Архив сайта
Июнь 2021 (17)
Май 2021 (32)
Апрель 2021 (31)
Март 2021 (32)
Февраль 2021 (30)
Январь 2021 (32)
Календарь
«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


От античных авторов до ученых и путешественников XVIII в.

Аннотация. В статье предпринята попытка проследить процесс накопления разноплановых свидетельств об адыгах. Показано, что накопление информации о черкесах происходило на протяжении многих веков. Обращается внимание на важное положение, применяемое при реконструкции прошлого народов. При этом особый смысл приобретает вопрос о времени появления адыгов на исторической арене и степени их известности.

Ключевые слова: адыги, реконструкция, история, образ жизни, расселение, описание.


Адыги Северо-Западного Кавказа как предмет устойчивого исторического интереса, - А.Д. Панеш





























Abstract. The article represents an attempt to trace the process of accumulation of diverse evidence about the Circassians. It is shown that the accumulation of information about the Circassians has been going on for many centuries. Attention is drawn to an important thesis used in the reconstruction of the past of peoples. In which case, the question of the time of the appearance of the Adygh people in the historical arena and the degree of their fame acquires special meaning.

Keywords: Adygh people, reconstruction, history, lifestyle, resettlement, description.


Реконструкция прошлого адыгов при наличии солидного корпуса источников все еще остается в ряду сложных задач современного кавказоведения. При этом большое значение приобретает вопрос о времени их появления на исторической арене и степени известности [1: 31].

Сведения об адыгах, накапливавшиеся на протяжении многих веков, носят разноплановый характер. Некоторое представление о территории обитания отдаленных предков адыгов дают эпические поэмы Гомера, созданные еще в IX-VIII вв. до н.э.

Пристальный интерес к Кавказу и населяющим его народам стали проявлять античные историки Геродот и Страбон. Так в «Истории» Геродота описаны география расселения кавказских народов, миграции, военные походы. Указаны и конкретные географические места: Кавказские горы, Боспор Киммерийский, Таманский полуостров, Меотида [2: 203].

Примечательно то, что древнегреческий историк и географ Страбон писал о необходимости более глубокого изучения исторического процесса народов [3:159]. Немалый интерес для этнической истории адыгов представляют наряду с обширными историческими трудами описания морских путешествий, в которых имеются сведения о меотах и синдах. Таким образом, авторы более позднего времени, писавшие об автохтонности адыгов, пользовались не только данными археологии, ономастики, топонимики, но и опирались на античные материалы.

Проникновение греков в Северное и Восточное Причерноморье началось примерно с VII в. до н.э. Греческие полисы Фасис (Поти), Диоскуриада (южнее Сухуми), Питиунт (абхазская Пицунда) были основаны на восточном побережье Черного моря. На берегах Боспора Киммерийского – Керченского пролива возникли греческие города Пантикапей, Тиритака, Нимфей и др. [4: 134].

Греки установили дружественные отношения с меотами и синдами, были налажены бесперебойные торговые связи. Основу хозяйственной деятельности местных народов составляло земледелие, скотоводство и рыболовство. Меоты и синды находились на торговых путях из античного мира к скифо-сарматским номадам и часто выступали в качестве торговых посредников.

В V в. до н.э. под властью знатного рода Археонактов произошло объединение греческих полисов и образовалось Боспорское царство. В этот же период было создано одно из древнейших рабовладельческих государств на территории нашей страны – Синдика.

Боспорские цари стремились к территориальному расширению государства. Перед ними стояла сложная задача земли окрестных племен. По сведениям греческого автора Полиена, Боспору удалось овладеть Синдикой в результате длительной дипломатической борьбы, интриг и военных столкновений [5: 14]. Вместе с тем присоединение местных племен скорее было формальным, чем фактическим. В данном случае не менее важным является вопрос об уровне взаимодействия автохтонных народов и античного мира. Так, Диодор Сицилийский (I в. до н.э.) сообщает, что правители Боспора вступали в дружеские отношения с соседними народами, «чьи отряды были способны противостоять тысяче греческих наемников» [6: 54].

Характерной особенностью сведений о предках адыгов, содержащихся в трудах древних авторов, является их фрагментарность. Вместе с тем эти сведения дают нам представление о значимых исторических событиях, участниками которых являлись меоты, синды и другие автохтонные народы.

В конце XIX в. группа ученых во главе с В.В. Латышевым подготовила и издала извлечения из сочинений античных авторов о Кавказе [7]. Благодаря этому изданию значительно расширились представления о народах региона.

Образ «Страны Черкесии» закрепили в историческом сознании известия европейских, арабских, турецких и русских авторов, относящихся к средним векам и новому времени. В этот период круг авторов, стремившихся зафиксировать какие-либо события из жизни адыгов, был весьма обширным.

