Архив сайта
Апрель 2021 (29)
Март 2021 (32)
Февраль 2021 (30)
Январь 2021 (32)
Декабрь 2020 (35)
Ноябрь 2020 (30)
Календарь
«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В статье рассматриваются распространенные в Евразии, и особенно на Кавказе, этнонимы и топонимы с элементом касс / каш. Особенно важно это для изучения ранней истории кавказских, и в том числе, черкесских племен. Представленные материалы свидетельствуют о преемственности этнических терминов касситы, каски, каспы, касы, касаги, чаркасы, джаркасы, черкесы. Зримые очертания приобретает тезис о длительных и тесных контактах древних племен Кавказа с народами Передней Азии.

Б.Х. Бгажноков: Этноним «кас» в топонимике Евразии





























Ключевые слова: касситы, каски, касоги, черкесы, Страна Каса, Передняя Азия, Каспиана, Кавказ, Крым, этнотопонимика.

I

Давно замечено, что термин касс / касы относится к числу древнейших названий адыгов, что подтверждается и данными исторической этнонимики и топонимики.

Так, еще в 1922 г. Н.Я. Марр сопоставил племенное название kas / kas-p с «отложившими его в себе» топонимами на Кавказе и в Малой Азии. Среди них наименования стран, населенных пунктов, гор, морей: Каппадокия в Малой Азии, Кабарда на Северном Кавказе и г. Каспи в Грузии, ороним Кавказ (Kav-kas), гидроним Каспий (Kasp-ское море) и др. Несмотря на определенные сомнения, которые возникают по отдельным положениям данной статьи, общий вывод представляется нам совершенно бесспорным. Н.Я. Марр считает, что имена, содержащие этно-топоним касс / касп, объединяют Каспийский бассейн с Понтийским и в целом это может свидетельствовать о соответственно широком некогда расселении в этом пространстве племени или племен под таким названием1.

Следует отметить, кроме того, что спустя год, поддерживая и продолжая начатые Н.Я. Марром исследования в данной области, И.И. Мещанинов назвал касов (касситов) племенем, «давшим свое имя целой стране и морю (Кавказ и Каспий)»2 . Действительно, в первой половине X в. к западу от Алании располагалась Страна Каса. Об этом пишет хазарский царь Иосиф. Отвечая на письмо Хасдая ибн Шапрута из Кордовы, он сообщает, что на Кавказе существует несколько родственных между собой общностей, «живущих в стране Каса, к западу от алан»3. Сегодня мы уже точно знаем, что речь идет в данном случае об адыгских или касожских, черкесских общностях. Соответственно, страна, которой эти общности дали свое имя, – это Каса царя Иосифа, Касахия византийского императора Константина Багрянородного, Касогы древнерусских летописей, Черкесия – историков и бытописателей XIII-XV вв. и последующего времени.

К сожалению, в отечественной науке эти материалы, а также связанные с ними первые краткие выводы и оценки не привлекли должного внимания кавказоведов, не получили дальнейшего развития. Фактически, проблема внутренней связи и взаимного соответствия различных имен и названий с элементом «касс» после этого не ставилась. В монографических исследованиях по истории, исторической этнонимике и топонимике Передней Азии, Индии, Кавказа ее старательно обходили. До недавнего времени трудно было найти что-либо по этому вопросу и в специальных работах по древней и средневековой истории Кавказа, по северокавказской и черкесской географической и этнонимической номенклатуре 4.

Выясняется между тем, что под воздействием племенного названия касс / каш в Передней Азии, Индии, особенно на Кавказе и в Крыму сложилось невероятно большое число этнонимов, оронимов, гидронимов, множество других имен. Выявление этого материала, объяснение причин, условий, хронологии, становления и применения имен с элементом «кас» необходимо для лучшего понимания истории самих касситов, а также для изучения истории народов, с которыми они были тесно связаны. Особенно важно это для изучения ранней истории кавказских, в том числе и черкесских племен.

На наш взгляд, здесь открывается большое поле для новых исследований, гипотез, открытий. Интригует сам по себе тот факт, что многие названия, в которых скрыт этноним «касс», возникали и сохранялись в Евразии через сотни лет после господства касситов в Вавилоне (с 1600-го по 1100-е гг. до н.э). С другой стороны, эти названия обнаруживают далеко от тех мест, где касситы сложились как народ, где громко заявили о себе как о наследниках и продолжателях шумерской цивилизации и культуры. По мнению чешского ученого Б. Грозного, следы элемента «касс» в различных частях Евразии могут служить свидетельством «обширных странствований» и активного взаимодействия касситов с другими народами прежде всего, с народами кавказско-переднеазиатского круга 5.

В самом общем виде вопросы распространения эламо-касситов на евразийском континенте, их воздействия на политическое и этническое развитие различных стран и народов были поставлены еще в 20-50-х гг. прошлого века. Высказывалась мысль о возможности внутренней связи касситского языка с хаттским и соответственно – с каскским языком, о близости касситов и кашков 6. А это, как мы понимаем, неизбежно ставит и вопрос о характере взаимодействия касситского языка с иберийско-кавказскими языками, об участии касситов в культурогенезе и этногенезе древних народов Кавказа.

Здесь мы сразу наталкиваемся на целый ряд любопытных фактов. Например, не случайно в лезгинском языке слово «касс» используется в значении «человек», «мужчина», «муж» и одним из главных персонажей лезгинских сказаний и притч является мифический прародитель кавказцев Касбуба – «дед Кас»7. То же самое можно сказать и об адыгах. Достаточно сказать, что в X в., как выясняется, их называли касами. А корневая морфемфа «кас» лежит в основе почти всех предшествующих и последующих названий адыгов на Северном Кавказе, начиная с античности, заканчивая нынешним временем: касаг / каскун / каскон / кашак / касог / чаркас / джаркас / черкес.

Элемент «кас» содержится также в имени одного из родоначальников черкесской правящей династии. Различные варианты данного имени приводятся в сочиненниях Эвлия Челеби, Яна Потоцкого, Шоры Ногмова и других историков, ср.: Кису, Серакес 8 , Кесс 9 , Кес 10. В генеалогических картах черкесских правителей Кеса представляют обычно как прадеда знаменитого князя Инала, правившего Черкесией в конце XIV – начале XV в. К числу фактов, заслуживающих внимания, можно отнести также наличие формантов s / as и аk / uk / ok в именах касситских эламских и затем мидийских, ахеменидских царей, напоминая в этом отношении аналогичные суффиксальные морфемы черкесских личных имен и фамилий 11. В любом случае следует признать, что у истоков этнонимов кас / каскон / касаг / касог / чаркас / джаркас / черкес на Северном Кавказе лежит, с одной стороны, культурно-языковая близость адыго-черкесов с касситами и каспами, а с другой – их родство с хаттами и хаттским племенем касков / кашков.

