Архив сайта
Декабрь 2016 (4)
Ноябрь 2016 (66)
Октябрь 2016 (27)
Сентябрь 2016 (35)
Август 2016 (71)
Июль 2016 (68)
Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Черкесские общественники критикуют миграционные правила, согласно которым сирийским черкесам, желающим перебраться на историческую родину, приходится сталкиваться со множеством административных и законодательных барьеров.

Этот вопрос накануне обсуждали и в Кабардино-Балкарском госуниверситете на международной конференции, посвященной проблемам национальной идентичности в современном мире. Представители власти от имени главы республики пообещали оказать содействие всем прибывающим из Сирии соотечественникам.

Мурат Гукемухов: «Для сирийских черкесов дверь в Россию захлопнута накрепко»





























По словам черкесского общественника Аслана Бешто, в 2011 году ФМС России выделила Кабардино-Балкарии квоту на 600 трудовых мигрантов, которой могли воспользоваться бегущие от войны сирийские черкесы. В 2012-м черкесские сенаторы пролоббировали увеличение квоты до 1200 человек для КБР и 600 для Адыгеи. Тогда из Сирии вывезли около двух тысяч человек, из которых три сотни впоследствии покинули Россию.

Федеральные власти, видимо, нервно отреагировали на приток беженцев и квоты свернули. В результате, говорит Аслан Бешто, в 2013-м и прошлом году общественники не смогли реализовать даже уже оплаченные 350 приглашений. В итоге и людям не смогли помочь, и 175 тысяч общественных рублей пропали.

Часть из тех, кого удалось вывезти в КБР, разобрали по домам родственники, остальных поселили в одном из корпусов санатория «Эльбрус». Общественники договорились с администрацией санатория, что отремонтируют аварийный корпус и расселят там людей.

Капитальный ремонт здания, оплата отопления, электроэнергии, питания – все делалось на общественные пожертвования. По словам Аслана Бешто, помогали все – и балкарцы, и осетины, и чеченцы, проживающие в республике.

Когда казалось, что вопрос с устройством сирийских черкесов закрыт, в Нальчик привезли беженцев из Донбасса, говорит Аслан Бешто:

«Ничего другого власти не придумали, кроме как выселить в приказном порядке из отремонтированного здания сирийских черкесов и заселить в корпус беженцев из Донбасса. Это была некрасивая история, но мы не стали поднимать по этому поводу шум – в любом случае они беженцы и нуждались в помощи. Тем более не стоило поднимать вопрос, потому что мы полностью зависим от государства в вопросе о беженцах – не в плане материальном, оно и так ничем не помогает, а в части выдачи разрешений. Мы просто подыскали другое помещение и с нуля стали его ремонтировать.

– А беженцам из Донбасса государство помогло?

– Естественно, им ежедневно выплачивалось, если не ошибаюсь, по 600 рублей на человека. Кроме этого, по учреждениям была дана команда закупить, насколько это возможно, гуманитарную помощь. Приняли в этом участие и политические партии. К санаторию «Газелями» подвозили средства гигиены, памперсы и прочее. Само собой, плату с них за проживание в санатории не брали. Все это уже прошлое, чего об этом говорить».

В Нальчике об этом говорят неохотно, мол, проехали – забыли, но осадок остался. Вроде бы все мы народы многонациональной России и вроде бы все – соотечественники, но на деле получилось иначе.

По новым законам, для получения долгосрочной визы необходимо, чтобы иностранец показал, что на счету у него минимальный прожиточный минимум на год вперед, а это около 100 тысяч рублей. То есть хочешь вытащить из Сирии десять соотечественников – найди миллион. Еще одно препятствие на пути сирийского черкеса на историческую родину – обязательное знание русского языка и истории для соискателя вида на жительство, говорит черкесский общественник из Майкопа Аслан Шаззо:

«Этот тест на знание языка в контексте событий, происходящих в Сирии, абсолютно людоедский. Нельзя от человека, который ищет спасения, требовать, чтобы он вначале выучил язык».

Черкесский общественник из Майкопа Заурбий Чундышко с товарищами собрали средства и вытащили из Сирии в начале 2012 года трех человек. В феврале 2012 года вывезли в Адыгею еще две большие семьи общей численностью 16 человек. После Олимпиады в Сочи административные барьеры стали непреодолимыми – с этого времени ни одного соотечественника общественникам Адыгеи из Сирии вывезти не удалось. Говорит Заурбий Чундышко:

«Россия закрыта. Россия больше не впускает сирийских черкесов. Откуда у нас такая информация? Черкесы, которые успели перебраться сюда, по интернету общаются со своими родственниками, оставшимися в Сирии. Те говорят, что на обращения в российское посольство им отвечают, что Россия не выдает виз гражданам Сирии. Даже при наличии приглашения они получают отказ. Сотрудники посольства ссылаются на какие-то указания сверху, внутренние документы МИДа».

При этом, по уверениям сирийских черкесов, российское посольство без проблем выдавало визы этническим арабам.

В результате, по словам Заурбия Чундышко, Адыгея открыта для всех зарубежных соотечественников, кроме коренного населения – черкесов:

«На 2015 год квота для трудовых мигрантов для Адыгеи вначале была 300 человек. Потом, в связи с ситуацией в Украине, квоту увеличили до 600 человек. Люди приезжают, остаются здесь жить… Наша доля там – квот тридцать, да и то формальная. Мы пытаемся возмущаться, но наши возмущения, когда доходят до властей, возвращаются нам бумерангом».

Правда, для тех, кто просит политическое убежище, все это не нужно – ни средства на счету, ни квоты, ни знание языка. Как это, например, было со Сноуденом. Но и на этот счет в отношении сирийских черкесов существуют негласные инструкции ФМС, говорит Аслан Бешто:

«Политическое убежище не предоставляется. Тем, кто уже находится на территории России по долгосрочной визе в ФМС, говорят, что мы у вас не будем принимать такие заявления. Без объяснений. Дело в том, что если государство предоставляет политическое убежище, то оно принимает на себя обязательства, в том числе материальные, но наше государство не хочет принимать на себя ответственность за сирийских черкесов»

Аслан Шаззо убежден, что сирийские черкесы не останутся без крыши над головой. Их принимают в Иордании, Турции, странах Евросоюза. Они ненадолго задерживаются в лагерях для беженцев – их разбирают по домам соплеменники, проживающие в этих странах, помогают, как могут.

В основой своей массе сирийские черкесы – это образованные люди, знающие несколько европейских языков, специалисты в самых разных областях. Для них не станет проблемой адаптироваться в других государствах. По словам Аслана Шаззо, эта война показала, что разбросанный по миру народ способен к консолидации и взаимопопощи в трудную минуту. Что же касается России, то, увы, она не признала наших соотечественников своими:

«Что касается России, то дверь захлопнута накрепко. Именно поэтому мы, черкесы, говорим, что безнравственно в такой ситуации бездействовать по отношению к хотя бы своим соотечественникам. Но сделать мы ничего не можем: только федеральный центр, только Владимир Путин – в его руках это дело».

ekhokavkaza.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 17-09-2015, 18:59. Просмотров: 547
Другие новости по теме:
Мурат Гукемухов: Ловушка для репатриантов
«Прием даже черкесов-беженцев из Сирии остановлен до конца Олимпиады Сочи»
Власти КЧР не хотят знать о существовании сирийских беженцев, - Черкесов
Россия сирийским беженцам не помощник, - правозащитник Светлана Ганнушкина
Аскер Сохт, Аслан Бешто: Могут ли черкесы рассчитывать на дружбу России и Т ...