Архив сайта
Апрель 2021 (29)
Март 2021 (32)
Февраль 2021 (30)
Январь 2021 (32)
Декабрь 2020 (35)
Ноябрь 2020 (30)
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Абазехия была одной из самых больших областей Черкесии. Вопросы этнической, культурной, политической истории абазехов рассматриваются в статье в тесной связи с историей соседних народов Черкесии и Абазии – убыхов, шапсугов, натухайцев, джигетов.

Из истории Абадзехии и абадзехов, – Б.Х. Бгажноков





























С древних времен абазехи обитали высоко в горах на южном и северном склонах Кавказского хребта. И этим отличались от всех других абазских племен. На южной стороне они занимали склоны гор в верховьях (и выше) рек Аше, Псезеу, Шахе, Саше, Псаха, а на северной – земли в верховьях рр. Шхагуаша (Белая) и Пшеха в живописной долине под названием Туба / Туби.

По данным Ад. Берже, в этом месте абазехи жили вместе с верхними убыхами и, будучи связаны с ними «родством и присягой», составляли почти один народ. Убыхи, в свою очередь, граничили здесь с джигетскими племенами – с горными садзами (ахчипсоу, мудавей, псху и др.) в верховьях рр. Сочи, Мзымта, Псоу. О том же пишет А.Н. Дьячков-Тарасов, специально подчеркивая, что абазехи считают убыхов «родственным племенем».

Все это предопределило особое положение абазехов в этнической, политической, культурной истории Абазии и Западного Кавказа в целом. Они стали средоточием зихско-убыхского и шире – зихско-абазгского и черкесско-абхазского культурно-языкового взаимодействия и единства. Не случайно племя туби представляют в одних, наиболее ранних, источниках убыхским, а в других включают в состав и область абазехов.

Общество Туби или Тубе-хабль считается, по словам Дьячкова-Тарасова, «колыбелью абадзехского племени», местом, где все основные и подлинно абазехские родовые группы и фамилии имели свой пай. Среди народа было распространено мнение, что со времени поселения их предков в Тубе прошло 600 лет (16 поколений), что отсылает нас к событиям XIII века. Любопытны аналогичные сообщения Ю. Клапрота. Из них следует, что абазехов в прошлом называли по месту их обитания туби. Отмечается, что туби и убыхи жили в самых высокогорных районах, омываемых реками Шагваша (Белая) и Псах (Пшеха) вместе с убыхами и говорили на диалекте абазинского языка. Возможно, это был убыхский язык, на котором жители этих мест говорили также хорошо, как на родном адыгском (зихском) языке.

Известен наряду с этим этнический термин «шинджишве». Так по свидетельству П.К. Услара и Л.Г. Лопатинского называли убыхи абазехов. Видимо, такое наименование своих северных соседей ассоциировалось у брухов (убыхов) времен античности и раннего Средневековья с синдами. А синды и Синдика представлялись народом и страной за Кавказским хребтом. К такому выводу предрасполагает логика исторической географии и культурного взаимодействия древних племен Западного Кавказа. Поэтому, например И.А. Джавахишвили считал вполне возможным возникновение этнического термина синды на почве распространенного у местных (абазгских) племен названия шинджишве.

Что касается второго компонента этого термина – шве, то, скорее всего, он соответствует абхазскому слову ашвуа. Это, как мы убеждаемся, весьма загадочный этнический и одновременно географический термин, заслуживающий особого внимания.