Много внимания уделял этим вопросам Б. Грозный. Считая язык касситов одним из древних кавказских языков, он усматривал прямую связь между касситами Передней Азии и касогами Кавказа12. В том же духе высказывались некоторые другие специалисты по истории Передней Азии и Кавказа – Г.А. Меликишвили, И. Алиев и др. Так, И. Алиев, касаясь данной гипотезы и фактически поддерживая ее, писал: «Кашков, сближаемых с касситами, нередко в научной литературе связывают с северокавказским народом – черкесами, называемых грузинами kasag (древнерусск.: касоги)»13. Что же касается рассматриваемых в настоящей статье данных по исторической этнонимике и топонимике Евразии, то они лишний раз подтверждают обоснованность данной точки зрения, существенно дополняют известные материалы языкового родства и культурной близости эламо-каситов, касков, черкесов.

II

Утратив власть в Вавилоне, основная масса касситов отступила на северо- восток, где впоследствии, уже VIII-VII вв. до н.э., вошла в состав Мидии. Как известно, Мидия – государство, состоявшее из разноязычных племен и народов. Общались они между собой на иранском языке. Вместе с тем длительное время функционировали и поддерживались местные языки и культуры, родственные языку и культуре северокавказских племен 14. Среди этих народов касситы занимали, безусловно, очень важное место. Об этом свидетельствует уже тот факт, что в VII в. в центре Мидии находилась большая колония касситов под названием Кар-Кашши15.

В 550 г. до н.э. Мидия оказалась во власти персидских царей из династии Ахеменидов. Однако и в составе Ахеменидской державы касситы сохраняли свою самостоятельность, а также, по всей вероятности, свой язык, отличный от иранского и, судя по всему, близкий абхазо-адыгским языкам. Заняв юго-западный берег Каспийского моря, «остатки первоначальных касситов» получили название «каспи» 16, которое дали им эламиты. Соответственно местность или страна, населенная каспами, стала известна под названием Каспиана.

Одной из ветвей касситского народа считают и малоазийский хаттский народ касков, обитавший к западу от верховьев Евфрата на северо-востоке Анатолии. Так же как и касситов, касков сближают с кассами / касогами Северного Кавказа 17. Известно, что это был могущественный союз древних племен, сформировавшийся, по-видимому, еще в III тыс. до н.э., в период господства в Анатолии хаттов. Поэтому их близость к касситам нельзя однозначно связывать с продвижением последних в Анатолию с гор Загроса. Возможно, этот процесс шел в обратном направлении, вызванный и движимый активностью касков, постепенно расширявших места своего обитания.

По мнению некоторых исследователей (Гр. Капацян), сначала часть касков дошла до Северной Месопатамии и обосновалась там в горах Загроса 18. Затем, усилившись, эта группа воинственных племен – касов или касситов – завоевала в начале XVI в. до н.э. Вавилон и правила там до 1150 г. Между тем Страна касков сохраняла статус самостоятельного царства несколько столетий после захвата касситского Вавилона эламитами, а также и после падения хеттской державы, с которой каски находилась в постоянной вражде. Поэтому косвенные данные о длительном пребывании касков и их потомков на юго-восточном побережье Черного моря прочно закрепились в топонимике, антропонимике, этнонимике этих мест.

Например, на итальянских морских картах XIII-XVII вв. к востоку от Трапезунда отмечен населенный пункт или город Каса / Каска (Quisa / Quixa) 19. Под названием Каса фигурирует этот город и у Ибн-Сины во второй половине XIII в. 20. По всем данным, город с таким названием стоял здесь еще во второй половине II тыс. до н.э. – во времена господства касков в северо-восточной Анатолии. В Стране касков он был известен как населенный пункт Кассий (Kassiia) 21. А в античное время (по данным римского писателя Юлия Гонория в IV-V вв.) в этом районе рядом с горой (горами) Армений располагались Кассийские горы – Cassiuss mons 22 .

По мнению Гр. Капацяна, топонимы с элементом кас / каш в Армении уходят своими корнями во II тыс. до н.э., когда в Малой Азии возвысилось и распространилось многочисленное хаттское племя гашга или кашка, близкое к касситам 23. В древней Малой Армении «этническое древнее имя khas – «касит» отмечено в топонимах области Сюник – Кашаквартал, Кашуния, Каша» 24. Упомянутые в сочинении армянского историка XIII в. С. Орбеляна 25, эти названия могут служить дополнительным свидетельством прямых контактов протоармян с отдельными группами касских племен.

Этноним «кас» сохранился и в топонимах современной Армении. Например, с касками связывают название села Кашах в области Битлиса 26 . В самой стране Кашка или Каска, расположенной к западу от древней Армении (Ацци-Хайасы), в некоторых географических названиях элемент кас / каш использовался в качестве общей основы: Kasipa, Kasula, Kasimula Kassu, Kassiia 27 . Корневая морфема kas содержится, кроме того, в названии хаттского бога Kashala, а также в самом этнониме kaska, что, по мнению историков, свидетельствует о родстве касков и касситов.

Будучи одним из убежденных сторонников сближения касков с касситами, чешский историк Б. Грозный подчеркивал, что, по всей вероятности, каски, называемые gashgash на хеттском языке и каsкауа на ассирийском языке, являются одной из касситских народностей 28. При этом язык касситов и касков, по его словам, мог быть одним из древних кавказских языков. И потому корневая морфема «кас» не случайно входит в состав целого ряда топонимов и этнонимов на Кавказе, в Малой Азии, на юге России. В их числе Б. Грозный, так же как Марр и Мещанинов, называет топонимы Кавказ, Каспийское море.

С позиций кассито-северокавказских культурно-языковых связей рассматриваются, кроме того, и разного рода другие наименования как на Кавказе, так и за его пределами. В список имен с этническим именем «кас» Б. Грозный включает древнее название первой хеттской столицы – Куссара, обозначение горной системы – Гиндукуш в Афганистане, Пакистане и Индии, современный этноним казак, название «кавказского племени касхов или касогов» и др. Отмечается, что, возможно, именно касоги русских летописей X в. были связующим звеном между кашкитами III-II тыс. до н.э. и казаками нашего времени; что вторгшиеся из Вавилона в Египет кишиты оказали влияние на египетский язык и культуру; что по своему происхождению каспийским или касситским народом являются кушаны в Бактрии и северо-западной Индии; что язык народа бурушаски на Гиндукуше находится в родстве как с эламо-касситскими, так и с кавказскими языками 29.