Ценные материалы по исторической географии, этнографии, топонимике и антропонимике Северо-Западного Кавказа дают нам арабские авторы. Наиболее полную информацию содержат труды арабского путешественника и географа 1-ой половины X в. Аль-Масуди, вошедшего в историографию как «арабский Геродот». По его свидетельству, черкесы – племя «благоустроенное, многочисленное и воинственное. Известно, что если народы, говорящие их языком, сплотятся, то ни аланы, ни другой какой народ не будут в состоянии ничего предпринять против них» [8: 186].

Пристальный интерес к народам Северо-Западного Кавказа в IX-XII вв. был обусловлен образованием на Таманском полуострове Тмутараканского княжества. На его территории обитали касоги, русы, греки, хазары, аланы, армяне. Столица княжества Тмутаракань считалась крупным торговым и культурным центром, связывающим население Северо-Западного Кавказа с Русью, Византией и другими странами.

Исторические события, участниками которых являлись касоги, нашли отражение в одном их древнейших сводов – «Повести временных лет. В летописи нашли отражение факты военно-политического взаимодействия касогов и русов в хазарский период.

Распространению знаний об адыгах Северо-Западного Кавказа способствовали итальянские торговые фактории, появившиеся в Северном Причерноморье в XIII в. В 1170 г. генуэзцы по договору с византийским императором Мануилом получили право беспошлинной торговли в черноморских портах, за исключением Керченского и Таманского. С активизацией торговой деятельности итальянцев было связано создание на Западном и Северо-Западном Кавказе 39 колоний, больших и малых городов и факторий. Кроме итальянцев здесь жили греки, армяне, татары, представители славянских народов. Значительный процент в них составляли черкесы и абхазы [9: 188].

На адыгских землях наиболее значительными колониями были Матрега (Тамань), Мапа (Анапа), Колос-Лимен (Новороссийск). В них заметно преобладало адыгское и греческое население. В начале XIV в. недалеко от устья реки Кубани была основана Копа, ставшая впоследствии городом. Его значение значительно возросло с того времени, когда Генуя назначила туда консулат. Управление городом осуществлял черкесский князь совместно с генуэзским консулом.

Адыги поддерживали с итальянцами торгово-экономические и политические связи. Вместе с тем итальянцы пытались распространить свою культуру и веру среди местного автохтонного населения. Однако католическая проповедь среди адыгов особого успеха не имела.

Военно-политическая и экономическая обстановка в Восточном Причерноморье изменилась с середины XV в., со времени взятия турками Константинополя. Османские завоевания положили конец влиянию генуэзцев в регионе. Тем не менее, продолжалась продажа невольников, активно поддерживаемая турками. Это подтверждается сведениями из разных источников [10: 91; 22].

В этот период среди западноевропейских мореплавателей все более широкую известность приобретало Черное море. Деятельность купцов способствовала распространению не только торговых отношений, их плавания и контакты с другими народами приводили к накоплению новых географических и этнографических данных. В системе представлений о границах мира важную роль теперь играли записи, сделанные купцами и путешественниками.

Интересные сведения о народах Кавказа представлены в официальных отчетах различных посольств. Так, Иоанн де Галонифонтибус, состоявший на дипломатической службе при Тамерлане, писал о жителях Черкесии: «они не имеют царя, и у них есть только несколько мелких феодалов; многие их села никогда никем не управлялись, и они имеют собственных глав» [11: 17].

Значительный интерес для нашего исследования представляет описание Черкесии, составленное генуэзским историком и этнографом Джорджио Интериано в 1502 г. Из описания мы видим, как он пытается внести ясность в этнонимику адыгов. «Их называют зихами на итальянском, греческом и латинском языках; турки и татары их называют черкесами; сами же себя они называют «адига» [12:45]. Сочинение Интериано содержит интересные описания обычаев и образа жизни адыгов. «Есть у них знатные и вассалы, и сервы или рабы. Знатные пользуются среди прочих особым почетом и значительную часть времени проводят на коне» [13: 47-51].

Интересные сведения об адыгах встречаются в записках европейцев, путешествовавших в XVI-XVII вв. в Московию. В их трудах прослеживается попытка сравнить обычаи черкесов с культурой других народов. Для жителей Западной Европы источником сведений об адыгах стал «Трактат о двух Сарматиях» польского историка М. Меховского, изданный в 1517 г. [14]. Сочинение Меховского было использовано в качестве источника С. Герберштейном при написании «Записок о Московии» [15]. Вместе с тем он приводит и собственные данные, полученные им в бытность свою имперским послом к Василию III в 1517 и 1526 гг. Заслуживают внимания сведения, Герберштейна, касающиеся взаимоотношений черкесов с Крымом и османами. Источником сведений об адыгах является труд османского путешественника первой половины – середины XVII в. Эвлия Челеби «Книга путешествия» [16]. Книга представляет собой дневник многочисленных его поездок в Крым, Молдавию и на Кавказ. Челеби в основном использовал исторические сочинения османских авторов, устные рассказы, легенды и предания.