По свидетельству Ш.Д. Инал-Ипа, в абхазской среде слово ашвуа использовалось как собирательное обозначение всех абазин или абазгов, – как на южном, так и на северном склоне Кавказского хребта. По его словам, «абазины до своего переселения на Северный Кавказ представляли собой обособленную часть единого абхазского этнического массива, которая, населяя северо-западные горные области Абхазии и прилегающие места, в том числе, может быть, частично и какие-то территории за хребтом, была известна под своим особым племенным названием «ашвуа». Отмечается также, что абхазам неизвестно деление абазин Северного Кавказа на тапанта и шкаруа (ашхаруа). Всех абазин называют «ашвуа». Основываясь на данных Инал-Ипа, Е.П. Алексеева приходит к выводу о том, что разделение абхазцов и абазин произошло еще в Закавказье, до миграции значительной части абазин на Северный Кавказ, в Черкесию10. Но абазины, надо сказать, не называют себя именем ашвуа и, кажется, вообще не знают этого слова.

Возникают и другие вопросы. Например, неизвестно какими данными руководствовался Г.Ф.Турчанинов, утверждая, что в III тыс. до н.э. абхазы, абазины и убыхи называли себя ашуйцами, а страну свою Ашуей, что территория страны Ашуя включала в себя всю Колхиду и колхов, а также весь Северо-Западный Кавказ, простираясь едва ли не до берегов Дона. Следует, наконец, понять, как согласуется все вышесказанное с данными А.Н. Генко о том, что в языке современных абхазов слово ашвуа / ашвы используется в качестве географического, а не этнического понятия. «Абхазцы, живущие на юге Главного Кавказского хребта, на берегу Черного моря, – пишет он, – называют северокавказскую равнину особым термином: Ашвы или Ашвадвы, абазин соответственно называют Ашвыуаа». Отсюда выражения Ашвыкъа дцайтI «Он отправился на Северный Кавказ», АшвытIе даайт «Он прибыл с Северного Кавказа».

Безусловно, материалы, суждения, оценки, так или иначе связанные с семантикой и прагматикой слова ашвуа, с его местом, в истории Западного Кавказа очень важны. И хотя здесь много своих очень сложных вопросов, имеющиеся данные позволяют лучше понять значение убыхского названия абазехов. На наш взгляд, элемент шве в этнониме шинджишве восходит к абхазо-абазгскому этногеографическому (скажем так) термину ашвуа. Это означает, что в представлении убыхов абазехи были синдскими абазгами или абазгами этнически и территориально близкими к синдам и к Синдике на Северо-Западном Кавказе.

С образами Синдики в Нижнем Прикубанье были связаны у зихов и абазгов различные другие названия. Среди хорошо известных и в настоящее время можно назвать аул Шенджий, недалеко от Краснодара, городище Шынджыр близ Анапы, Шинджийский хребет – Шынджэитх в районе аула Малое Псеушхо, горный хребет Шынджыйдэлъ – совр. Пшадский перевал. Синдика (Шынджий) воспринималась как старое название всего Северо-Западного Кавказа, на который в течение многих столетий были обращены взоры абазгов и зихов.

Продвигаясь постепенно через хорошо известные им перевалы в предгорья и на плоскость Северного Кавказа, к началу XIX в. абазехи заняли в Закубанье огромную по меркам Западной Черкесии территорию. Достигая по данным 1830-1862 годов 7150 квадратных верст, она была равна территории современной Адыгеи. По сведениям Хан-Гирея, которые повторяются в очерке Дьячкова-Тарасова об Абазехии, ее земли простирались с северо-запада на юго-восток на 200 верст – от реки Деккоай (левый приток р. Шхагуаша) до реки Псефир (правый приток р. Фарс) на востоке.

На западе Абазехия граничила с Шапсугом, на севере с Бжедугией, Хатукаем, Темиргоем, Махошем и Бесленеем. На юге земли абазехов пролегали по Кавказскому хребту и граничили с землями убыхов и шапсугов, на востоке соприкасались с землями абазин-шкаруа общества Шегерей.