Можно продолжить этот список и включить в орбиту касского влияния Фракию на берегах Мраморного моря. Там, по сведениям древних писателей, располагалась область Кизик, население которой сохраняло название кизикейцев. Отсюда, надо полагать, распространение среди фракийцев имени Киссей. Известен, в частности, фракийский царь Киссей, отец Гекубы, ставшей женой Приама 30. При этом, видимо, не случайно язык и обычаи фракийцев обнаруживают ряд общих черт с языком и обычаями кавказцев, прежде всего черкесов 31.

Конечно, все это требует дополнительной аргументации. Но сам по себе факт широкого распространения касских племен и касской этнотопонимической номенклатуры не подлежит никакому сомнению.

III

Контакты и культурные связи касситов с Кавказом были и длительное время оставалась особенно внушительными. Поэтому в этнонимике и топонимике Северного Кавказа, а также тесно с ним связанного Крыма следы элемента кас представлены наиболее широко, разнообразно и зримо. И не только в прошлом, Многие топонимы, гидронимы, оронимы и другие названия, повторяющие данное имя или содержащие его в себе в качестве основы, сохраняются и в настоящее время. Например, река Сулак или Койсу в ее верховьях (на территории, занятой даргинцами и лакцами), называлась и называется сейчас древним именем Кас 32. Ущелье в долине реки Ардон в Осетии носит название Кассарская – Къасараг, Къасара. Вероятно (по некоторым данным, еще в XIII-XIV вв., как мы увидим), здесь жили касы, акасы или касаги, что является одним из свидетельств их участия в этно- и культурогенезе осетинского народа. Видимо, прежде всего в этногенезе дигорцев, о чем писали В.Н. Абаев и другие исследователи 33.

Этнический термин кас / касп содержит в себе топоним Казбек – название самой большой и заметной после Эльбруса вершины Большого Кавказа. В древности, в сочинениях Эратосфена и вслед за ним Гиппарха и Страбона, эта вершина была отмечена под именем Каспий 34. Затем, – видимо, лишь в Средние века – топоним Каспий был преобразован в Казбек – название, в котором также представлен этноним «кас» 35 . Каспийским (то есть связанными с племенем каспиев, с их страной Каспианой и вершиной Каспий) назывался в античный период весь Кавказский хребет. Поэтому нет ничего неожиданного и в том, что в период Средневековья в этом качестве используется иногда этнический топоним Черкесские горы. Так же, как и термин Каф-кас (Гора касов), он отражает масштабы распространения касских / черкесских племен на северных склонах Кавказского перешейка.

Существует на этот счет обширная и разнообразная литература. Например, в XV в. арабский географ Ибн-Арабшах пишет о том, что на Кавказе два моря – Каспийское (Кользумское) и Черное (Египетское) «почти сталкиваются, не будь промеж них гор Черкесских, составляющих между ними грань непроходимую» 36. Как синоним Кавказских гор фигурируют Черкесские горы в книге Утемиша-хаджи о Золотой орде. Сообщается, что в первой половине XIV в. правитель Золотой орды Токтаги-хан убил своего младшего брата Тогрула. Вдова Тогрула, византийская принцесса Келин-Байалин, опасаясь, что хан вслед за ее мужем убьет и ее десятилетнего сына Узбека, укрыла его в Черкесских горах, в Черкесском вилайете 37. В 1668 г. точно так же использует данный топоним голландец Я.Я. Стрейс: описывая во время пребывания в г. Терки открывающуюся ему панораму Кавказских гор, он говорит: «Утром стало снова светло и ясно, и мы увидели по правую сторону высокие Черкесские горы» 38.

Следы элемента «кас» легко угадываются, кроме того, в названиях средневековых святилищ Осетии – касуты дзуар, а также в названиях, связанных с этими святилищами праздников: касутæ, касутæ бон, касуты сабат 39.

Помимо этнического термина «кас», в основе этих названий лежит древний, по всей видимости, иранский, локативный, «топографический» (топонимический) аффикс т (та, ты / да), ассоциирующийся с понятиями места, местности, земли. На Кавказе с использованием данного аффикса образованы названия рек, морей, городов, этнических групп, стран: Ахеунт, Мзымта, Бичвинта, Меотида, Пицунда, Тапанта, Кабарда (Кабарты), Осеты, Сванеты, Двалети.

По той же модели построено обозначение адыгов и страны адыгов в хрониках монгольских завоеваний XIII в. Так, в хронике Алтан тобчи (Золотое сказание), составленной в 1620 г. монгольским ламой Лубсан Данзаном, постоянно встречаются сообщения о чэркисутах / сэркэсутах и хасутах / касутах (serkesut, qasut), а также о «землях чэркисутов» 40. Показательно, что эти земли упоминаются наряду с землями оросутов (русских), асутов (алан), башкир, кипчаков, булгар и других народов Евразии.

В одном словообразовательном ряду с этими обозначениями находятся некоторые современные названия селений Центрального Кавказа: Кашуети (Кашвети) в Верхней Сванетии, Кашети (Кашиете, Кашиети, Кайшет, Кашет) в горной Ингушетии 41. Они также содержат этнический термин «кас» и локативный аффикс «т». Поэтому нельзя исключать, что и в этом случае названия с элементом «кас» сохраняются как свидетельство некогда компактного проживания в этих местах касов или черкесов. Возможно, здесь расположены могильники, могильные сооружения касов или захоронения, произведенные по касскому (черкесскому) погребальному обряду.

Очевидная связь с касами и с осетинскими святилищами касутами обнаруживается в обозначениях чечено-ингушских и балкарских склепов и могильников, ср. – кашун, малх каш, каш, кешене. Наконец, нет сомнений в том, что особое место в списке аналогичных имен занимают абхазо-адыгские названия старинных крепостей и надземных склепов: абх. акашана, абаз. кашана, каб. кэщана. Похоже, что все они состоят из обозначения местного населения – каш / кас и достаточно продуктивного в адыгских языках аффикса н / нэ / на.

