Архив сайта
Июнь 2021 (21)
Май 2021 (32)
Апрель 2021 (31)
Март 2021 (32)
Февраль 2021 (30)
Январь 2021 (32)
Календарь
«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В научной литературе о Кавказской войне утвердилось мнение о том, что в плане оснащения холодным оружием (а также и владения таковым) очевидное преимущество было на стороне северокавказских воинов (обобщенно «горцев») 1. Б.Е. Фролов отмечает неспособность черноморских казаков противодействовать черкесам в конном строю с холодным оружием в руках и происходящую от этого единственно возможную тактику массированного обстрела противника 2. Формирование военной культуры народов Северного Кавказа на протяжении XIII-XIX вв. происходило под сильным воздействием воинского класса Черкесии 3.

Черкесская винтовка и русский штуцер: соревнование людей, технологий и политических систем





























Данная статья представляет собой сопоставительный анализ ручного огнестрельного оружия (гладкоствольного и нарезного) черкесов и русских на протяжении первых двух третей XIX в. (до 1864 г.). Проблема рассматривается во взаимосвязи с социально-политическими институтами Черкесии (проходившей стадию образования государства) и России – могущественной, модернизированной европейской империи.

1. Внедрение огнестрельного оружия в Черкесии.

Черкесское рыцарское войско являлось главной силой на Северном Кавказе, начиная с 20-х гг. XV в., когда, де факто, Золотая Орда прекратила свое существование. В 80-90-х гг. XV в. черкесы оказались достаточно сильны, чтобы сделать невозможным размещение в районе Пятигорья Большой Орды. В 20-40-х гг. XVI в. черкесы неоднократно захватывали Астрахань в целях утверждения на троне хана, связанного с ними матримониальными и аталыческими контактами. Но быстрое утверждение османского присутствия на Таманском «острове» в 1475-1479 гг., затем строительство здесь двух крепостей, должно было доказать черкесам преимущество огнестрельного оружия. В 1539-1551 гг. армия хана Сахиб Герая, в составе которой был вооруженный пищалями (фитильными ружьями) корпус тюфенкчи, нанесла четыре серьезных поражения черкесским княжествам и, таким образом, положила предел эпохе доминирования тяжеловооруженной конницы в регионе Северного Кавказа 4.

Обидное поражение и еще более оскорбительные экзекуции над знатью, привели черкесов в Москву в 1552 г. Затем последовало еще три посольства 1555, 1557 и 1558 гг. Можно с уверенностью полагать, что одна из наиболее важных для черкесов целей состояла в получении огнестрельного оружия 5. Иван IV, насколько известно, не дал его черкесам в руки, но зато стал направлять им стрельцов и волжских казаков на помощь. Можно также предположить, что совместные боевые операции черкесов и русских против Крыма в 1558-1561 гг. под руководством Дмитрия Вишневецкого создали впервые условия для попадания хотя бы небольшого количества ружей в распоряжение черкесов. Тем более, что царский воевода действовал в значительной степени самостоятельно и, в конце концов, перешел на польскую службу, переманив туда же пять черкесских князей 6.

Первые свидетельства о массовом вооружении черкесского войска ружьями относятся ко второй трети XVII в. В 1644 г. ногайцы и кабардинцы при помощи тактики обманного отступления и массированного огня истребили калмыцкое войско, впервые совершившее вторжение на Северный Кавказ 7. В 1648 г. черкесский (кабардинский) князь преподнес царю Алексею Михайловичу два великолепных фитильных ружья турецкой работы (хранятся в Оружейной палате Московского Кремля, №№ 6419, 6420) 8. На помощь крымскому войску в Украине в 1660 г. прибыло многотысячное, оснащенное ружьями черкесское ополчение (хегаки, жанеевцы, махошевцы, адамиевцы, темиргоевцы, беленеевцы и кабардинцы) 9. В 1666 г. Э. Челеби в свите отставного крымского хана проехал через всю Черкесию и отметил, что «все пешие воины имеют ружья и стреляют свинцовыми пулями так метко, что попадут в глаз блохе» 10. Шарльде Пейсонель, французский консул в Крымском ханстве (1753-1757), сообщал о завозе в Черкесию тысячи ружейных стволов из Бахчисарая 11. В 1748 г. русский офицер Бакунин отмечал, что пищали у кабардинцев «крымские и кубачинские, и больше винтопальные, но притом короткие и лехкие» 12. Описанные Бакуниным кавалерийские карабины сохранялись на вооружении адыгов в середине XIX в.: «Короткие ручные пищали, которые встречаются не очень часто, употребляются только всадниками, которые прикрепляют их к седлу» 13.