Некоторым авторам территория Абазехии представлялась еще масштабней. Ю. Клапрот пишет, что расстояние между восточными и западными границами достигало 250 верст. Абазехия раскинулась, по его словам, от «реки Лаба до реки Сабдя (?), недалеко от турецкой крепости Анапа»16. Явное преувеличение границ на западе свидетельствует в данном случае не столько об ошибке Клапрота, сколько о том, что он не видел большой разницы между абазехами и шапсуго-натухайцами. И в самом деле, в социальном пространстве Абазии шапсуги, натухайцы и абазехи были единым – зихским народом, разделившимся на три части под разными названиями. Надо отметить в данной связи, что еще до массовой миграции на север в еще большей степени, чем с абазгами (с убыхами и садзами) были объединены абазехи с шапсугами и натухайцами. И не только географически – по горным перевалам и хребтам, но и этнически – по счету родства в широком смысле этих слов. Известно, что основные абазехские фамилии и братства находились в родстве и в постоянном контакте с шапсугско-натухайскими братствами и фамилиями.

С выходом из Абазии на черкесскую равнину связано, по-видимому, название, которое дали абазехам жители Черкесской равнины. В среде темиргоевцев, хатукаевцев и других адыгских народов распространяется постепенно этноним абдзэх, в котором локативный суффикс х / хэ несет в себе значение «низ», «низовье». При этом некоторое время сохранялось еще разделение абазехов на верхних и нижних. Об этом пишет Дьячков-Тарасов, который приводит черкесские названия тех и других: эпшир-абадз, их-абадз. Осталось и распространилось в конечном итоге одно из них – последнее, которое в результате метатезы приобрело форму абдзэх. Об этом свидетельствует и тот факт, что в русских документах середины XIX в. абазехами называли ту часть этого народа, которая жила в низовьях рек. Другую часть, оставшуюся в горах, называли просто абазами.

Можно, следовательно, предположить, что термин абдзэх возник сравнительно поздно и связан с массовой миграцией абазехов в Черкесию и расселением на ее равнинных территориях. В нашем понимании, такое наименование дано этой группе абазских переселенцев в связи с их размещением ниже Абазии – по северо-западным отрогам Кавказского хребта, нисходящим к морю и к низовьям Кубани. Здесь абазехи потеснили махошей, темиргоевцев, егарукаевцев, бжедугов и, возможно, даже шапсугов и заняли плодородные земли по течению рек Фарс, Белая (Шхагуаша), Курджипс, Пшеха, Пшиш, Псекупс, Шебш, Афипс.

Однако, и в случае иного толкования элемента хэ – как общности людей на определенной территории – ничего в принципе не меняется. По этой версии термин абдзэх / абдзэхэ означает «общность абазов» или «общность выходцев из Абазии», что нисколько не противоречит факту зихского происхождения абазехов и опровергает казавшуюся вполне убедительной точку зрения, согласно которой абадзехи это абазины, сменившие свой язык на черкесский.

Обычно сторонники этой версии ссылаются на название этого народа, на использовании в нем политонима абазэ / абадзэ. Но абазами, как мы знаем, называли и шапсугов, и натухайцев, а иногда и жанеевцев, не допуская мысли о том, что они были когда-то абхазоязычными племенами. Например, в рапорте Бековича-Черкасского графу Паскевичу от 17 сентября 1830 г. собирательное имя Абадзе применяется не только к абазехам, но также к шапсугам и натухайцам. Абазами именуют шапсугов и натухайцев Тэбу де Мариньи, Дюбуа де Монпере, Дж. Белл, Дж. Лонгворт, Т. Лапинский и многие другие бытописатели Черкесии. В то же время, как правило, они указывают, что это народы, родным языком которых является адыгский, а не абазинский язык, что сами себя они называют адыгами. В ряде случаев общая характеристика адыгских народов Абазии снабжается экскурсом в историю, подчеркивается, что в древности и в сравнительно недавнем средневековом прошлом их называли зихами и народами Зихии.

О зихском происхождении абазехов свидетельствует и характер распространенных в их среде родовых имен и фамилий. По сведениям Л.Я. Люлье общее число абазехских родовых групп и фамилий достигало 80. Из них главнейшими считались: Цей, Куб, Дзид, Хаток, Свюзе, Тлишь, Кут, Кетаур, Бирица.