Известно, что это распространенный в индоевропейских языках топопатронимический аффикс. В отдельных случаях он придает образованному с его помощью существительному своеобразный эпический смысл, вызывая ассоциации с какой-либо значительной или сакральной местностью или субстанцией. Например, благодаря этому аффиксу образуется название страны, в которой жили каспы, – Каспиана. По этой же модели образуются названия некоторых других известных областей: Ариана, Маргиана, Согдиана, а также названия племен и народов – поляне, древляне, удины, лезгины, грузины. Если мы не ошибаемся, в адыгских языках благодаря элементу нэ образованы такие слова, как унэ – «дом», анэ – «мать», аранэ – «недоступная вершина», гъуэгуанэ – «путь-дорога», «жизненный путь», нэхунэ – «отблеск», «светлость», «радость» и др. Смысловой перевод адыгского кэщанэ сводится, таким образом, к понятиям типа: «касское наследие», «касский след» и т.п. Но возможно и другое толкование – «касское сооружение», «касский дом», с учетом еще и того обстоятельства, что именно так переводится на адыгский язык чеченское обозначение средневековых склепов – кашун.

Что же касается других, в том числе и тюркских аналогов данного слова, включая и кумано-половецкое казана, то это, как видно, заимствование из абхазо-адыгских или иранских языков, а не наоборот, как считалось до сих пор 42. Можно сослаться в данной связи на персидское слово kasana – «дом, украшенный глазурью». Приводимое В.И. Абаевым в качестве первоисточника для северо-кавказских и тюркских названий надгробных сооружений 43, оно заставляет вспомнить еще раз о том, что этноним кассы / касситы восходит к древнеиндийскому языку, в котором kas означает «сверкать, сиять», а kasih – «солнце, свет, сияние, глянец» 44 .

Мы уже писали о том, что, по данным античных писателей, на Северном Кавказе и в Крыму постоянно встречаются топонимы и соответствующие им племенные названия, включающие в себя различные модификации корневой морфемы кас 45 . Например, некоторые исследователи (А.В. Подосинов) связывают киссов и хизоев античного времени с Киссейскими горами на Северном Кавказе 46. В то же время В. Томашек локализует племя кизов (кизиков) в современной Кабарде 47, что заставляет вспомнить о фамилии Къыз (Кизовых), распространенной в настоящее время в Малой Кабарде. Следует особо отметить в данной связи, что античный период изобилует сообщениями о Кизике на Балканах, на Кавказе и в Крыму. Еще в V в. н.э. Геродот сообщал об области Кизик в Скифии и о кизикейцах, «пышно справляющих праздник в честь матери богов 48.

Начиная со II в. до н.э. племя кизиков и область Кизик фиксируют в юго-восточном Крыму, в районе между Керчью и Херсонесом, а также на Таманском полуострове – на восточном берегу Азовского моря. Так, Полибий (II в. до н.э.) относит к числу автономных общин юго-восточного Крыма «херсониситов и кизикцев», которые были включены в мирный договор 179 г. до н.э., заключенный Фарнаком I с римскими правителями в Малой Азии 49 . Известно, кроме того, относящееся ко II в. н.э. 50 сообщение Арриана о «кизикцах» и «местечке Казека» на юго-востоке Крымского полуострова за Пантикапеем (Керчью) неподалеку от Херсонеса. В V в. н.э. в том же месте Псевдо-Арриан локализуют «деревню Казека» 51. Аналогичные данные содержат историко-географические труды римских авторов I в. н.э. Г. Плиния Секунда и Помпония Мелы. Первый писал о кисах, кизиках / кизах, живущих к востоку от Азовского моря за коммериями и скифами, а также об аккисах и агдеях в низовьях Киссийских гор, расположенных в Центральном Предкавказье 52. Второй в одном ряду с киммериями, ахеями, керкетами упоминает племенное название киссианты, также вызывающее ассоциации с кассами 53. При этом в отношении аккисов Центрального Кавказа можно определенно сказать, что это касы, или черкесы, так как в сочинениях средневековых авторов Пахимера, Ибн-Саида, Абу-л-Фиды акасы и страна ал-Акасара вблизи Дарьяльского ущелья прямо отождествляются с черкесами и Черкесией (см. об этом дальше).

Таким образом, в античное время и в период Средневековья, как показывает имеющийся материал, термин «кас» в различных формах и модификациях постоянно использовался не только для названия адыгов Северного Кавказа и Крыма, но также для обозначения страны или местности, в которой этот народ обитает. Суммируя данные об античных и средневековых названиях адыгов с элементом «кас», можно предположить, что во второй половине I тыс до н.э. на юго-востоке Крымского полуострова и на Северном Кавказе сформировался массив меото-адыгского населения, объединенный похожими или однотипными названиями: кисы, кизы. каси, аккисы, кизики, касаки, кашаки, акасы, касконы. В основе своей это потомки носителей майкопской дольменной, кобанской культур, которые затем, уже в раннем Средневековье, объединились в этнополитическое целое под названиями Каскун, Каса, Касак, ал-Каскан, Касахия, Касогдиана, Касоги, ал-Акасара, Джаркасия, Черкесия.

В VI в. касы заявили о себе как о значительном в рамках Кавказа союзе адыгских этнических групп. В своде грузинских летописей есть сообщение о народе хаскун (каскун; осет.-аланск.: каскон, кашкон), живущем между аланами и авазгами (абазинами). Отмечается, в частности, что, находясь в зените своей славы, византийский император Юстиниан I (527-565) «вел войну в пограничной к Овсетии (Алании. – Ред.) стране, на границах Авазгии, с племенем, называемым хаскун, восставшим против греков» 8 . По мнению А.В. Гадло, это сообщение повествует о событиях, имевших место в 549-550 гг., когда адыги (каскун) поддержали абасгов, над которыми учинили жестокую расправу византийцы и картлийцы. В наказание за это по приказу Юстиниана каскуны «подверглись вторжению в их страну лазского войска, возглавляемого одним из живших в Лазике картлийских царевичей» 55.

К рубежу VIII-IX вв. относятся сообщения святого Епифания, в которых он упоминает наряду с зихами и Зихией народ под названием касогдиан, а также Сугду горную и равнинную 56. В данном случае касогдиане и сугды – это, несомненно, различные названия адыгских племен Северного Кавказа и Крыма. Сугдами называли адыгов греки, а касогами – русские. В русских летописях X в. касогдиане Епифания всплывают в виде названия касог. Сообщается о том, что летом 965 г. Святослав взял штурмом хазарский г. Саркел (Белая Вежа), а затем победил ясов (алан) и касогов и многих из них привел в Киев на поселение 57. Как коренное население Таманского полуострова предстают касоги и в летописях, повествующих о борьбе за Тмутаракань в 1022 г. русского князя Мстислава и касожского (черкесского) князя Редеди 58.