Таким образом, у черкесов достаточно рано получило распространение нарезное оружие, которое они сумели развить в эффективный и оригинально оформленный, узнаваемый тип ружья. В конце XVIII – первой половине XIX в. в литературе часто упоминаются «черкесское ружье», а также «черкесский пистолет» 14. В 1811 г. при формировании гвардейской сотни из числа черноморских казаков, атаман Черноморского войска Ф.Я. Бурсак приказал полковым командирам отобрать лучших людей и вооружить их наиболее качественным оружием и предметами экипировки: «и чтобы ружья были черкесские или турецкие» 15. М.А. Меретуков приводит наименования типов ружей, изготавливавшихся адыгами: мэщыкъу, ерэджыбэжъ, хьаджэ-мустаф, мэджыр, къэрэтэлау, къэлат, хьатIанэкъу, хьагъундэкъу, къолый, щэщкъан. Часть этих наименований связана с именами оружейников. Так, с мастером Щэщкъан информаторы середины XX в. связывали начало изготовления нарезного оружия 16.

Распространение огнестрельного оружия в Черкесии привело к ослаблению позиций знати. Можно сказать, что ружье уравняло военные силы дворян (уорков) и простолюдинов (тфокотлей). С появлением в регионе значительных контингентов российской регулярной армии, значение дворянской конницы черкесов понизилось еще сильнее. Сдержать русское наступление могло только сочетание огнестрельного оружия и горного ландшафта. В итоге, рядовое население Черкесии перестало кормить всадников-аристократов и снаряжать их на войну. Дж. Бэлл отмечал влияние торговли и роста богатства, сосредоточенного в руках среднего сословия, на общественный переворот. Второй фактор, отмечаемый англичанином: распространение огнестрельного оружия 17. Усиление дальнобойности и точности винтовок привело к окончательному отказу черкесского воинского сообщества от использования кольчужных панцирей. Если в 1837 г. черкесские панцирники могли бравировать на расстоянии в ½ ружейного выстрела и не спеша расстреливать русскую пехоту, то в 1858 г. они полностью утратили преимущество защитного вооружения 18.

2. Черкесское нарезное ружье (винтовка) против гладкоствольного русского ружья.

В источниках достаточно часто встречается информация о том, что черкесы в ходе боестолкновений с царскими войсками выпускали внушительное количество зарядов, вели «батальный огонь». Так, 19 мая 1828 г. (вскоре после начала русско-турецкой войны) отряд командующего Г.А. Эммануэля пытался остановить жителей аула темиргоевского князя Хеаолей Айтекова (Болотокова), решивших оставить аул в нижнем течении Белой и переселиться в более отдаленный от границы район. В.А. Потто отмечает, что подчиненные Эммануэлю войска не смогли воспрепятствовать темиргоевцам и, более того, не сумели нанести им военного поражения. Несколько раз войска пятились, атаки захлебывались, и командующий был вынужден дать отбой 19.

Н. М., ветеран военных действий в Натухае и Шапсугии в 30-е гг. XIX в., отмечал отличное качество черкесских ружей: «Надо заметить, что у горцев вообще ружья – винтовки, которые бьют чрезвычайно далеко и так метко, что на расстоянии, где выстрелы наших ружей уже недействительны, – винтовки горцев наносят еще сильный вред» 20. А. Рукевич, участник экспедиции 1838 г. в Убыхию, позже дослужившийся до генеральского чина, отмечал: «И вооружение наше тоже было нехорошее. Правда, многие дружинники (гурийцы, прим. С.Х.) имели нарезные, малокалиберные ружья, обладавшие гораздо большей дальностью, чем наши семилинейные, стрелявшие шагов на сто-двести, да и то не каждое. Мы знали, что побережные горцы (черкесы, прим. С.Х.) были большей частью вооружены такими же турецкого или, правильней сказать, английского происхождения ружьями» 21.

Как подчеркивал В.Г. Федоров, «невысокие баллистические качества, незначительная меткость, дальность и скорость заряжания, которыми отличались прежние гладкоствольные ружья», имели своим следствием то, что «войска смотрели на них скорее не как на огнестрельное, а как на холодное оружие». Соответственно, «штыку придавалось громадное значение» 22. Среди причин частых штыковых атакбыли экономия боеприпасов и стремление «избежать невыгодного соревнования с винтовками горцев» 23.