Согласно данным Хан-Гирея крестьянские братства Абазехии объединяли 58 родов или фамилий22 при общей численности населения (по подсчетам Т. Лапинского) – 345 100 душ. Среди них известные и сейчас адыгские (адыгейские, черкесские, кабардинские) фамилии: Хатковых, Меретуковых, Цеевых, Хуажевых, Хутовых, Барсоковых, Тановых, Хакуриновых, Тлишевых, Шеожевых, Куашевых, Хапачевых, Брантовых, Хашевых, Сейменовых, Шинаховых, Абидовых, Кубовых, Аутлевых, Булатовых, Мирзовых, Куваевых и др. После Кавказской войны в состав абазехов вошли и некоторые фамилии явно шапсугского происхождения: Кобле, Ту и др. При этом не исключено, что некоторые фамилии имеют абазгское (абазинское) происхождение. Это вполне естественно для Абазии, где зихи и абазги находились в едином культурном, социальном и политическом пространстве, постоянно, каждодневно общаясь друг с другом, соблюдая одни и те же обычаи, вырабатывая общий взгляд на мир.

Помимо кресьянских соприсяжных братств, в Абазехии, также точно, как в Шапсугии и Натухае, были созданы соприсяжные братства дворян – Кушмез и Оздемир – по именам «родоначальников» этих союзов. В братство Кушмез входили дворянские роды Анфоко, Джанчата, Бешико. Более крупное объединение Оздемир включало в свой состав пять дворянских родов: Едыдж, Инамуко, Даур, Хуштеко, Недоко. Эти фамилии также широко известны и распространены по сегодняшний день во всех местах проживания адыгов. При этом считается, что род Едидж (Едиговых) монголо-татарского происхождения.

Особого внимания заслуживает и упомянутое выше сообщение Хан-Гирея о том, что братства Абазехии были разделены дополнительно к этому «на две главные отрасли»: Куба и Цбе. «Родоначальниками» этих отраслей считались соответственно, две легендарные фамилии Акаце и Аццебае. При этом упомянутое выше дворянское братство Кушмез вошло в состав союза крестьянских братств Куба / Акаце. А дворянское братство Оздемир в свою очередь объединилось с союзом крестьянских братств Цбе / Аццебае.

В довершение ко всему вся эта сложная система родоплеменных и политических связей и отношений объединялась, как сказано выше, с аналогичными системами шапсугов и других народов Абазии. Т. Лапинский утверждает, что восемь абазехских крестьянских братств (имена которых он, к сожалению, не называет) находились в родстве и состояли в политическом союзе с восьмью шапсугско-натухайскими братствами. Система установленных таким образом отношений была еще сложней. Она выражалась, по свидетельству Т. Лапинского, в том, что также как у шапсугов, у абазехов из восьми родовых союзов «каждые два родственны между собою и образуют, собственно, одно племя, причем каждое из восьми племен шапсугов состоит в родстве с одним из восьми племен абадзехов».

Сейчас уже трудно сказать, как именно были сгруппированы и объединены в восемь (как утверждает Т. Лапинский) братств абазехские фамилии, какие именно названия носили эти братства, с какими именно шапсугскими братствами состояло каждое из восьми абазехских братств. Данные Л.Я. Люлье, Хан-Гирея, Т. Лапинского и других авторов на этот счет не достаточно полны и определенны. Но из сообщений Ад. Берже мы узнаем, что родственные связи абазехских родовых союзов с шапсуго-натухайскими союзами действительно имели место. Мало того, в 1834 году они были закреплены «по общественной присяге». Это означает, что родство этих народов было подтверждено публично (на собрании представителей от каждой из сторон) клятвой на коране. Тем самым союзу абазехов с шапсугами и натухайцами был придан характер закона с целым рядом норм, требующих неукоснительного исполнения.