В период Средневековья следы компактного проживания касов / черкесов отмечены, как сказано выше, в различных, главным образом юго-восточных районах Крымского полуострова. Причем по всем данным они оставлены предками адыгов, обитавшими здесь еще в период ранней Античности. Иначе говоря, здесь так же, как и на Северном Кавказе, наблюдается определенная преемственность. Достаточно вспомнить в данной связи сообщения античных и раннесредневековых писателей: Геродота, V в. до н.э., Полибия, II в. до н.э., Плиния Секунда, I в. н.э., Помпония Мела, I в. н.э., Арриана, II в. н.э., Епифания, VII в. н.э. Практически все они «застают» и локализуют предков адыгов – кизикийцев, кизов, киссов, киссиантов, казеков, касогдиан, сугдов по обе стороны Керченского пролива – в Юго-Восточном Крыму и на Тамани, в низовьях Кубани и других рек, впадающих в Азовское и Черное море 59. Это свидетельствует о длительной и прочной связи данного региона с адыгским населением. Очевидная связь между раннесредневековыми сугдами (касогдианами) в Прикубанье и сугдами (Сугдеей) в Крыму (VIII-IX вв.) лишний раз указывает на подобную преемственность.

Большой интерес представляют в этой связи данные археологических раскопок, произведенных недавно И.А. Барановым. Город Судак, согласно этим данным, основан в конце VII – начале VIII вв. касогдианами или сугдами – адыгскими переселенцами из низовьев Кубани 60. Выводы И.А. Баранова находят свое подтверждение в письменных источниках, в упомянутых выше сообщениях Епифания, где он говорит о народе касогдиан, разделяя местность, занятую этим народом, на Сугду горную и Сугду равнинную. Сугдами, по мнению И.А. Баранова, а также А.В. Гадло и Ф.И. Айбабина, называли низовых прикубанских адыгов (касогдиан) византийцы. Под давлением хазар, считают они, значительная часть сугдов переселилась к «казекийским» черкесам, или касам в Юго-Восточном Крыму и основала там ремесленно-торговое поселение Сугдея 61. Речь идет, видимо, о городе, который фигурирует в сочинении итальянца Гильома де Рубрука (1253 г.) под названием Солдайя. «Это, – пишет он, – город, расположенный в области Газария или Кассария» 62.

Такие названия также заслуживают нашего внимания, с одной стороны, как обозначения юго-восточной части Крыма, где еще со времен Античности жили адыгские общины, а с другой – как имена, в которых можно рассмотреть касский (черкесский) след. Нам кажется, что в данном случае сочетание Газария / Кассария заставляет и обязывает еще раз вспомнить выдвинутую еще в первой половине XIX в. Ж. Рено и Фр. Боденштедтом концепцию двойственной природы хазар – местной, кабардино-черкесской и пришлой – тюркской 63. В ее основе лежат сообщения, взятые из сочинения «Книга путей царств», написанного Ибн-Хаукалем в середине X в.

В этом труде сказано, что язык живущих в Прикаспии так называемых чистых хазар «не похож на язык турецкий, и с ним не сходен ни один из языков известных народов» 64. Отмечается также, что один из двух классов этого народа, называемый карахазары, отличается смуглостью, а другой класс – «белый… видный по красоте и совершенству» 65. Отсюда, в частности, мнение Д.И. Иловайского и его последователей на счет того, как была устроена Хазария и каким образом в течение VIII-IX вв. развивались в ней этнополитические процессы: 1) внутри Хазарской державы «турко-хазары» жили главным образом около Каспийского моря и Нижней Волги, 2) собственно хазары, или «хазаро-черкесы» (а также некоторое время черные булгары) занимали Северо-Западный Кавказ и Юго-Восточный Крым, 3) между Вожско-Каспийской и Крымско-Западно-Кавказской Хазарией пролегала зависимая также от «турко-хазар» Алания, выполняя роль связующего звена между двумя областями Хазарии, 4) восстания и выселение из Центрального Кавказа «части кабар» (кабардинцев) постепенно «подрывали крепость Хазарской державы» и усиливали позиции алан, что в конечном итоге стало одной из внутренних причин распада Хазарии и становления независимой Алании и Касахии (Черкесии).

Действительно, после падения Хазарии позиции черкесов на Западном Кавказе и в Крыму укрепились и стали особенно прочными после ослабления (под ударами Владимира Мономаха во второй половине XII в.) половцев в этих районах. Известно, что в XIII-XIV вв. юго-восточная часть Крыма между Пантикапеем (Керчью) и Херсонесом была населена и некоторое время даже управлялась черкесами 66. В 1333 г. г. Керчью владел черкесский князь Милен 67. Во второй половине XVII в. 68 турецкий путешественник Эвлия Челеби застает черкесов и черкесские поселения в Кафе, во множестве других мест Крымского полуострова. П.С. Паллас, побывавший в Крыму в конце XVIII, обращает внимание на широкую лесистую долину реки Кабарты между верхним Бельбеком и Качей. Она называлась Черкесской долиной – Черкес-тюсс 69. По преданию, пишет он, в этой долине и ее окрестностях располагалась страна, в которой некогда жили черкесы, или кабардинцы, и отсюда ее название. С пребыванием адыгов на полуострове связывает он и развалины крепости Черкес-Керман (Черкесская крепость) и некоторые другие топонимы 70.

О.Б. Бубенок дополняет этот список следующими названиями: с. Черкес на реке Кабарда; с.Черкес-Эли на реке Альма; с. Черкес-Тогай (Черкесский берег) в Феодосийском районе; с.Черкес-Кир в бассейне р. Кара-Эозан; Черкес-Дере – название балки в Гурзуфе; Черкес-Даг (Черкесская гора) – гора в западной стороне Поликастры 71.

Выраженная в различных формах, в том числе и в этнотопонимах, информация о компактном проживания черкесов в различных, главным образом, юго-восточных районах Крыма прослеживаются вплоть до начала XIX в. 72. Известны также случаи переселения сюда отдельных групп адыгского населения. «Случалось иногда, – пишет В.Д. Смирнов, – что некоторые черкесы в трудные для них времена, как, например, при утеснении их калмыками, искали в Крыму себе убежища, переселяясь туда целыми племенами» 73 . Но при этом не стоит вслед за Х.А. Поркешяном, А.В. Гадло, Ф.И. Айбабиным связывать освоение Юго-Восточного Крыма черкесами с эпохой Средневековья. Не стоит думать, что именно в этот период под давлением хазар, половцев, татаро-монголов либо по торгово-экономическим или каким-либо другим соображениям началось впервые переселение сюда адыгского населения Прикубанья. В то же время нет оснований считать, что всего этого не было или не могло быть. Более того, аналогичные миграции в этот район по аналогичным причинам происходили, несомненно, и раньше – во времена скифо-сарматской и греческой колонизации Западного Кавказа, в период нашествия алан, готов, гуннов, булгар, печенегов. Но во всех этих случаях имела место внутренняя миграция – переселение адыгов в область, которая была заселена и освоена ими с древнейших времен.