3 января 1858 г. состоялось значительное боестолкновение между отрядом командующего войсками на Кавказской линии В.М. Козловского (два батальона пехоты и несколько эскадронов) и абадзехами в долине Курджипса (над Майкопом). «В то время, – вспоминал офицер В., – превосходство горской винтовки пред нашим пехотным ружьем делало подобный бой неравным: мы могли рассчитывать на большую потерю, зная, что горцы не понесут никакой. Позиция их была хороша: скрытые большими деревьями, они не страдали не только от нашего ружейного огня (наши пули к ним почти и не долетали). Благодаря дальнострельности горских винтовок потеря наша была вовсе не соразмерна с уроном противника. По сведениям, доставленным лазутчиками, у них был всего один раненый, тогда как наша потеря превышала десять человек» 24. В перестрелке у аула Дух-хабль в долине Курджипса 13 января1858 г. потери отряда состояли из «шести или семи офицеров и, если не ошибаюсь, из 40 нижних чинов, выбывших из строя» 25.

Офицер Н. М. отмечал наличие у черкесов в районе горы, богатой железной рудой, «хорошо устроенных кузниц», инструментарий которых позволял сделать вывод о том, что в них изготавливалось оружие 26. Через 20 лет после Н. М., польский офицер-доброволец Теофил Лапинский сообщал о большом числе специалистов-оружейников среди черкесов: «Почти непостижимо, как они с их немногими и недостаточными инструментами могут изготовлять превосходное оружие» 27. В 1861 г. С. Смоленский заметил, что отличные винтовки производились в Убыхии 28.

Характерно, что черкесы не использовали трофейные русские ружья, рассматривая их только «как сырье для изготовления металлических предметов» 29. «Все ружья, – писал в 1858 г. Т. Лапинский, – которые попадают им в руки, сейчас же переделываются ими на свой лад; они чувствуют почти отвращение к тяжелым мушкетам» 30. Свинцом для изготовления пуль черкесы были обеспечены в избытке, о чем свидетельствует, в частности, гора под названием «Свинцовая залежь» (адыг. ШIомыкIэуалъ, Суемчеуатель у Н.В. Симановского 31 и Суэмшватль на «Карте Черкесских берегов» 32). Один из ведущих военных аналитиков И. Бларамберг отмечал, что на территории Абадзехии добывалось «самородное железо в виде крупного песка», который выплавлялся в виде слитков и использовался в различных целях 33. Согласно Т. Лапинскому, черкесы в небольшом количестве добывали свинец, железо, медь, серебро, золото. Кроме того, «большое число семейств занимается исключительно изготовлением пороха и получает от этого значительную прибыль» 34.

Таким образом, вооружение адыгского воина отличалось повышенным качеством в сравнении с регулярными, принятыми на вооружение образцами передовой европейской армии, каковой являлась русская армия этого времени. Но это было вооружение традиционного воинского общества, мало приспособленное для организации регулярной армии 35. Черкесское оружие изготавливалось под конкретные требования, было предметом большой индивидуальной заботы, хранилось в водо непроницаемом чехле 36. Умению стрелять в комплексе с большим числом навыков владения оружием человек обучался с раннего детства и практиковался до смерти37. Ополчение из таких природных стрелков всегда могло дать серьезный отпор. Так, в начале июля 1861 г. меткий и интенсивный огонь ополчения абхазов-псхувцев и убыхов заставил отступить Бзыбский сводный отряд войск 38. «Горцы неподражаемо хорошо умели преследовать рассыпным строем. – Вспоминал И. Дроздов. – Такой образ ведения войны и обратился у них в систему» 39.

Технологическое превосходство со стороны черкесов могло приобретать эпизодически неожиданный и эффектный характер: «В этом ауле (в устье Сочи, прим. С.Х.) жил убыхский князь Аубла-Ахмет, слывший по всему побережью, как отчаяннейший пират, грабивший и наши крымские, и турецкие анатолийские берега. За его небольшой, но чрезвычайно хорошо оснащенной бригантиной наши военные суда очень долго и упорно гонялись и так-таки не могли захватить ее» 40.

3. Модернизация русских стрелковых систем: штуцер образца 1843 г., 6-линейная стрелковая винтовка образца 1856 г.

Согласно В.В. Лапину, основным оружием Отдельного Кавказского корпуса с 1820 г. являлось семилинейное гладкоствольное ружье российского производства. Его параметры: длина 1, 83 м (со штыком); вес 4,74 кг; заряжалось патроном весом 36,3 г. В 1843 г. на вооружение был принят 7-линейный литтихский штуцер весом 5,3 кг, патрон которого весил 53,3 г. В конце Кавказской войны применялась также 6-линейная ударная заряжавшаяся с дула стрелковая винтовка (4,8 кг, патрон 41,5 г) 41. Вооружение русской пехоты винтовками, заряжавшимися унитарным патроном с казенной части (системы Карле, Крнка), началось после 1867г.