Судя по всему, точно также – через соприсяжные братства, осуществлялись социальные, культурные политические связи абазехов, а, следовательно, и шапсугов с убыхскими и джигетскими обществами. Об этом свидетельствуют материалы дневниковых записей Дж. Белла, Дж. Лонгворта, Т. Лапинского. Особенно ясно и подробно писал об этом Ад. Берже, ср.:

«Убыхи тесно связаны родством и присягою с Абадзехами, с которыми составляли прежде один народ, живший на юго-западной покатости главного Кавказского хребта. Язык Убыхский ныне язык простонародия; им говорят преимущественно обитатели горных ущелий и морского берега. Дворяне Убыхские все говорят Адигским языком, но многие из них и из черни, находясь по топографическому положению своему в соседстве с Абхазцами, говорят свободно и на языке последних».

Таким образом, в рамках Большой Абазии, которая существенно раздвинула свои границы и заняла к середине XIX в. значительную часть Западной Черкесии, был создан политический союз черкесских братств, своего рода Республика Абазия. Занимая промежуточное положение между Абхазией и Черкесией, продолжая борьбу за независимость, теперь именно Абазия представляла интересы родственных народов Центрального и Западного Кавказа, выступала от имени всей Черкесии и на международной арене.

В то же время абазехи стали одним из главных черкесских народов, превосходившим по своему политическому весу даже шапсугов. Недаром именно с абазехами сблизилась воссозданная после ермоловских погромов и расправ независимая Западная (Закубанская) Кабарда или Кабарда во главе с Магометом Атажукиным и Кушуком Ажгиреевым. Затем именно Абазехия стала опорой наибов Шамиля Хаджи Мухаммеда (1842-1844), Сулеймана Эфенди (1845-1846), Магомет-Амина (1845-1859). Отсюда, как известно, они осуществляли свою политику объединения и координации усилий всех горцев Кавказа в борьбе за независимость. Наконец, именно в Абазехию, в урочище Хамкеты прибыл в 1859 году взошедший после Николая I на царский престол император Александр II для переговоров с черкесскими предводителями.

Как следует из всего этого, в XIX в. абазехи оказались в центре политической жизни всей Западной Черкесии.

Нужно отметить, однако, что и раньше они занимали особое место в политической и культурной истории абхазо-адыгов. В течение многих столетий Абазехия была пограничной зоной, зоной фронтира между черкесами и абазами, но в то же время и зоной наибольшего взаимного притяжения и сближения двух областей абхазо-адыгского мира – Черкесии и Абазии. Безусловно, народ Абазехии, как и Абазии в целом являлся одновременно зихско-абазгским и черкесским.

Примером воплощения в социальную жизнь условий, в которых формировался народ Абазехии, являются упомянутые выше эпонимы Акаце и Аццебае. По нашему мнению, они восходят к названиям древних племен, представители которых, объединившись, стали основой абадзехского народа и Абазехии как самостоятельной области в составе Абазии и Черкесии. При этом эпоним Аккаце восходит к средневековым касам. А еще точней – к акацирам, акасам. Что же касается эпонима Аццебае, то он прямо соотносится с зихско-абазгским родоплеменным объединением Аше /Ашае / Ашба.

Отсюда, как мы понимаем, знатная дворянская фамилия Ашабэ в Кабарде и ряд других, распространенных фамилий с корневой морфемой аш / ашэ – Ашэбокъуэ, Ашэ. На этой же основе возникло, вне всякого сомнения, название реки Аше (АшэкIэй) на Восточном побережье Черного моря. В живописной, овеянной многими легендами долине, по которой эта река течет, жил, по всей вероятности упомянутый выше зихско-абазгский владелец и князь Оздемир. По сведениям Ш. Ногмова, этот князь отстаивал позицию полной независимости Абазии. Видимо, этим он отличался от других абазских вождей и в том числе от абазехского князя Кушмеза из рода Акаце (касского, акасского, черкесского происхождения), ориентированного на сближение с Черкесией. У Ш. Ногмова Оздемир предстает как один из предводителей абазов, восставших против черкесского князя Инала.