По той же причине критически следует отнестись к этногенетическим преданиям, согласно которым адыги (кабардинцы, черкесы), изгнанные (или ушедшие по своему желанию) из Египта (Вавилона, Индии, Кавказской Албании) поселились сначала в Крыму, а затем распространились по всему Северному и Западному Кавказу. По мнению О.Б. Бубенка, данная народная традиция может свидетельствовать лишь о том, «что до того времени в Крыму черкесов было так много, что сами кабардинцы стали верить в то, что Крым являлся одним из первоначальных мест их обитания» 74 . При этом сами по себе подобные предания заслуживают, безусловно, самого серьезного внимания и тщательного анализа. Определенные шаги в данном направлении уже сделаны. Но этих шагов еще явно недостаточно.

VI

В XIII-XV вв. этноним или хороним касса / акаса как обозначение народа, земли или страны северокавказских адыгов все еще встречается иногда в трудах итальянских, византийских, арабо-персидских писателей, но теперь, как правило, вперемежку или в одном ряду с ее индоиранской и ирано-тюркской версией – в виде касак, джаркис, чаргаз, черкес. К примеру, итальянец Плано Карпини, совершивший путешествие в Монголию в 1245-1247 гг., в числе множества земель, которые монголы подчинили своей власти, называет Касы и Чиркасы в одном ряду с Комуки, Аланы, Обезы, Команы и др. 75. Во второй половине XIII в. Ибн-Саид сообщает о стране ал-Акасара 76. По его словам, жители этой страны (акасы) совершают нападения на владельцев стены или крепости в горном проходе горы ал-Кабк (Кавказ). Дальше следует описание крепости ал-Алан, из чего следует, что речь идет об Аланских воротах в Дарьяльском ущелье. Таким образом, есть все основания считать, что средневековая страна ал-Акасара располагалась в долине современного Кассарского ущелья – осет. Акъасара. Что же касается «жителей страны ал-Акасара», совершавших эти нападения, то это, как видно, касы (или северокаказские адыги, кабардинцы), на что указывает также И.Г.Коновалова: «Ал-Акасара – хороним, по всей вероятности, образованный от этнонима «каса» 77.

Но не следует воспринимать эти сообщения как нападения касов (кабардинцев) на алан (осетин). Напротив, они действовали совместно против врагов на севере и на юге страны, в данном случае на врагов, занявших Аланские ворота. Можно вспомнить в этой связи и сообщения Георгия Пахимера, относящиеся ко второй половине XIII в. Он пишет о сергах, акасах или черкесах, которые являются христианами и продолжают войну с монголо-татарами 78. Под названиями акасов или сергов (ср. чеченское название кабардинцев – черси) объединяет «черкесов и алан». Видимо, к этому времени положение касов, касконов, (кабардинцев) в Ала- нии усилилось. Вследствие этого термин акасы и способный заменить его термин серги мог восприниматься сторонними наблюдателями как общий для черкесов и алан. Более того, не исключено, что этнический термин акасы возник в результате симбиоза этнонимов асы (овсы) и касы (джаркасы) с выпадением свистящего «с» в первом из них.

Видимо, уже во второй половине XIII в. некоторые географы воспринимали асов (овсов) и касов (джаркасов) как народы, объединенные в одно этнополитическое целое под названием Ас-Каски или Ас-Касия (Ашкисийа). И отсюда составной этноним аскаски или акасы. Отсюда также производные от этих имен оронимы Аскаска (ал-Идриси), Аскасийа (ал-Хоризми, Ибн-Саид, Абульфеда). На самом деле перед нами обозначения гор Центрального Кавказа, где действительно в течение многих столетий жили совместно асы (овсы, аланы) и касы (черкесы). В частности, по словам ал-Идриси (XII в.) «гора Аскаска протянулась с севера на юг с небольшим отклонением к востоку. В этой горе берет начало река, которая распадается на два рукава. Один рукав течет на запад «до города Матриха (Матрега, Темрюк. – Б.Б.) и впадает там между ним и городом Русиййа (Керчь. – Б.Б.)…», а второй «течет на юго-восток до земли хазар и впадает за городом Исил в море ал-Хазар (Каспийское море. – Б.Б.)» 79.

Нетрудно понять из данного описания, что ороним Аскаска / Аскасия охватывает цепь Кавказских гор от истоков Кубани на северо-западном склоне Эльбруса до истоков Терека в Дарьяльском ущелье. Соответственно реки, о которых идет речь (Кубань и Терек), действительно могут восприниматься как рукава одного потока, формирующегося в самом центре Кавказских гор. Там, где над ними возвышается Эльбрус и живут два близких по культуре народа, – асы и касы. Там, где берут начало все основные – великие реки Кавказа и Закавказья.

Недаром Н.Я. Марр прозорливо, со свойственной ему способностью придать той или иной важной детали поистине эпический размах, дает свое собственное – следующее определение снежных вершин между Эльбрусом и Казбеком: «Кавказская, Касская или Каспийская водораздельная территория в цепи гор Главного хребта» (выделено мной. – Б.Б.) 80. Она, эта территория, распадается, по его словам, на три части: 1) Центральную, или материковую – на верховьях Терека и Арагвы, со включением верхнего течения Алазани, 2) Понтийскую – в верховьях Кубани и Риона и 17, 3) Каспийскую с озерным перевальным нагорием между бассейнами – на севере Аргуна, на юге Андийского Койсу 81.

В сочинениях Г. Пахимера и Ибн-Саида второй половины XIII в. достаточно отчетливо показано расположение акасов и их страны ал-Акасара в составе Золотой Орды. Это местность вблизи, где-то справа от Дарьяльского ущелья, и, насколько мы понимаем, ее координаты совпадают с долиной Кассарского ущелья. Что, конечно, не случайно, так же как и то, что в современной Осетии осетины называют это ущелье Къасара, почти дословно повторяя одно из раннесредневековых, видимо, грузинских, названий адыгов. Спустя несколько десятилетий после Пахимера и Ибн-Саида другой средневековый писатель – Абульфеда (1321 г.), выделяет справа от страны ал-Булгар (Вожская Булгария) государство ал-Касак, населенное народом, обитающим между ал-Анджаз (Жаннетия. – Б.Б.) и ал-Лан 82. Сообщается также о стране ал-Джаркис в одном ряду со странами ал-Булгар, ар-Рус, ал-Фарандж и др. «Это, – пишет Абульфеда, – многолюдные страны, великие и очень обширные» 83.