Принятие на вооружение стрелковых батальонов Отдельного Кавказского корпуса в 1843 г. нарезного дульнозарядного ружья бельгийского производства (литтихский штуцер) стало значимым событием в противостоянии систем вооружения на Кавказе. Штуцер обладал высокой дальнобойностью и кучностью стрельбы. Процесс заряжания дульнозарядного нарезного оружия (литтихского штуцера образца 1843 г., штуцера Гартунга 1848 г., др. подобных систем) отличался «тугой загонкой пули в нарезы ствола». Пули (сферические; сферические, снабженные ободком для постановки в два нареза; остроконечные с ушками для постановки в два нареза) заворачивали в «пластырь» – кусочек просаленной ткани (так называемая мешкотная зарядка). Затем их вбивали в ствол специальным деревянным молотком (не во всех системах) и досылали шомполом (который в случае с остроконечной пулей с ушками имел соответствующую выемку в медной головке). Этот процесс обеспечивал необходимую обтюрацию. Скорострельность была существенно более низкой в сравнении с гладкоствольными системами 42.

Штуцерники не могли действовать сами по себе, но нуждались в поддержке стрелков с гладкоствольными ружьями, способных делать 5 выстрелов в минуту. Соответственно, штуцер стал оружием так называемых «застрельщиков» или снайперов. На батальон выделялось по 24 штуцера. Данный тип винтовки не привел к явному доминированию стрелковых батальонов в сражениях с горцами – дагестанцами, чеченцами и черкесами.

Критически опасная ситуация сложилась для черкесов к началу 1858 г., когда в войска (в стрелковые батальоны) стало поступать передовое вооружение. 15 тысяч нарезных ружей предназначались для вооружения ими дополнительно по одной роте в каждом батальоне. В перспективе предусматривалось вооружить ими все части Кавказского корпуса 43.

Фельдмаршал А.И. Барятинский констатировал в этой связи: «Я полагаю необходимым заменить то, что мы теряем в численности, усовершенствованием оружия, тем более, что и неприятель, изменяя вековым своим привычкам, начинает предпочитать новейшие европейские ружья старым своим винтовкам. Горцы всегда имели над нами преимущество в ручном огнестрельном оружии, у них нет гладкоствольных ружей, а винтовка их уступает в действии только новейшим штуцерам и нарезным ружьям. Но в последнее время и у них все более и более распространяется употребление европейских винтованных ружей, которые к ним путем Черного моря проникают» 44.

И. Дроздов, ветеран боев в Черкесии завершающего периода Кавказской войны, вспоминал: «Формирование стрелковых батальонов на Кавказе в 1857 году живо заинтересовало всех, считавших до тех пор горскую винтовку образцом огнестрельного оружия. Трудно представить себе что-нибудь наивнее той железной трубки, под названием ружья, с которой кавказец (солдат Кавказского корпуса, прим. С.Х.) побеждал горцев. Этого ружья солдат наш поистине боялся больше, чем боялся его неприятель. Может ли что быть эффектнее горца, который, смеясь, не обращая внимания на батальный огонь, подъезжает на пистолетный выстрел к нашим колоннам, и из пистолета бьет солдат на выбор? И смешно, и оскорбительно! Ради сбережения людей и ради самолюбия их, надо было дать вооружение, которое не было бы пародией на ружья. Вот почему весть о новом вооружении, и потом совершившийся факт, живо заинтересовали всех» 45.

В распоряжении ген.-л. В.М. Козловского в сентябре 1857 г. находился только один взвод, вооруженный штуцерами: «Не было перестрелки, из которой они не возвращались бы героями. Особенно в одном деле, бывшем на рубке леса, на горе, против мостового укрепления в Майкопе, взвод, заливаясь кровью, потеряв смертельно-раненым своего молодца начальника, подпоручика Горлова, сорвал первый лист для венка, которым украшен ныне батальон» 46. И. Дроздов вспоминал, что 29 ноября 1858 г. в боях за аул Хапач-хабль в долине Белой в двух ротах 19-го стрелкового батальона убыль составила 2 офицера и 44 рядовых 47.

