Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Прокурору КБР Жарикову О.О., Правозащитный центр «Мемориал», Уполномоченному по правам человека РФ Памфиловой Э.А., Правозащитный центр KБР Хатажукову В.Н., Уполномоченному по правам человека в КБР Зумакулову Б.М.

Кодзокова Любовь Анатольевна

г. Нальчик

Мой сын Кодзоков Рустам Зелимханович освободился из мест лишения свободы 31 декабря 2014 г. и находился под надзором, ежемесячно выполнял свои обязанности, являлся в отдел на соответствующую регистрацию. 1 июня 2015 г. инспектор из отдела по имени Ильяс, к которому мой сын периодически являлся на регистрацию, позвонил ему и вызвал якобы для отметки.

Любовь Кодзокова: «Считаю, что мой сын убит в полиции Нальчика по ул. Кабардинской»Мне известно, что мой сын 1 июня 2015 г. в послеобеденное время, в период до 15 часов, направился пешком в отдел полиции №2 УМВД России по г. Нальчик по ул. Кабардинской.

В тот день я заступила на суточное дежурство, когда начала звонить, у сына телефон был выключен, сразу я не придала значения, подумала, что батарейка разряжена.

Когда утром 2 июня 2015 г. я пришла домой, то обнаружила, что сына дома не было, и он в эту ночь не ночевал. Этот вывод я сделала в связи с тем, что ничего не было съедено, по кровати было понятно, что никто не спал. Зайдя в свою спальню, на своей кровати, я увидела женский платок белого цвета, но уже пожелтевший. А в зале, где спит сын, на журнальном столике лежала цепочка и маленькая коробочка с иголочками, которыми девушки-мусульманки обычно закалывают платки, а также купон на скидку в магазине «Адамас». Я очень удивилась, поскольку у моего сына не было девушки, более того по своему характеру он никогда не позволил бы ввести в дом женщину.

Я стала звонить дочери, его другу Ратмиру, но выяснилось, что они тоже ничего о сыне не знают. Когда я рассказала про обнаруженные вещи, моя дочь навела меня на мысль, что возможно он с кем-то заключил мусульманский брак, иногда это сначала скрывают. Это сбило меня с толку, я решила переждать. Его друг сообщил мне, что Рустам звонил ему 01.06.2015 г. чтобы он пошел с ним на отметку, но он не смог с ним поехать, так как его не было в городе.

3 июня 2015 г. мне позвонил инспектор Ильяс, начал возмущенным голосом говорить, что мой сын не явился на отметку, и у него выключен телефон. На это я сказала, что Рустам являлся на отметку и тому есть свидетели, что я вообще не пойму, куда делся мой сын, также заявила, что буду обращаться с заявлением об исчезновении моего сына. В свою очередь он мне объяснил, что я могу написать заявление по истечении 3-х дней.

Также я встретила участкового инспектора Исаева Б.Н., которому рассказала о том, что сын пропал, и спросила, действительно ли я только по истечении 3-х дней могу подать заявление, на что он ответил, что это каждый делает по своему усмотрению.

4 июня 2015 г. я обратилась с заявлением в отдел полиции, где он отмечался. Когда я писала заявление, один из сотрудников полиции начал говорить мне «что Вы волнуетесь, может с девушкой загулял?», другой начал говорить, что не надо писать, что он шел на отметку и пропал.

5 июня 2015 г. примерно в 18 часов мне позвонил участковый инспектор Исаев Б.Н. и сказал мне «Вы же писали о пропаже сына. Вам надо сначала явиться в Следственный комитет в г. Баксане к следователю Кармокову А.И., потом в морг, просто нашли паспорт вашего сына в Баксане. Вы не волнуйтесь, может, труп не его».

Когда я приехала в комитет, меня принял другой сотрудник, который опросил меня. Также у меня взяли образцы крови под угрозой того, что в противном случае мне не выдадут тело моего сына. Одновременно мне говорили, что возможно это труп не моего сына. Я была в полном замешательстве.

После этого, по предложению сотрудников комитета, я поехала в морг. Однако по приезду меня значительное время не впускали, просили подождать.

Когда меня пригласили, в помещении было несколько трупов. Я, видимо, подошла не к тому, на что мне сотрудник морга сказал: «вот ваш сын», - и показал на другого, который лежал на полу.

Сначала я не узнала своего сына. Я сказала, что у моего сына на левой руке должны быть следы старых порезов, начала разглядывать и поняла, что это мой сын. Я увидела, что на правой руке отсутствовали мизинец и безымянный пальцы, на других пальцах были также множественные повреждения, похожие на следы от воздействия щипцов. Т.е. были вырваны куски кожных покровов, на животе повреждение от огнестрельного ранения, на шее незначительные царапины. Остальную часть тела я не разглядывала, так как она была закрыта одеждой.

По состоянию трупа было ясно, что мой сын убит не в этот день. Это было понятно по запаху и по тому, что из одного глаза уже вылезали черви. Я обратила внимание, что мой сын был одет в камуфлированную одежду не по размеру, то есть одежда была примерно на 10 размеров больше. Рядом были приставлены ботинки. Камуфляж был утепленный. Я начала спрашивать: «Что это на нем за одежда, он вышел в другой одежде?», - на что следователь сказал: «Он воевал в Баксане». Я начала кричать: «Не врите, его убили в отделе, как он мог быть в Баксане, если он пошел на отметку».

Я обратила внимание, что мой сын был также гладко побрит, как и выходя из дома, поэтому спросила следователя: «Как он мог быть убит сегодня утром, если он также гладко побрит, разве возможно, что за четыре дня щетина не появилась?», на что он спросил: «Да?», - и больше ничего не смог сказать.

Мне объяснили, что 6 июня 2015 г. будут вскрывать труп, после чего мы сможем забрать его для захоронения.

При омовении моего сына, были обнаружены множественные телесные повреждения на его теле, в частности рваные раны, перелом шеи, переломы локтевых суставов, проколы, разрезы, гематомы, которые свидетельствовали о пытках. В связи с этим нами была произведена видеозапись.

В настоящее время я, как мать, считаю, что мой сын был убит в отделе полиции, куда он явился на отметку по ул. Кабардинской. У сотрудников полиции была возможность завладеть ключами сына и подбросить женские вещи для парализации моих действий, поскольку я работала в ночь. Позже сами сотрудники этого отдела и изъяли эти вещи.

В связи с изложенным, прошу каждого адресата в пределах предоставленных полномочий принять соответствующие меры реагирования в связи с убийством моего сына Кодзокова Р.З.


10 июня 2015 г. Кодзокова Л.А.

zapravakbr.ru
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 20-06-2015, 16:24. Просмотров: 1668
Другие новости по теме:
Науруз Татроков просит Правозащитный центр КБР помочь расследовать убийство ...
Жительница Нальчика подозревает в похищении ее сына правоохранительные орга ...
Жительница Нальчика: «Веры в справедливость силовых структур у меня не оста ...
Житель КБР Марат Иналов просит правозащитников спасти сына от правоохраните ...
Житель Нальчика Олий Булгаров уверен, что его начали преследовать из-за нам ...