Выстраивается таким образом, целый ряд однотипных названий одной и той же северокавказской страны – ал-Акасара/ал-Касак / ал-Джаркис. Все они содержат в себе этнический термин «кас». Как видим, здесь, как и в некоторых других случаях, рассмотренных нами, имеет место сложное переплетение пространственных (топографических) и временных (хронологических) значений этнического термина «кас».

В целом же обилие и разнообразие имен с этими значениями информирует нас о некоторых важных особенностях характера и динамики этнодемографической ситуации на Северном Кавказе. По-видимому, уже в предмонгольский период касское или черкесское население Центрального Кавказа было достаточно заметным, а в отдельных районах – преобладающим, что и нашло отражение в возникших на этой почве обозначениях племен, областей, населенных пунктов, святилищ, склепов, башен, крепостей, праздников. Все это в конечном итоге свидетельствует о преемственности не только самих топонимов с элементом «кас», но также и о преемственности этнических терминов каспы / кассы / касаги/ чаркасы / джаркасы / черкесы. Зримые очертания приобретает тезис о длительных и тесных контактах древних адыгов с народами Передней Азии, об участии касситов в этногенезе северокавказских и прежде всего адыгских племен.

Литература:

1. Марр Н.Я. Каппадокийцы и их двойники // Известия Российской академии истории материальной культуры. СПб., 1922. Т. II. С. 336.
2. Мещанинов И. Каменные статуи рыб – вишапы на Кавказе и в Северной Монголии // Записки коллегии востоковедов. Л., 1925. Т. I. С. 26.
3. Коковцев П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932. С. 101.
4. См., напр.: Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М., 1973; Коков Дж.Н. Из адыгской (черкесской) ономастики. Нальчик, 1983.
5. Грозный Б. Доисторические судьбы Передней Азии // Вестник древней истории. 1940. № 3–4. С. 38–45.
6. Forrer E. Stratifi cation des langues et des peuples dans le Proche-Orient prehistorique // Journal Asiatique, CCXVII, 1930. P. 230; Капанцян Гр. Хайаса – колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история. С. 131–135; Jaritz K. Kassitische Sprachreste Anthropos. Bd. 52. 1957. № 5–6. S. 852.
7. Предки северо-восточно-кавказских народов // http:alpan365.ru.
8. Эвлия Челеби. Книга путешествий. Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. М., 1979. С. 57, 71–78.
9. Потоцкий Я. Путешествие в Астраханские и Кавказские степи // АБКИЕА. Нальчик, 1974. С. 228. Б.Х. Бгажноков. Этноним кас в топонимике Евразии // Вестник КБИГИ (KBIHR Bulletin). 2014. 2 (21)
10. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. Нальчик, 1959. С. 111.
11. См. об этом: Бгажноков Б.Х. Кассито-абхазо-адыгские культурно-языковые параллели // Вестник КБИГИ. 2014. № 1.
12. Hrozny B. Ancient history of Western Asia, India, and Crete. New York, 1953. Р. 2.
13. Алиев И. История Мидии. Баку, 1960. С. 81.
14. Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959. С. 230–232.
15. Грантовский Э.А. Ранняя история иранских племен Передней Азии. М., 1970. С. 129.
16. Грозный Б. Протоиндийские письмена и их расшифровка // Вестник древней истории. 1940. № 2. С. 16–17.
17. Hrozny B. Ancient history of Western Asia, India, and Crete. New York, 1953. Р. 2; Jaritz K. Kassitische Sprachreste Anthropos. Bd. 52. 1957. № 5–6. S. 852.
18. Капанцян Гр. Хайаса – колыбель армян. Этногенез армян и их начальная история. Ереван, 1947. С. 133.
19. Фоменко И.К. Образ мира на старинных портоланах. Причерноморье. Конец XIII–XVII в. М., 2011. С. 282–346.
20. Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв. М., 2009. С. 27.
21. Гиоргадзе Г.Г. К вопросу о локализации и языковой структуре каскских этнических и географических названий: Переднеазиатский сборник. Вопросы хеттологии и хурритологии. М., 1961. С. 171.
22. Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. М., 2002. С. 114.
23. Капанцян Гр. Указ. соч. С. 131.
24. Там же. С. 134–135.
25. Орбелян С. История области Сисакан. Тифлис, 1911. С. 617.
26. Капанцян Гр. Указ. соч. С. 135.
27. Гиоргадзе Г.Г. К вопросу о локализации и языковой структуре каскских этнических и географических названий. С. 199.
28. См. об этом: Hrozny Ph.D. Ancient history of Western Asia, India, and Crete. Р. 2.
29. Ibid. Р. 49–54.
30. Гомер. Илиада. VI. 299.
31. Намиток А. Происхождение черкесов. Ч. 1 // Архив КБИГИ.
32. Юшков С.В. К вопросу о границах древней Албании // Исторические записки. М., 1937. Т. 1. С. 135.
33. Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. М., 1949. Т. 1. С. 105; Адыгские элементы в осетинском языке. Нальчик, 1991. С. 92, 93.
34. Страбон. II. I. 39.
35. Муравьев С.Н. Пять античных свидетельств в пользу «Птолемеевой» трансгрессии Каспия // Древнейшие государства на территории СССР. М., 1986. С. 242.
36. Тизенгаузен В. Сборник материалов, относящихся к Золотой Орде. СПб., 1884. Т. 1. С. 459.
37. Утемыш-хаджи. Чингиз-наме. Алма-Ата, 1992. С. 52, 102.
38. Стрейс Я.Я. Три путешествия. Рязань, 2006. С. 253.
39. Белецкий Д.В., Габоева Е.Р. Хидикусское «касутæ»: К вопросу о характере религиозных культур в позднесредневековых осетинских святилищах // Известия Северо- Осетинского института гуманитарных и социальных исследований. Вып. 8. 2012.
40. См. напр.: Лубсан Данзан. Алтан тобги (Золотое сказание). М., 1973. С. 228, 232, 368.
41. Там же. С. 48–51.
42. Багов П.М. От истории слова к истории народа // Актуальные вопросы адыгских языков. Нальчик, 1981. С. 53–56.
43. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. М.;Л., 1958. Т. I. С. 594.