Офицер, участник боев в Абадзехии, оставивший интереснейшие мемуары под литерой В., обращает особое внимание на историю вооружения войск нарезным оружием: «Все, бывшие в Майкопском отряде в 1857 году, могут засвидетельствовать, что, в то время из войск, входивших в состав отряда, нарезными ружьями (именно литихскими штуцерами) был вооружен только один 19-й стрелковый батальон. В продолжение лета присылались поочередно по одной роте этого батальона, а в зимний период батальон весь был под командою полковника Поздняка. Стрелковые роты батальонов были вооружены тогда ударными ружьями, а некоторые и кремневыми, чем, конечно, объясняется та отчаянная храбрость горцев, какой они отличались в перестрелках 1857 и 1858 годов. Только к концу 1858 и к началу 1859 годов стрелковые роты правого фланга были вооружены нарезными ружьями, семилинейного калибра» 48. Под нарезными ружьями семилинейного калибра имелись в виду переделанные гладкоствольные ружья, уже находившиеся на вооружении. Таким образом, реальное перевооружение на современную шестилинейную винтовку образца 1856 г., утвержденную к тому, чтобы ею были вооружены все стрелковые батальоны (а также стрелковые роты и унтер-офицеры всей пехоты) 49, затянулось на годы.

В ходе боя 2 марта 1862 г. в ущелье реки Чхафизепс (приток Белой) в составе стрелкового батальона Апшеронского полка погиб один командир роты и были ранены два ротных командира, погибли еще один обер-офицер и два унтер-офицера; ранены 4 обер-офицера и 6 унтер-офицеров; погибли 19 стрелков и ранены 80 стрелков. Такие потери со стороны отряда, вооруженного передовым стрелковым вооружением, говорят о том, что и черкесы обладали равным по эффективности оружием. Очевидно также, что абадзехи старались выбивать офицерский состав 50. Л. Богуславский подчеркивает важное обстоятельство: боезапас батальона состоял из так называемых пуль Минье, имевших высокую убойную силу и способных поразить двух человек 51. Но дело было не столько в убойной силе, сколько в том, что данный тип пули впервые позволил стрелкам, вооруженным «штуцерами» (на тот период это могли быть уже 6-линейные стрелковые винтовки обр. 1856 г.), достичь той скорострельности, которой ранее обладали опытные стрелки с гладкоствольными ружьями.

Выдающийся скачок в развитии винтовки был осуществлен благодаря появлению расширительной пули, изобретенной французским офицером Клодом-Этьеном Минье в 1849 г. Новая пуля «вжималась в нарезы ствола действием пороховых газов. Для этого цилиндрострельчатая пуля с желобками по системе Тамизье была снабжена в задней части пустотой в виде усеченного конуса, в которую вставлялась чашечка из листового железа. При выстреле чашечка вследствие своей легкости приходила в движение ранее пули и расширяла ее заднюю часть, которая и врезалась в нарезы» 52. Пули Минье обеспечивали летальный точный огонь на больших расстояниях. Первое массовое применение они получили в англо-французских войсках в Крымской войне 1853–1856 гг., затем в сражениях Гражданской войны в США 1861-1865 гг., где причинили взаимный небывалый урон в живой силе 53.

В.Г. Федоров отмечал несоразмерность потерь, понесенных российской армией в Крымской войне и то, что именно этот «дорого стоивший опыт» привел к утверждению 6-линейной винтовки в 1856 г., и к утверждению пули Минье в 1858 г. 54. Принципиально важно, что «в отношении удобства заряжания система Минье не оставляла желать ничего лучшего» 55.

Об эффективности 6-линейных винтовок с пулями Минье писал ветеран действий против черкесов в 1861-1864 гг., командир сводного стрелкового полубатальона В. Солтан 56. Несмотря на нахождение значительного числа стрелковых подразделений в составе сводных отрядов, действовавших в Черкесии на заключительном этапе войны, войска часто оказывались в тяжелой ситуации. Тот же В. Солтан вспоминал, как перекатные цепи стрелков вели заградительный огонь весь день, прикрывая отступление колонн в долине Пшиша 57.

4. Черкесы перевооружаются.

Производить винтовки и пули, равные по сложности российским и европейским образцам середины XIX в., черкесские оружейники были не в состоянии. Единственная возможность уравнять шансы в войне со стрелковыми и пехотными батальонами состояла в целенаправленной закупке европейских винтовок в Турции. В этот период султанское правительство закупало огромное количество винтовок у европейских производителей. Какая-то часть этих закупок направлялась бесплатно и за деньги в Черкесию. Т. Лапинский вспоминал, что во время Крымской войны многие черкесы пошли на значительные траты ради приобретения револьверов, возбудивших у них «высшее удивление» 58. В 1861-1863 гг., по замечанию С. Смоленского, черкесы завозили из Турции «значительное число повторительного оружия, с патронами к нему», артиллерийские орудия, револьверы 59.

