверие референдума о слиянии Усть-Орды и Иркутской области более 3 тысяч человек разных национальностей.

Если без кавычек, кого можете назвать лидерами бурятского народа?

Я не вижу лидеров на сегодняшний день, и откровенно говоря, не считаю, что они нам сейчас, прямо вот, нужны, кровь из носу. Куда нужнее нам сейчас организация, представительный орган, наш Индийский национальный конгресс (шучу). Нужно собирать новый Всебурятский съезд и там избирать новый Конгресс бурятского народа. Будет организация – появятся и лидеры. Но опять-таки, Съезд должен быть не симулякром, как в 2006 году, а настоящим, как тот первый, созванный в апреле 1917 года и избравший легендарный Бурнацком.

Мустафа Джемилев заявил, что его страну Крым, оккупировали русские. Они, не признают присоединение к России. Сейчас, его не пускают в Россию, частности в Крым. Были нападения на Меджлис, избиения, возбуждают уголовный дела. Это новый этап борьбы крымско-татарского народа за свою свободу или конец?

Мустафа Джемилев мужественный человек и истинный лидер крымских татар, которые пережили переселение за тысячи километров, и сумели сохранить себя как народ, проживая на чужбине на протяжении четырех десятков лет. У Крымских татар не было причины бороться с украинским правительством, думаю, что настоящая борьба только начинается.

Есть выражение – «русская демократия», какое отношение в Европе сейчас к России к ее политике простых граждан?

Слышала выражение «суверенная демократия», у меня к этому понятию отношение такое же, как у Воланда (опять его вспомнила). «Демократия, как и осетрина не может быть второй свежести». Есть, или демократия или разного толка режимы. Боюсь, что мы благополучно миновали этап авторитаризма и стремительно скатываемся в тоталитаризм.

В Европе в кругу приличных людей принято судить о человеке по его поступкам, а не по национальной принадлежности. Кроме того, на самом деле нам только кажется, что всем в мире есть дело до России. Когда я была в Ирландии в 2011 году, меня поразило полное отсутствие России в теленовостях – ирландских и британских. О беспорядках на Манежной площади приходилось узнавать из интернета.

Часто бываете в Бурятии? Скучаете по родным улицам, лицам, друзьям?

Бываю в Бурятии достаточно часто, поэтому пока нет особых причин для ностальгии. По родным и друзьям, конечно, скучаю, но так получилось, что почти всех моих подруг и многих друзей жизнь разбросала по всему свету. Глобализация вошла в мою отдельно взятую жизнь прочно и бесповоротно.

Спасибо огромное, желаю вам успехов.

evrobur.livejournal.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 22-08-2014, 19:08. Просмотров: 750
Другие новости по теме:
Обращение к С.Е. Нарышкину – Председателю Государственной Думы РФ по поводу ...
Каждый год в мире умирает по 25 языков, - нужно ли спасать исчезающие языки ...
Что может приостановить процесс исчезновения языков и народов России
Госдума РФ, в том числе и Адыгее, сделала подарок – «упростив» изучение нац ...
В Грузии прошла акция протеста против запрета изучения грузинского языка в ...