В 1711 г. на Северном Кавказе побывал Обри де ла Мотрэ. Свои впечатления о пребывании среди адыгов он включил в книгу «Путешествие по Европе, Азии и Африке». При описании десятки других народов, внимание французского путешественника привлекли обычаи адыгов. «Путешествия по их землям безопасно, – писал Мотрэ, – так как жители неизменно проявляют гостеприимство и вежливость, бескорыстно предоставляя кров, питание, проводников» [17: 138].

Заслуживает внимания деятельность видного французского ученого, дипломата и политического деятеля Шарля де Пейссонеля. Интерес к научным изысканиям привил ему отец, совмещавший государственную службу с научными занятиями в области археологии. Вскоре в 1753 г. молодой Пейссонель был назначен французским консулом в Крым. За четыре года пребывания в Крыму он сумел собрать исключительно ценный материал о внешней торговле не только Крымского ханства, но и соседней Черкесии, которой он уделял особое внимание. В 1755 г. им было отправлено в Париж весьма обстоятельное донесение о черкесах, включенное в «Записку о Малой Татарии». В этой записке содержатся сведения о политическом и социальном строе адыгов, системе административного управления, религии, нравах и обычаях.

В 1787 г. вышел двухтомный «Трактат о торговле на Черном море» Пейсонеля, в котором подводился итог многолетнему изучению торговых отношений в Черноморском бассейне. В своем трактате автор дает весьма подробное описание внешней торговли Черкесии, ее экспорта и импорта. Научная ценность этого описания состоит в том, что на основании его сведений мы можем составить довольно точное представление об общем уровне развития черкесской экономики, о состоянии основных отраслей народного хозяйства Черкесии: земледелия, скотоводства, пчеловодства, охоты, домашней промышленности и ремесла [18: 161-185].

Ценным источником по истории крымско-адыгских отношений является труд известного российского государственного деятеля и ученого Д.К. Кантемира «История роста и упадка Оттоманской империи». В эту книгу вошел отдельный очерк об адыгах, в котором подробно описано административное устройство Черкесии [19].

В конце XVIII в. российское общество проявляло все больше внимания Северному Кавказу и его жителям. В 1793-1794 гг. для изучения этого региона была организована экспедиция под руководством известного ученого-натуралиста П.С. Палласа. В ходе экспедиции были собраны значительные сведения о западных адыгах. Общественный строй адыгов Паллас сравнивал с феодальной системой европейских стран [20: 207].

Так, на протяжении многих столетий адыги являлись предметом устойчивого исторического интереса. При этом путешественники и ученые, посещавшие Черкесию в разное время, составляли описания адыгов, в которых наряду с интересными фактами, содержались противоречивые и поверхностные суждения. Вместе с тем прошлое адыгов за многие века развития нашло отражение в разноплановых источниках, имеющих западное и восточное происхождение.

Литература:

1. Шеуджен Э. Адыги (черкесы), XIX век: опыт применения историко-антропологического подхода. – Москва-Майкоп, 2015.
2. Геродот. История. – М., 2004. – Кн. 1.
3. Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. – Ростов-на-Дону, 1990.
4. Бетрозов Р.Ж. Этническая история адыгов (с древнейших времен до XVI в.). – Нальчик, 1996.
5. Берзин Э.О. Синдика, Боспор и Афины в последней четверти V в. до н.э. // Вестник древней истории. – 1958. – №1.
6. Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. – Ростов-на-Дону, 1990.
7. Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Кавказе: в 2-х т. – СПб., 1893-1900.
8. Микульский Д.В. Арабский Геродот. – М., 1998.
9. Бетрозов Р.Ж. Указ. соч.
10. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII-XIV вв. // Исторические записки. – 1938. – Т. 3; Лучицкий И. Рабство и русские рабы во Флоренции в XIV-XV вв. – Киев, 1886.
11. Северный Кавказ в европейской литературе XIII-XVIII вв. – Нальчик, 2006.
12. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. – Нальчик, 1974.
13. Там же.
14. Меховский М. Трактат о двух Сарматиях. – М.-Л., 1936.
15. Герберштейн С. Записки о Московии. – М., 1988.
16. Эвлия Челеби. Книга путешествия. – М., 1961. – Вып. 1; 1979. – Вып. 2; 1982. – Вып. 3.
17. Северный Кавказ в европейской литературе XIII-XVIII вв. – Нальчик, 2006.
18. Там же.
19. Там же.
20. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. – СПб., 1773-1778.

Вестник науки АРИГИ №25 (49) с. 99-103.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 19-01-2021, 20:44. Просмотров: 263
Другие новости по теме:
Отрывок из книги Руслана Бетрозова «Адыги. Возникновение и развитие этноса»
Меоты, синды, керкеты, тореты, зихи, ахеи - предки адыгов (черкесов)
В Адыгее вышла книга Самира Хотко – «Черкесия» (в XIII-XVI веках)
Развитие процессов политической консолидации в Западной Черкесии, – А.Д. Па ...
А.Д. Панеш: Проблема российско-адыгских отношений XIX в. в работах Б.М.Джим ...