5. Снайперы.

К. Ривкин и О. Пинчо отмечают снайперскую тактику «горцев» в Кавказской войне: «Несмотря на превосходящее качество пороха и практически неограниченные запасы свинца, российские ружья оказались, по большей части, бесполезными против укрывавшихся в лесу кавказцев, использовавших свое нарезное оружие для поражения российских солдат, и в первую очередь офицеров, с большого расстояния. Российские походные лагеря нередко простреливались насквозь, и даже рутинные лагерные работы производились с риском для жизни. Только артиллерия могла соревноваться по дальности стрельбы с кавказцами, и она, соответственно, использовалась для противодействия снайперам» 60. В.В. Лапин также подчеркивает значение артиллерии в Кавказской войне как эффективного средства против дальнобойных горских винтовок 61. Неслучайно, повышенная опасность в боях с черкесами грозила артиллеристам 62.

И. Дроздов отмечал, что черкесы старались поразить офицеров: причем не только в бою, но и на привале: «Офицерские палатки были буквально пронизаны как решето» 63. «Черкесы, во время Кавказской войны, – писал И. Орехов, – тревожили наши войска не только днем, но и ночью на бивуаке. Проползая сквозь цепь и обходя секреты, одиночные горцы приближались на расстояние выстрела к огням, около которых ночью всегда толпятся люди, и, оставаясь в тени, стреляли тогда очень метко в ярко освещенных людей. Таким образом убито много отличных офицеров» 64.

В 1837 г. во время похода А.А. Вельяминова против натухайцев и шапсугов только в одном «полку убито 7 офицеров, в числе коих – 5 ротных командиров» 65. В этой же экспедиции пулей в грудь навылет был сражен генерал-майор Н.А. фон Штейбе 66. На обратном пути Н.В. Симановский сделал запись: «Мне не верится, что завтра увидим Кубань, по крайней мере, так многие надеются, но до Кубани еще 36 верст, черкесы здесь лихие, стреляют метко, и одна роковая пуля может прекратить все надежды» 67. По вос-поминаниям Г.И. Филипсона, А.А. Вельяминов во время переговоров с черкесскими военачальниками заявил, «что если наши солдаты стреляют вдесятеро хуже горцев, зато мы на каждый их выстрел будем отвечать сотней выстрелов» 68.

19 июля 1862 г. русский десант, уничтоживший здание меджлиса в устье Псахи, при отступлении подвергся сильнейшему обстрелу, в ходе которого «потери с нашей стороны было более 70 человек, выбывших из фронта, в том числе три обер-офицера» 69. Целенаправленно выбивали рулевых, матросов и орудийную прислугу.

Выводы.

История огнестрельного оружия у черкесов показывает нам со всей очевидностью ее взаимосвязь с развитием политической системы. Отсутствие государства унитарного типа, с правящей династией, чиновным аппаратом и армией, делало невозможным внедрение огнестрельного оружия как результат одного политического решения («царского указа»). Данный процесс растянулся на полтора столетия. По мере ослабления контроля за оборотом ружей со стороны ведущих держав черноморского региона (Турции и России), а также в силу развития технологий и массового производства черкесское войско стало огнестрельным к середине XVII в.

Организация артиллерии оказалась невозможным для черкесской политической системы шагом, поскольку это требовало прочной государственной воли: длительной траты ресурсов на производство пушек, обучение пушкарей, введение нового рода войск с постоянной дислокацией и жалованьем. Ни один черкесский князь не был в состоянии провести столь масштабную реформу. Это, впрочем, не означает, что черкесы вовсе не имели орудий и не использовали их эпизодически.

Такие базовые социокультурные условия как сложившаяся воинская культура, в центре которой находился воин-всадник, относительно высокая цена человеческой жизни (каждого воина ждали дома как кормильца и опору семьи, рода, княжества), привели к вооружению черкесов легким, надежным, дальнобойным типом нарезного ружья. С этим ружьем черкесы встретили передовую армию мира.