44. Konig Fr.W. Der Burgbau zu Susa. Nach dem Bauberichte des Konigs Dareios I. Leipzig, 1930. S. 62.
45. Бгажноков Б.Х. Следы элемента кас в античных названиях адыгов на Северном Кавказе // Древняя и средневековая история адыгов (Материалы международной научно-практической конференции, 22–26 октября 2013 г. в г. Нальчике). Нальчик, 2014. 19
46. Подосинов А.В. Восточная Европа в римской картографической традиции. М., 2002. С. 356.
47. Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники. Помпоний Мела и Плиний Старший. С. 324.
48. Геродот. История. Кн. IV, 1, 76.
49. Полибий. История // Латышев В.В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. ВДИ. 1947. № 3. С. 216.
50. Арриан. Объезд Эвксинского моря // АИСК. С. 132.
51. Псевдо-Арриан. Объезд Эвксинского моря // АИСК. С. 181.
52. Плиний Секунд Г. Естественная история. VI. 19, 21 // См.: Подосинов А.В., Скржинская М.В. Римские географические источники. Помпоний Мела и Плиний Старший. М., 2011. С. 191, 187.
53. Мела Помпоний. Хорография, 1, 13 // Подосинов А.В., Скржинская М.В. Указ. соч. С. 45.
54. Джанашвили М.Г. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // СМОМПК. Тифлис, 1897. Вып. 22. С. 21.
55. Гадло А.В. Тмутараканские этюды I (Страна адыгов во второй половине I тыс. н.э.) // Вестник ЛГУ. 1989. Сер. 2. Вып. 1. № 2. С. 29.
56. Василевский В.Г. Труды. СПб., 1909. Т. 2. Вып. 2. С. 226, 275.
57. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., 1950. С. 117.
58. Полное собрание русских летописей. Л., 1926. Т. 1. Вып. 1. С. 146–147.
59. Бгажноков Б.Х. Следы элемента кас в античных названиях адыгов на Северном Кавказе.
60. См. об этом: Бубенок О.Б. К вопросу о времени и причинах переселений черкесов в Крым // V Боспорские чтения. Боспор киммерийский и варварский мир в период Античности и Средневековья. Этнические процессы. Керчь, 2004. С. 32.
61. Баранов И.А. Периодизация оборонительных сооружений Судакской крепости // Северное Причерноморье и Поволжье во взаимоотношениях Востока и Запада в XII– XVI вв. Ростов н/Д., 1989. С. 47; Гадло А.В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиноведения. Л., 1991. С. 100; Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. Симферополь, 1999. С. 194.
62. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Гильома де Рубрука. М., 1957.
63. См. об этом: Брун Ф. Следы древнего речного пути из Днепра в Азовское море // Черноморье: Сборник исследований по исторической географии Южной России. Одесса, 1880. Ч. 11. С. 119; Bodenstedt Fr. Volker des Kaukasus. Frankfurt-am-Main. 1848. S. 238; Иловайский Д.И. Болгаре и Русь на Азовском Поморье // Журнал министерства народного просвещения. СПб., 1875. № 1–2. С. 56, 70, 75,78, 80; Григорьев В.В. О двойственности верховной власти у хазаров // Россия и Азия. СПб., 1876. С. 74; Dunlop D.M. The history of the jewish khazars. Princeton, 1954. P. 242–243.
64. Ибн Хаукаль. Книга путей царств // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1908. Вып. 38. С. 113.
65. Там же.
66. Мурзакевич Н.И. История генуэзских поселений в Крыму. Одесса, 1837. С. 44.
67. Тунманн И.Э. Крымское ханство. Симферополь, 1991. С. 19–20.
68. Эвлия Челеби. Книга путешествий. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме. Симферополь, 1999.
69. Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам русского государства в 1793–1794 гг. М., 1999. С. 36.
70. Там же. С. 61, 79, 158.
71. Бубенок О.Б. Указ. соч. С. 31.
72. Тунманн И.Э. Указ. соч.
73. Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты. В 2 т. М., 2005. Т. 2. С. 14.
74. Бубенок О.Б. Указ. соч. С. 31.
75. Карпини П. История монголов // Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Гильома де Рубрука. М., 1957. С. 57. Б.Х. Бгажноков. Этноним кас в топонимике Евразии 20 Вестник КБИГИ (KBIHR Bulletin). 2014. 2 (21)
76. Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв. М., 2009. С. 28.
77. Коновалова И.Г. Указ. соч. С. 46.
78. Клапрот Ю. Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807–1808 гг. // Осетины глазами русских и иностранных путешественников. Орджоникидзе, 1967. С. 112.
79. Цит. по: Коновалова И.Г. Восточная Европа в сочинениях арабских географов XIII–XIV вв. С. 55.
80. Марр Н.Я. Племенной состав населения Кавказа. Пгд., 1920. С. 16.
81. Там же. С. 16–17.
82. Коновалова И.Г. Указ. соч. С. 119.
83. Там же. С.
84. B.H. Bgazhnokov ETHNONYM KAS IN THE TOPONYMY OF EURASIA In the article are examining the widespread in Euro-Asia ethnonyms and toponyms with the element Kas-Kash. It is particularly signifi cant for the study of the early history of the caucasian and circassian tribes. The presented materials witness the succession of the ethnic terms Kassites, Kaskes, Kaspes, kasses, kassagui, tcharkasses, djarkasses, circassians. Visual contours gain the thesis about the prolonged and close contacts between the ancient tribes of Caucasus and the peoples of Asia. Keywords: Kassites, Kaskes, kassagui, circassians, the Land of the Kasa, Antarier Asia, Kaspiana, Caucas, Crimea, etnotoponimic.

Б.Х.Бгажноков: Этноним КАС в топонимике Евразии. Вестник КБИГИ (KBIHR Bulletin) 8, 10, 12, 14, 16. 2014 г. facebook.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 13-04-2021, 15:48. Просмотров: 135
Другие новости по теме:
Адыги, убыхи и абхазы проживают на Северном Кавказе с глубокой древности
Топонимия о миграциях адыгов на украинские земли в развитое и позднее Средн ...
Руслан Кеш: Река Бзыбь – историческая граница между Черкесией и Абхазией
Заключение РАН об этнониме Черкес и топониме Черкесия
Отрывок из книги Руслана Бетрозова «Адыги. Возникновение и развитие этноса»