Судя по всему, речь идет о событиях, которые имели место в начале XV в. при князе Инале II, когда Абазия была присоединена к Черкесии. Инал, как утверждает Ш. Ногмов, несмотря на свою суровость, относился к абазам с особым вниманием. «Лаская и стараясь отличить» их правителей – Аше и Шаше, он стремился интегрировать абазские племена и народы в созданную им феодальную империю32. Эти правители ассоциируются у нас с одноименными и вполне конкретными абазскими обществами – с зихским обществом в долине Аше и с убыхским обществом в долине Саше / Шаше (Сочи). По преданию, опубликованному сравнительно недавно А.И. Абдоковым, Инал II был даже женат на дочери князя Шаше. Во время войны Инал II с генуэзцами-ференгами в Черкесии и осады крепости Хумаран (в верховьях Кубани), говорится в этом предании, «наступил срок, когда он должен был через горы повести свои войска на помощь своему тестю Шаше в Мудавей».

Эти детали существенно дополняют сведения о войнах, которые вел Инал за объединение земель Черкесии и Абазии, а также сообщения о его близких и теплых отношениях с князьями Абазии. Правда, Ш. Ногмов пишет, что женой (первой женой) Инала была дочь абазинского князя Аше, а не Шаше. Не исключено, что Аше – это зихский вождь и герой, имя которого и сейчас прославляют в свадебных и хороводных песнях шапсуги Причерноморья34. Фамилия Аше связана также с именами нартских героев – Аше и его сына Ашамеза, и, возможно, восходит к этим именам.

Из сочинения Ш. Ногмова мы узнаем также, что не всегда процесс вовлечения Зихии и Абазгии в политическое пространство Черкесии проходил мирно. Часть абазов, как сказано, взбунтовалась под предводительством князя Оздемира. Узнав об этом, Инал послал для их усмирения верное ему хегакское войско. Но хегаки потерпели поражение от возглавляемых Оздемиром повстанцев. И тогда Инал отправился в Абазию сам со своим войском. Видимо, об этом, судя по упомянутому выше преданию, просил его тесть Шаше (или Аше), опасавшийся преследований со стороны восставшего князя Оздемира.

Выполняя обещание, данное тестю, Инал, как пишет Ш. Ногмов, прибыл со своим войском в Абазию и Оздемир бежал от него, удалился в Абхазию. Преследуя Оздемира, «Инал пошел за ним к абазехам и истребил много людей в том народе, за их непокорность»35. В этих сражениях погиб и Оздемир, утверждает Ногмов. Одержав победу над повстанцами и заключив с народом Абазии мир, Инал вскоре после этого там и скончался «смертью праведника». Согласно преданиям, Сиятельный Инал был похоронен в верховьях реки Бзыби близ сел. Псху, где и сейчас предполагаемое место его захоронения является объектом всеобщего почитания, как и все другие места на Кавказе, связанные с именем этого князя.

Безусловно, за этими рассказами стоят реальные события начала XV в. Не подлежит сомнению и реальность князя Оздемира, одного из правителей Абазехии. От него, как явствует из «Записок о Черкесии» Хан-Гирея, пошли знатные роды и фамилии абазехов, объединившиеся в дворянский союз, названный в честь своего знаменитого предка соприсяжным братством Оздемир.

Б.Х. Бгажноков. facebook.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 6-03-2021, 22:54. Просмотров: 212
Другие новости по теме:
Термин «абаза», его употребление в черкесском и абхазском языках
Шесть тысяч лет район Сочи являлся местом этногенеза абхазо-адыгских народо ...
Руслан Кеш: Река Бзыбь – историческая граница между Черкесией и Абхазией
Альмир Абрегов: Почему абхазы называли и джихов, и убыхов одинаково – садза ...
Гуайе – загадочный народ Черноморского побережья Кавказа