Российская политическая система обладала абсолютным большинством из возможных преимуществ над черкесами: регулярной армией, флотом, военным министерством, планированием, фабричным производством, обученным в военных школах офицерским составом; лучшим, наверное, из всех европейских армий рядовым составом. Но имелся и системный, цивилизационный недостаток: относительно низкая цена человеческой жизни, что определяло парадоксальные ситуации (например, публичный отказ А.А. Вельяминова на переговорах с черкесами обменивать тела убитых 70). Одна из них – низкое качество ружей, принятых на вооружение пехотных частей. «Пуля – дура, штык – молодец» – эта суворовская формула отражала в целом пренебрежительное отношение правящей элиты к подданным. Только этим фундаментальным обстоятельством российской истории мы можем объяснить превосходство черкесского ружья над русским, сохранявшееся вплоть до финальной стадии Кавказской войны.

1. Фролов Б.Е. Холодное оружие кубанских казаков. Краснодар: Диапазон-В, 2009. С. 82–83; Марлинский А. Кавказские очерки // Библи-отека для чтения. Т. 15. СПб., 1836. Отд. I. С. 269; Есаул [Попко И.Д.]. Пешие казаки // Военный сборник. СПб., 1860. № 11. С. 110.
2. Фролов Б.Е. Холодное… С. 82–83, 85.
3. Потто В.А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т. 2. Ермоловское время. Выпуск III. СПб.: Из-дание книжного склада В.А. Березовского. 1888. С. 392; Горелик М.В. Монгольские, черкесские и половецкие воины золотоордынского Предкавказья конца XIII-XIV вв. // Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. XXVIII Крупновские чтения. Материалы Международной научной конференции. Москва, 21-25 апреля 2014 г. – М.: ИА РАН, 2014. С. 334-335.
4. Histoire de Sahib Giray, khan de Crimée de 1532 à 1551: edition critique, traduction, notes et glossaire. Dr. ÖzalpGökbilgin. Ankara, 1973. S. 178–182; 216–219; 226–230; 258–260.
5. Некрасов А.М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV – первая половина XVI в.). М.: На-ука, 1990. С. 112.
6. Хотко С.Х. «Крымский аукцион» и судьба русско-черкесского альянса в первой половине 60-х гг. XVI в. // Вестник Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований. № 4(35). Нальчик, 2017. С. 24-26.
7. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т. I. М.: Издат-во АН СССР, 1957. С. 243; Челеби Э. Книга путешествия (Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века). Вып. 2. М.: Наука, 1979. С. 87-88.
8. Аствацатурян Э.Г. Турецкое оружие. СПб.: ООО «ТПГ “Атлант”», 2002. 336 с. С. 205-206.
9. Челеби Э. Книга путешествия. Вып. 1. М.: Наука, 1961. С. 222–223.
10. Челеби Э. Книга… Вып. 2. С. 59.
11. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. Нальчик: Эльбрус, 1974. С. 194.
12. Бакунин В. Описание кабардинского народа, сочиненное в мае 1748 года // Кабардино-русские отношения. Т. II. С. 152-161.
13. Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. Описание очевидца Теофила Лапинского (Теффик-бея), полковника и командира польского отряда в стране независимых кавказцев / Пер. В.К. Гарданова. Нальчик, 1995. С. 140.
14. Аствацатурян Э. Оружие народов Кавказа. История оружия. М., Нальчик: Хоббикнига, 1995. С. 42–49; Шереметьев Д.А. Черкесский пистолет // Лавровский сборник. Материалы Среднеазиатско-Кавказских исследований. 2006-2007. СПб.: МАЭ РАН, 2007. С. 211-215.
15. Цит. по: Фролов Б.Е. Холодное… С. 47.
16. Меретуков М.А. Кустарные промыслы и ремесла у адыгов (XIX – начало XX в.) // Культура и быт адыгов (Этнографические исследования). Вып. IV. Майкоп, 1981. С. 64.
17. Бэлл Дж. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837–1839 годов / Пер. с англ. К.А. Мальбахова. Нальчик: ГП КБР «Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г.», издательский центр «Эль-Фа», 2007. Т. 1. С. 367-368.
18. Цит. по: Гордин Я. Кавказ: земля и кровь. Россия в Кавказской войне XIX века. СПб.: журнал «Звезда», 2000. С. 415; Дроздов И. Последняя борьба с горцами на Западном Кавказе // Кавказский сборник. Т. II. Тифлис, 1877. С. 401.
19. Потто В.А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях. Т. 5. Время Паскевича. Выпуск 3. Тифлис: типография штаба Кавказского военного округа, 1891. С. 350.
20. Н. М. Воспоминание о Кавказе 1837 года // Библиотека для чтения. Т. 80. Ч. 1. СПб., 1847. Январь. Отд. III. С. 67.
21. Рукевич А.Ф. Из воспоминаний старого эриванца // Исторический вестник. № 12. 1914. С. 770.
22. Федоров В. Эволюция стрелкового оружия. Ч. 1. Развитие ручного огнестрельного оружия от заряжания с дула и кремневого замка до магазинных винтовок. М.: Государственное военное издательство, 1938. С. 68.
23. Лапин В.В. Армия России в Кавказской войне. XVIII-XIX вв. СПб.: Издательство «Европейский дом», 2008. С. 219.
24. В. Воспоминание о зимней экспедиции Майкопского отряда // Военный сборник. 1868. № 12. С. 265-266.
25. Там же. С. 277.
26. Н.М. Воспоминание о Кавказе 1837 года // Библиотека для чтения. Т. 81. Ч. 1. СПб., 1847. Март. Отд. III. С. 8.
27. Горцы… С. 60-61.
28. Смоленский С. Воспоминания кавказца. Бзыбский отряд в 1861 году. (Из походного дневника) // Военный сборник. Т. 98. СПб., 1874.С. 176.
29. Лапин В.В. Армия… С. 221.
30. Горцы… С. 139.
31. Цит. по: Гордин Я. Кавказ... С. 422.
32. Карта черкесских берегов // РГБ. Отдел картографических изданий. Ко 5/VII-36.
33. Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа. Нальчик: «Эль-Фа»,1999. С. 146.
34. Горцы… С. 61.
35. Там же. С. 139.
36. Там же. С. 139, 141.
37. Там же. С. 141-142.
38. Смоленский С. Воспоминания кавказца. Бзыбский отряд в 1861 году. С. 181.
39. Дроздов И. Последняя… С. 407.
40. Рукевич А.Ф. Из воспоминаний… С. 771.
41. Лапин В.В. Армия... С. 218.
42. Федоров В. Эволюция... С. 67.
43. Женетль А.Т. Вооружение и методы ведения Кавказской войны // Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции. 24-26 октября 1990 г. Нальчик: «Эльбрус»,1994. С. 246.
44 Письмо князя Барятинского к военному министру Н.О. Сухозанету. 8 ноября 1857 г. Тифлис // Русский архив. 1889. Кн. 2. С. 340.
45. Дроздов И. Последняя… С. 393.
46. Там же. С. 393-394.
47. Там же. С. 414.
48. В. Воспоминание… C. 266.
49. Федоров В. Эволюция… С. 75.
50. Богуславский Л. История Апшеронского полка. 1700-1892. Т. II. СПб., 1892. С. 339.
51. Там же. С. 340.
52. Федоров В. Эволюция… С. 42.
53. См.: URL.: https://www.britannica.com/biography/Claude-Etienne-Minie
54. Федоров В. Эволюция… С. 67.
55. Там же. С. 42.
56. Солтан В. Военные действия в Кубанской области с 1861-го по 1864 год // Кавказский сборник. Тифлис, 1880. Т. 5. С. 423.
57. Там же. С. 425.
58. Горцы… С. 140.
59. Смоленский С. Воспоминания кавказца. Крейсерство у берегов непокорных горцев (Из походного дневника) // Военный сборник.1876. № 7 (июль). С. 210.
60. Ривкин К., Пинчо О. Оружие и военная история Кавказа // Альманах «История оружия». № 4. Запорожье, 2011. С. 52.
61. Лапин В.В. Армия… С. 222.
62. Дроздов И. Последняя… С. 411.
63. Там же. С. 405.
64. Орехов И. По северному склону Западного Кавказа. (Из путевых заметок) // Военный сборник, № 10. 1870. С. 328.
65. Цит. по: Гордин Я. Кавказ… С. 426.
66. Там же. С. 409.
67. Там же. С. 426.
68. Воспоминания Григория Ивановича Филипсона. М.: В Университетской типографии (М. Катков), 1885. С. 132.
69. Смоленский С. Воспоминания кавказца. Десантное дело у Псахе 19 июля 1862 года // Военный сборник. Т. 105. № 10. 1875. С. 437.
70. Цит. по: Гордин Я. Кавказ… С. 414.

С.Х. ХОТКО

academia.edu
 (голосов: 2)
Опубликовал admin, 13-10-2019, 21:46. Просмотров: 1438
Другие новости по теме:
Iland Abreg: О культуре действий черкесов на войне
В Нальчике вышла книга «Горцы Кавказа и их освободительная борьба против ру ...
Азамат Альхаов: Десантная операция в устье реки Туапсе 12 мая 1838 г.
Толстой (Хаджи-Мурат) о кавказской обычае ношения оружия в доме кунака
Война против черкесов: Правый фланг Кавказской линии в начале 1859 г.